Спасибо медикам и папе: дочь поблагодарила отца за то, что он отдал ей почку

Днепрянка  Анна Заико  поделилась в соцсетях тем, как год назад ей провели успешную операцию по пересадки почки. А донором для девушки выступил ее папа. Анна называет тот день «новым днем рождения». Она как только может благодарит своего папу и доктора, который провел операцию.
Девушка написала подробности о событиях того знаменательного дня. Читая их, мы можем погрузиться в мир переживаний и непередаваемых эмоций, которые пришлось пережить пациентке.

131896063_2871723279723798_5634619457210284846_n

- Это случилось сегодня. Операция идет до сих пор, но уже подходит к концу. Папа лежит в реанимации. Ему дали шприц с водой. Один, 20-кубовый. Он бережет его, как зеницу ока. Засыпает, и шприц падает на кровать. Вздрагивает, забирает шприц себе, пьет. Спрашивает, можно ли еще. Нельзя. Пить много после удаления почки нельзя….но папа чувствует, что это всё не зря. Папа отдал мне свою почку и меня оперируют…до сих пор.
Это случилось сегодня. Ровно год назад. С новым днём рождения меня. Папа подарил мне жизнь второй раз. Операцию проводит хирург-трансплантолог – Кутовой Максим Александрович. Он уже практически 12 часов на ногах. Он и его команда спасает мою жизнь.
Накануне днём я переживала, меня ждал консилиум. Мой врач приехал из командировки, и мы приняли решение оперироваться сразу после приезда, 17 декабря, в православный праздник - день Варвары. Так совпало. Консилиум решает, что можно рискнуть делать операцию по трансплантации почки. Риски большие, но оно того стоит. А потом кто-то сказал: «покажи пальцы». Пальцы были порезанные и черные от некроза…консилиум призадумался…готовность к операции внутри меня. Переносили 2 раза, это третий. Я не сдамся. Я пересажусь. Напряжение внутри меня предельное, доверие Максиму Александровичу, что он всё уладит, всё решит. Доверие себе, что справлюсь, отстою себя. Вызвали гнойного хирурга, заведующего отделением, который много лет занимается такими случаями. Его слова «для нас это не раны, оперируйтесь» я помню до сих пор.
Вечером мне нужно сделать процедуру диализа, чистку организма, не есть, не пить, не кушать лекарства и ждать операцию до утра. Я никому не говорила до последнего. Мама с папой узнали за неделю. Кроме нас, знал только медперсонал, все. На диализе медбрат, который настраивал аппарат сказал: «У тебя никогда не было диализа в понедельник, это то, о чем я думаю?». Я ответила – ну, типа, да. Он пожелал мне удачи. Вечером, после всех процедур я тихо заснула без успокоительных. Это операция по спасению моей жизни. Переживать не стоит. Я доверяю врачу.
Утром я зашла к папе, на всю палату крикнула «пап, ты тут?», потому что из-за зрения боялась его перепутать с другим мужчиной. «Я тут». Папа тут. Папа мой. Папы теперь во мне больше. И еще больше папиной бесконечной любви. Тут же начали кричать (мне так показалось) санитарочки – «Заико, на каталку, забираем на операцию!». Папа стал готовиться, я вышла и пожелала ему удачи. «Скоро встретимся, папа». А если нет, я об этом не узнаю, подумала я. И потом я пошла спать. Да. Спать. Да, перед операцией. Да, не нервничала. От слова совсем. В 12.30 я проснулась. Почему не забирают? Пора, пора. Мама, с папой все хорошо? С папой все оказалось хорошо. Он в реанимации. И тут снова крик: «Заико, на каталку». Пишу всего одному человеку, что меня забирают на операцию. Долго думала, писать ли. Ведь ему это не надо. Написала. А вдруг это в последний раз. А вдруг. Пусть знает.

ГЛАВН
Поехали. Назад пути нет. Теперь только жить. Мама поехала на лифте, перед операционной ее остановили. Мне на секунду стало страшно. Буквально на секунду. Думаю, страх смерти - это нормально. В операционной стало интересненько, уже под успокоительным. Шапочки, бахилы, руки привязывают, а может и ноги, уже стало хорошо, купол операционной, рядом анестезиолог Лариса Васильевна с кем-то разговаривает. Я слышу голос Максима Александровича у меня за спиной. Мне хорошо.
Раз! Я просыпаюсь с трубкой в глотке в палате реанимации. Мне кажется, что в палате полумрак. Мне так казалось всё время, что я там провела. Я дышу. Первая мысль: «я живая, как интересно!». Знаете, свое первое рождение я не помню. Как и почти все люди. Зато я точно помню второе, которое произошло ровно год назад. И это очень-очень живые и эмоциональные, необычные ощущения.
Как можно поблагодарить врача, который спас жизнь? Не знаю…все слова кажутся мелкими по сравнению со спасением жизни. Как можно поблагодарить отца за второй раз дарованную жизнь? И снова я в растерянности…Я здесь. Я жива. Я живу. Я радуюсь. Значит, это кому-то нужно. Значит, это нужно мне. Максим Александрович, я знаю, Вы рады, что у нас получилось. Преклоняюсь перед Вами, восхищаюсь Вами, благодарю Вас, мой гениальный трансплантолог. Не просто получилось, а получилось добраться через тернии к звездам в прямом и переносном смысле этого слова. К слову, мне делали пересадку в 33 года, почти сразу после дня рождения. Возраст Христа. Это было чудесное воскресение. Бесконечная благодарность.
P.S: к моменту публикации, я как раз прихожу в себя, а Максим Александрович прибегает в отделение и прямо с лестницы кричит моей маме: «почка заработала прямо на операционном столе!....» Надеюсь на лучшее. Жизнь продолжается, - радуется жизни Анна.

Метки: операция, отец, помощь, почка