Вторая волна*

Письмо от Ольги Григорчук, проживающей в селе Хорошево Синельниковского района, которое пришло в редакцию в канун второй волны коронавируса, начинается пророческими строками ее давнишнего стихотворения:

"Что оставляем мы грядущим поколениям?
Пустые бездны шахт, болезнь и маету.
И толики библейского видения
Про горькую полынную звезду".

В этом письме Ольга Павловна рассказала, как год назад в своем селе заболела коронавирусом, когда о нем еще нигде не говорили, и как ей удалось спастись, не без вмешательства вышних сил.

Хорошево

Село Хорошево в будущем сделают мобильным поселком для пострадавших в катаклизмах

Алтарь в коровнике

Несколько слов об адресате.
Ольга Павловна окончила в Днепропетровске училище культпросвета на улице Короленко, получив специальность библиотечного работника. Но, по ее словам, жизнь сложилась так, что пришлось работать совсем на других работах. В 1980-х годах она занимала должность заместителя начальника почты в Синельникове. А в "лихие" 90-е годы возвратилась к маме в родное село Хорошево (п/о Кислянка), которое раскинулось на левом берегу узкой и извилистой реки Татарка, среди живописных лугов и рощ. Живет там от силы две сотни человек. В округе - масса баз отдыха, лагерей, есть даже научная станция ДНУ. Дом Ольги Григорчук стоит около самого шоссе Новомосковск-Синельниково, на краю улицы Шевченко, под номером 3.
Здесь она семь лет отпахала в колхозе "Коммунар", в четвертой бригаде на ферме. А когда в 1997 году началось разрушение колхозов, вместе со многими работниками осталась без работы. Чтобы выжить, держала в своем хозяйстве две коровы, козу, птиц, молодняк. На крошечную мамину пенсию в 34 гривны, назначенную в правление Леонида Кучмы (в советское время она составляла 132 рубля), женщины едва сводили концы с концами. В свободное же от хозяйственных забот время Ольга Павловна писала стихи.

"Україно! У вогні "Полиннім"
Ти немов би вівтар на святці...
Витанцовують на тобі діти
Божевільні і дикі танці...".

Сейчас ей 69 лет, в 2012 году она перенесла инсульт, после которого потеряла зрение на правый глаз. Любопытно, что после лечения и прокапывания врач сказала, что главной причиной ее болезни является наследственность, и надо благодарить (кого, неясно, но намек на высшие силы), что обошлось малой кровью.

Адские завывания

"В десятом номере "Днепра вечернего", - пишет в своем письме читательница, - я прочитала статью Любови Романчук "Загадочные фантомы", и она не могла оставить меня равнодушной к тем непонятным событиям, которые происходят в нашей, казалось бы, такой простой и загадочной жизни. В этой статье приводится такая версия: что это могли быть фантомы, которые Некто (Высший Разум, военные разработчики, Бог?) засылает к нам с той или иной целью (имелись в виду явления призраков, двойников и прочих аномальных явлений. - Автор).
А теперь перейду к главному - планетарному заболеванию сегодняшнего дня, коронавирусу. В середине ноября 2019 года у меня началось простудное заболевание, которому я поначалу не придала особого значения. Термометра у меня не было, поэтому я не знаю, была ли у меня температура или нет. Употребляла противогриппозные таблетки, лечебные чаи, спрей "Тамтум верде" для облегчения дыхания, леденцовые пастилки "Линкас" и другие против кашля и боли в горле. Ну и, само собой, полоскание полости рта теплым раствором соли и соды. Однако улучшения не было. К врачу не обращалась, так как для миллионов украинцев это больная тема (а может, это выгодно "экспериментаторам"?). По вечерам кашель начал усиливаться, и до утра я становилась полностью "обесточенным существом". Меня словно оставляли жизненные силы. Я могла сделать вдох, но при выдохе начиналось какое-то завывание - казалось, у меня вырывают внутренности. В конце декабря я поняла: мне не жить. И когда наступил час очередного вечернего завывания, решила, что до утра не дотяну. Тогда я взяла телефон и на диктофон записала несколько "адских воплей". Подумала, хоть дети поймут, от чего умерла их мать.
После записи моих завываний мне показалось, что у меня нет шансов дожить до утра. Во время приступа трудно было делать вдох, а выдох тем более. И тогда я обратилась к Всевышнему и небесным силам: "облегчите мне мой уход из жизни", ибо на иное я даже надеяться не могла. И вдруг в моем сознании звучит: "Разотрись Диклофенаком".
Тут следует сказать, что у меня давно болела левая рука, и боль была довольно странной. Болела рука в предплечье в одной точке, примерно там, где нам в детстве делали прививку от оспы, но боль отдавала на всю руку. У меня был пятипроцентный гель "Диклофенак", и я его втирала в предплечье. Хотя никакого улучшения не было. Поэтому, услышав в голове такой приказ, я подумала: Господи, я почти полгода растираю руку этим составом без всякого толка. Но вовремя вспомнила, что перечить Всевышним небесным силам - грех. С Богом не поспоришь.
Я встала, взяла Диклофенак, втерла его в шею, затем начала растирать бронхи, грудную клетку, подмышки, нижнюю часть ребер, где под ними с левой стороны уже что-то клокотало. И - о чудо! - всё тут же мгновенно прекратилось. Я не могла поверить: все еще трудно, но я дышала уже без завываний. А через минуту-две началось легкое покалывание в грудной клетке, и тепло от нее постепенно согревало мое тело. Я впервые за все время болезни заснула спокойно.
А утром поняла - жизнь продолжается, продолжалось и лечение, на этот раз антибиотиками. Но - я могла дышать, я могла спать. Для растирки грудной клетки я употребляла Диклофенак не более пяти раз в сутки перед сном. А еще из своего мизерного "Кобельского" денежного запаса выделила 300 гривен и купила барсучьего жира. Всё лечение мне обошлось в одну тысячу гривен.
Боль в руке тоже прошла. И здоровье относительно нормализовалось.
Мы все прекрасно понимаем, что медицина от смерти не спасает: она облегчает состояние здоровья человека и продлевает его жизнь. Вечность же принадлежит Богу.

