Вирусы смерти

Никто не знает, где нас подстерегает удача или же, напротив, несчастье.

Не ведали о том и Воробейниковы, дизайнеры одной из днепропетровских фирм.

В далеком 1975 году они, взяв отпуск, как обычно, поехали на море, в старинный  уютный Гурзуф. Наплыв людей был такой большой, что у хозяйки, у которой они останавливались пятый год подряд, не нашлось места. Ничем не могли помочь и в жилищном бюро. Так что первую ночь они вместе с еще десятком отдыхающих провели прямо на крохотной площади, чтобы не пропустить возможного нового арендодателя, с нетерпением ожидая утра. Едва забрезжили первые лучи, площадь стала наполняться торговцами. Появились приехавшие сверху подводы, груженные дынями, арбузами и прочими фруктами. Один из ездоков, сжалившись над бесприютными и разговорившись с ними, предложил им поселиться в заброшенном доме за весьма символическую цену, стоящем, правда, далековато от моря, но вполне удобном. Выхода все равно не было, и Воробейниковы  согласились. Дядя Миша, как представился торговец, разгрузив  и сдав оптом свой товар, положил на подводу пожитки четы и повез их наверх.

дом

На месте дома, арендованного Воробейниковыми, хоронили самоубийц. А каждый зачатый в нем ребенок нес в себе вирус смерти

Дом, расположенный чуть выше трассы, оказался одноэтажным, но с жилой мансардой наверху и большой террасой. Обитый вагонкой поверх песчаника, он выглядел довольно красиво, несмотря на слегка подгнившее крыльцо. Естественно, Гриша и Маша (так звали супругов) поинтересовались, кому он принадлежит и почему в нем никто не живет.

- Формально моей сестре, сто лет назад уехавшей в Польшу, - ответил дядя Миша. – Она никак не может его продать. Видимо, из-за удаленности от моря.

Воробейниковы внесли плату и поселились. В доме нашлись велосипеды, так что до моря спускались на них, а в гору уже большей частью шли пешком. На третий день блаженство безмятежного отдыха немного подпортила соседка. Зайдя под каким-то предлогом к ним в гости и поговорив о том о сем, она вдруг, приняв серьезное выражение лица, предупредила, чтобы в этом доме, раз уж они рискнули в нем поселиться, они не занимались любовью.

- Почему? – поинтересовались удивленные супруги.

- А что, Михаил не рассказал? – в свою очередь удивилась соседка.

И, присев на лавочку, рассказала историю. Согласно ей, построен дом был в 50-х годах ХХ века семьей архитекторов. Через девять месяцев после того, как они сюда переехали, у них родился ребенок, мальчик Сеня. А через три года  - дочка Варя. Однажды мать задержалась в саду, а когда вернулась, не обнаружила младенца в коляске. Кинулась туда-сюда, стала звать на помощь соседей. Прошло несколько часов, пока девочку не нашли на дне колодца, синюю и бездыханную. Воды там было немного, но сколько нужно грудничку, чтобы задохнуться? Вскоре выяснилось, что брат, приревновав ее к матери и пользуясь ее отсутствием, вынес сестренку из дома и сбросил вниз. Горе родителей было так велико, что они спешно, по низкой цене продали дом и уехали. Больше их не видели.

В новой семье, приобретшей красивое строение, через год тоже родился ребенок. Вскоре к счастливым супругам переехали теща с тестем. Всё шло хорошо, пока, по словам соседки, однажды бабушка не полезла в погреб за продуктами, а шестилетняя внучка шутки ради не заперла крышку. В доме на тот момент никого не было (супруг ее отправился на рыбалку, а дочь с мужем поехали за покупками в Ялту). Подвал был глубокий и узкий, а на дворе  стояла поздняя осень. Когда вернулись родители, они долго искали бабушку, даже к соседям ходили. Но никто не мог сказать, куда она делась. Поиски длились до утра. А когда наконец решили заглянуть в запертый на замок погреб (уже не в поисках пропавшей хозяйки, а чтобы сложить туда продукты), нашли скрюченное на дне тело. Бабушка была мертва. Патологоанатомы констатировали переохлаждение и инсульт.

Перепуганные родители вызвали дочь. Ведь никто, кроме нее, не мог повесить замок на дверцу погреба. В конце концов ей пришлось сознаться, но она божилась, что не задумывала ничего плохого, а просто забыла о своей выходке. Но это бабушку уже не могло воскресить. На другой день вслед за ней отправился в царствие по загробному миру и дедушка с обширным инфарктом, не перенесший страшную гибель жены. А спустя месяц семья продала дом.

Следующими владельцами стали фермеры. У них уже были дети, а тут родился Ванечка. Он рос странным и замкнутым, а когда ему исполнилось девять лет, в драке зарезал сестру, после чего повесился на груше, не оставив никакой записки. С тех пор дом и стоит пустым.

