В мире светотеней

Зима в этом году – и не зима вовсе, а затянувшаяся дождливая осень. Возможно, тому виной в самом деле многомесячные пожары в Австралии, поднявшие градус Земли на несколько делений? Лишь на три денька порадовала нас зимняя пора снегом. Однако и в этой хмури Сергею Протальнику удалось найти романтику из серии «городских легенд», которой он для поднятия настроения решил поделиться с читателями.

6

- Философ и драматург Дени Дидро в 18-м столетии писал: «Искусство заключается в том, чтобы найти необыкновенное в обыкновенном и обыкновенное в необыкновенном», - предваряет свой перфоманс пространным пояснением фотограф. – А наш классик добавлял, что красота спасет мир. Предлагаемые фотографии не художественного, а, скорее, социального содержания, некий ликбез. Они простые и понятные каждому (дерево, фонарный столб, улица и так далее). Эта внешняя привлекательность, часто не замечаемая, существенно повышает планку обыденности, где восприятие красоты, эстетическая чуткость не терпит хамства, не позволяет мусорить и плеваться. Эти снимки могут оказаться первой ступенью приобщения к прекрасному, за которой откроются и другие, если будет на то потребность. И тогда, как сказал поэт (Иван Бунин), «не краски каждый взор заметит, а то, что в этих красках светит». Но это уже элитарные сферы. Например, у члена фотоклуба «Днепр» Юрия Бродского я видел фотоработы, по общей сюжетности сравнимые (если перевести в музыкальную плоскость)с утонченно-трепетной проникновенностью камерных квартетов. А более конкретно, некоторые работы ассоциируются с ноктюрном №1 (опус 9) Фредерика Шопена: трепетная поэтичность, некая эфирность, слегка вычурная, потусторонняя нереальность. Вот что можно выразить искусством фотографии. У каждого человека, конечно, своя жизненная ячейка, и наверняка водолазу или шахтеру такая утонченная премудрость ни к чему. Но если у нас не будет базовых эстетических установок, той самой повышающей планки Гомо сапиенса, то расплодятся (они, к сожалению, уже есть) примитивные Шариковы с их отвратительными повадками из известного фильма «Собачье сердце», и жизнь будет цениться не по ее красоте и духовности, а «по понятиям» с прискорбно известными последствиями Содома и Гоморры.

Светоч науки

1

Зима. Ночь. Уличный декоративный фонарь, погашенный, на фоне входа в горную академию. На память невольно приходят строки из стихотворения Александра Блока: «Ночь, улица, фонарь, аптека. Бессмысленный и тусклый свет».
Этот фонарь в шутку назвали «светочем науки». Но он знаменит не только этим, под этим фонарем, у памятника Михаилу Ломоносову, студенты назначали свидания, здесь зарождались романы, вспыхивали страсти, порой перераставшие в большую любовь. Считали, что это фонарь в буквальном смысле слова «зажигает» у молодых людей романтические чувства. Бытует даже поверье: если фонарь при свидании окажется погашенным, ничего хорошего от этой встречи не жди. Лучше распрощаться сразу. Еще замечено, что во время каникул фонарь зачастую не горит, ведь под ним в эту пору некому встречаться.
- Под старинными фонарями у Almamater каждого вернувшегося после каникул к учебе студиоза, кроме просвещения наукой, может в мерцающей светотени ожидать принцесса Греза или загадочный принц, - улыбается Сергей Протальник, и сделанный им снимок великолепно передает атмосферу этого загадочного ожидания.