"Из скромного (иль нет?) убранства гроба,
Последнего пристанища Земли
Позволь, Творец, моей душе вздохнуть свободно -
К Тебе на встречу нищенкой придти".

Мобильный поселок

"В январе 2020 года, уже после выздоровления, мне приснился странный сон, - продолжает Ольга Павловна. - Будто иду я в село Кислянка в магазин за продуктами. Село покрыто серо-грязным туманным цветом, а сам его центр разрушен, в том числе и магазины. Возле их руин незнакомые мне люди разбирают упаковки и вещи. Я спросила: "Что случилось?". Кто-то ответил, что налетел смерч и разрушил центр села, а хлеб можно купить на параллельной улице, так как она уцелела. Пошла я по этой улочке, располагавшейся чуть выше от центра. Она в самом деле не разрушена, но серая и грязная, покрытая изломанными деревьями. В конце улицы открыт бывший промышленный магазин. Захожу в него. Внутри влажно, серо, пыльно и тоже очень грязно. На полках - изношенные временем и побитые молью товары. Продавцы всё те же, что были во времена моей молодости, только уже в старческом возрасте. Поздоровавшись, спросила: "Хлеб не завозили?". Мне ответили, что нет.
- А зачем торгуете этим хламом? - не удержалась я от вопроса.
- Не пропадать же добру. Может, кто-нибудь что-то да купит, - в ответ.
Я подумала: "ага, на черный день, значит, берегут" и вышла из магазина. Решила идти домой, поднялась на горку и увидела родное село Хорошево, но - совершенно неузнаваемое. Дорога гладкая, словно в нее только что вкатали асфальт, улицы ровные как под шнурок. Домики белые с разноцветными крышами. По улицам и вдоль шоссейной дороги зеленеют молодые деревца, а на бугру бывшей разрушенной церкви возвышается белоснежное здание новой церкви, главный купол которой покрашен в золотистый цвет, а нижние три купола - в зеленый. Вокруг - ни души. (Николаевский храм, выстроенный по указу императора в 1812 году в честь победы над французами, был снесен осенью 1983 года. На сегодняшний день на месте бывшей святыни установлен мемориальный поклонный крест, но саму церковь уже решено возродить. - Автор).
Я задала самой себе вопрос: "Для кого, интересно, построены эти дома, и кто будет в них жить?" В моем сознании тотчас прозвучал ответ: "Это мобильный поселок для людей, переживших катастрофы, катаклизмы и стихийные бедствия". Я еще успела спросить: "А церковь тоже мобильной конструкции?". Но ответ на этот вопрос уже не получила.
Невидимый Оператор словно отключил меня от источника информации. И я то ли проснулась, то ли очнулась.

"Проснешься,
Словно от чумы очнешься
И снова
Крутишь жизни колесо".

***
В заключение жительница Хорошева приписала:
"Если кто говорит, что не страшно заболеть коронавирусом, то я хочу сказать, что это не то слово, что "страшно" - это то состояние, когда ищешь "пятый угол", а его нет. Поэтому желаю всем соблюдать предельную осторожность и никогда не знать этого заболевания!"

*
В конце 1990-х - начале третьего тысячелетия на экраны вышел постапокалиптический минисериал "Первая" волна" - "Пятая волна", повествующий о нашествии на Землю пришельцев. Первая волна, отключившая все электронные приборы, оставила за собой мглу. От второй, вызвавшей гигантские цунами, успели убежать только самые везучие. А третья волна несет модифицированный пришельцами птичий грипп, убивающий всё живое.

Письмо Ольги Григорчук о том, как год назад она поборола неведомую инфекцию, пришло в канун второй волны коронавируса

Письмо Ольги Григорчук о том, как год назад она поборола неведомую инфекцию, пришло в канун второй волны коронавируса

Любовь РОМАНЧУК

Метки: коронавирус, мистика