Местные жители говорят, что когда-то на этом месте хоронили самоубийц и отлученных от церкви, - вот, мол, их дух и вселяется в каждого новорожденного.

Выслушав рассказ, Воробейниковы пожали плечами. Во-первых, им было за тридцать, и они давно оставили надежду обзавестись детьми – жена, как определили врачи, не могла родить из-за детской матки. Во-вторых, дом они не покупали, а лишь арендовали на время. А в-третьих, возможно, всё это лишь пустые домыслы.

Отпуск прошел великолепно. А когда они вернулись домой, неожиданно обнаружилось еще одно радостное и  казавшееся невозможным событие – жена была беременна. Григорий поначалу ликовал, ощущая себя на седьмом небе от счастья, но затем, вспомнив предостережение гурзуфской соседки, запаниковал. В душу то и дело закрадывались дурные предчувствия, а во сне мерещились кошмары, в которых грудной младенец вдруг поднимается на ножки, скалит выросшие за ночь зубы и впивается ими в горло жены. Григорий отмахивался от них, но тревога не проходила. И оказалась не напрасной.

Роды, наступившие в первый теплый день апреля, были трудными, и через неделю Маша, его жена, с которой он прожил около пятнадцати лет, умерла от осложнений. Конечно, винить в этом несмышленую кроху – девочку весом три килограмма – было невозможно, но некий червячок сомнения грыз Григория, так что полюбить ее в полную силу он не мог. Переехав к родителям, он вручил малютку, на их попечение, а сам старался как можно реже бывать дома, что при его работе было несложно.
Возможно, дотошный читатель усмотрит в том простые совпадения, только жизнь с внучкой для бабушки и дедушки оказалась недолгой. Однажды, играя, двухлетняя Саша случайно сильно боднула ногой бабушку, попав ей в грудь. В месте удара образовалась опухоль, переродившаяся в злокачественную, и через год бабушку похоронили.

А когда девочке шел пятый годок, она как-то попросила дедушку достать банку с абрикосовым соком и отказалась ждать прихода отца. Банка стояла высоко на полке. Поставив табурет, дедуля полез и почти подтянул банку к краю, когда, слишком приблизившись ногами к краю, потерял равновесие. Табурет опрокинулся, дедушка упал на спину, а сверху на него полетела трехлитровая емкость. Врачи ничем не смогли помочь ему, и в тот же день в больнице он скончался.

Думается, после этих случаев сложно упрекать Григория в том, что он отдал Сашу в интернат и забирал только по праздникам да на каникулы. Вскоре он обзавелся новой семьей, и о дочке вспоминал не иначе как с содроганием.

Впрочем, Саша выросла девушкой доброй и отзывчивой, окончила институт, какое-то время увлекалась альпинизмом. Правда, во время выезда на Кавказ, как слышал ее отец, произошел какой-то случай со смертельным исходом, после которого Саша оставила спорт. Через год, получив диплом экономиста, она вышла замуж и переехала к мужу. Но до хэппи-энда было как до Луны.

***
- После первого замужества были еще пять, - спустя годы признается Григорий Петрович. – Жила она с мужьями хорошо, ничего не скажешь, хозяйкой была замечательной, одна беда: все они через два-три года жизни с ней умирали. Вначале заболевали какой-либо болезнью и, несмотря на лечение, медленно усыхали. Детей у нее так и не было. В конце концов ей пришлось признать факт, что она несет в себе какой-то вирус смерти. Таких женщин в народе зовут черными вдовами. Только моя дочь несла этот вирус с рождения, а точнее, с самого зачатия в том заброшенном доме. Что-то словно вселилось в нее там.

Любов РОМАНЧУК

Комментарий специалиста:

Вадим СРЕДИННЫЙ,
специалист по аномальным явлениям:

- Психолог наверняка пояснит, что многое мы внушаем своим детям сами, даже не желая того, о чем свидетельствует и данный случай. Видимо, родители не раз вспоминали свою поездку в тот дом, и ребенку могли передаться их опасения и сама аура, окутывающая его зачатие. С определенных пор вступило в силу самовнушение. Таким образом, родители сами включили в организме девочки программу, которой та стала следовать,  не подозревая о том. К примеру, в мужья подсознательно выбирала больных людей, и их смерть лишний раз как бы подтверждала проклятие.

Но есть и другое объяснение, согласно которому зачатие ребенка происходит при покровительстве тех или иных духов, добрых или же злых. Поэтому ни в коем случае нельзя зачинать ребенка в «проклятых» местах, пусть даже супруги в это и не верят. Тот случай, когда лучше перестраховаться. Ребенка могли попросту «сглазить», и свой сглаз она теперь распространяет на окружающих ее людей, неся им смерть. Я бы посоветовал ей вернуться в тот дом, если он еще стоит, пригласить туда священника и попросить прощения у тех, кого невольно потревожили ее родители. Может, это поможет. По крайней мере, снимет эффект самовнушения.

Метки: дом, мистика