Древо изначального познания

2

Голое дерево, освещенное одиноким уличным фонарем, может породить самые захватывающие фантазии. Согласно Библии, в Эдеме Господь Бог посадил два волшебных дерева: дерево жизни (и бессмертия) и дерево познания добра и зла (и, соответственно, смерти), повелев не вкушать плодов от него. Что это было за дерево, Писание не уточняет. Позже повелось считать его яблоней, но вряд ли этот вид произрастал в жарком и засушливом климате Восточной Азии. Богословы просто исходили из схожести латинских слов “peccatum” (“грех”) и “pomum” (“яблоко”).
На самом деле это могло быть и нечто иное. Как известно, Адам и Ева предпочли познание бессмертию. И, возможно, немножко были правы.
Ночами, когда мир покрывает темнота, всё кажется другим, приоткрывая неведомые грани своей сущности. И одинокое дерево может показаться тем самым, с библейских времен, проявившимся в нашей реальности, чтобы вновь и вновь испытывать людей «на вшивость». Когда же из-за туч выходит месяц, привычная обыденность оборачивается таинственными и загадочными явлениями.
- И тогда посыплется целый каскад удивительного, требующего к себе пристального внимания, - дает место фантазиям фотограф. – Это начало творчества. Такие очертания реальности может создать только человеческий разум, а не пробегающая мимо дворовая собака, на время остановившаяся под деревом на пару с равнодушным, мало что замечающим вокруг себя прохожим.
Присмотритесь – может быть, в этот час вы тоже увидите за привычными очертаниями вещей отголоски чего-то древнего и таинственного?

Ночное рандеву

3

А вот – парк имени Лазаря Глобы. В зимнее время он практически всегда пуст, особенно по вечерам. Ярко горящие фонари освещают пустые аллеи, застывшие, словно впавшие в спячку аттракционы, абрисы голых деревьев, темную гладь пруда, покой которого нарушают лишь утки (а крякв в этом году там немеряное количество) да редкие лебеди.
- Ночь. Пруд. Тускло смотрится в воду решетка оградки, - добавляет Сергей. - Царит покой, лишь прохладный ветер изредка колышет зеркало воды. Мерцающими свечками вздрогнут на волнах блики фонарей. Отразившись в воде, они трепетными нотами рассыпаются в ночном безмолвии по ограде, нежно переливаясь, словно звучит волшебная музыка ночи… Тональность ми минор, ноктюрн Шопена № 1.

Душа обязана трудиться

4

На вечерней пустой улице фотоаппарат Сергея запечатлел слоняющуюся, не знающую, чем бы заняться, компанию, связываться с которой – себе дороже. Четверо стоят прямо на проезжей части одной из старинных днепровских улиц (кажется, это улица Андрея Фабра, в районе парка Лазаря Глобы). Под ярким светом фонарей они увлеченно выясняют отношения.
- Видно, что это недалекие, духовно опустошенные личности, маявшиеся от безделья и праздности и всего на шаг отстоящие от криминала, - возмущается заснявший их разборки фотограф. – К таким лучше не приближаться. Впрочем, в завесе непроницаемости ночных улиц оцепенение от страха останавливает в пути даже время для одиноких прохожих. Но этим не испугать имеющих в наличии хоть немного храбрости.
Однако, как немного цинично выразился один знакомый журналист, какой бы храброй ни была душа и острым - взгляд, а нож острее.

Титановая богиня

5

Зимней лунной ночью совершенно по-особому, как бы мистически, выглядит монумент Вечной Славы, стоящий на холме над Днепром, в самом конце проспекта Дмитрия Яворницкого, упирающегося в ведущий к реке спуск. Фигуру женщины, символизирующей Родину и вообще всё мироздание, сверху освещает полный диск таинственной Луны, а снизу - мощный фонарь. У постамента горит вечный огонь. А в руках у титановой матери-богини – еще один символический источник света: факел. Такая себе мистическая огненная феерия, хорошо уловленная Сергеем (в черно-белой подаче она, к сожалению, смотрится совсем не так, как в цвете).
- Тут и простая, понятная каждому гармония сложенных друг на друга монолитов, взметнувшихся в небо, и одновременно высокий стиль зодчества, и символ немеркнущей славы нашего Днепра, - поясняет фотохудожник.
И да будет так.

Любовь РОМАНЧУК