В лесу близ Диканьки

История «Лесной сюр», напечатанная в номере «Днепра вечернего» 5 декабря, вынудила чету Селивановых вспомнить и свой случай.

Бесприютная  компания

Парасоцкий лес4

В живописных местах близ Диканьки, согласно легенде, свыше десяти лет бродят фантомы убитых четверых подростков

Этим летом компания из трех семей выехала на недельный уик-энд. Этот обычай был заведен еще тридцать лет назад, сразу после окончания вуза – раз в год в день получения диплома ребята решили собираться вместе и на неделю выезжать в какое-нибудь экзотическое место.

Первый выезд биологи (это была их профессия) провели в карьерах за поселком Таромское, где частенько тренировались скалолазы. Второй – в Форосе. Затем к ним присоединились жены. Вылазки на дикую природу всегда оказывались яркими и запоминающимися.

В этом же году поехать в отошедший к России Крым показалось некомфортно, и вместо полуострова отправились на Полтавщину, в легендарный Парасоцкий лес в Диканьском районе, где бродил еще Гоголь, сочиняя свои повести. Поначалу, правда, была мысль податься в павлоградские леса, но недалеко от тех мест уже гремели бои, а дороги в восточном направлении ощетинились блокпостами.

На берегу средней Ворсклы раскинули лагерь. Речушка была неширокая, минут за пять переплыть. Мужчины отправились пострелять уток, но вернулись лишь с двумя тощими тушками. Еще было не время охотиться.

За шутками, разговорами и воспоминаниями у жарко полыхающего костра прошел вечер. А наутро, высунув из палаток головы, друзья с удивлением и разочарованием увидели, что они не одни. На противоположном берегу расположилась компания из четверых человек (трое юношей и девушка), нарушив идиллию их уединения. Мелькнула даже мысль передвинуться в другое место, но опять возиться с установкой палаток не радовало. Впрочем, компания вела себя тихо: музыку не врубала,  ссор не устраивала, распугивая птиц, и даже не купалась, отгоняя рыбу. Ребята просто сидели у костра и о чем-то разговаривали.

Так прошел день. Ночью на всякий случай решили дежурить по очереди, но всё прошло спокойно. На противоположном, более высоком берегу по-прежнему горел костер, но фигур в темноте видно не было.

На вторые сутки от близкого и молчаливого соседства стало неуютно. Обычай обязывал завязать знакомство, чтобы хотя бы здороваться по утрам. Но как? Ребята по-прежнему не купались и рыбы не ловили, а лишь молча грелись у костра.

Придумав повод (закончилась соль), Семен Витальевич Селиванов погреб на другой берег. Когда он вошел в воду, слегка приподнятый склон скрыл от его глаз костер, но направление сложно было перепутать. Плыть пришлось дольше, чем казалось навскидку. Ближе к берегу река сильно заросла водорослями и тиной, так что приходилось прикладывать немалые усилия, чтобы раздвигать их, отчего скорость продвижения сильно уменьшилась. Растения опутывали ноги, лезли в рот.

Пока Семен выбирался на берег и преодолеывал скользкий склон, компания успела уйти. И, судя по погасшему, даже присыпанному землей костру, возвращаться не собиралась. Семен Витальевич на всякий случай подождал немного. Ему не пришло в голову потрогать пепелище, иначе он изумился бы еще тогда.

«Ушли, и ладно», решил он и, передохнув, поплыл обратно. Но когда вышел на берег и обернулся, вновь увидел компанию. Но не плыть же еще раз. В конце концов на ребят перестали обращать внимания, и занялись собственным досугом.
Однако к вечеру Семен решил предпринять еще одну попытку. Было обидно, чтобы столько усилий пропало даром.

Теперь он попросил друзей следить за компанией, и в случае, если она вновь соберется уходить, дать ему знак – чтобы не продираться через заболоченный участок напрасно. Но никакого знака он не услышал, и потому доплыл до конца, а когда выбрался – компании вновь не оказалось. Потом друзья сказали, что ребята исчезли только тогда, когда Семен уже выбирался на сушу, потому и не подали знака.

Они словно намеренно избегали знакомства. Странным казалось только то, зачем в таком случае расположились прямо напротив приезжих гостей, а не где-нибудь в безлюдном месте, таких тут хватало.

Когда спустя пять дней, ввиду надвигавшейся непогоды, стали сворачивать палатки, компания все так же сидела у костра и, похоже, никуда не собиралась уезжать, хотя с запада уже надвигались фиолетовые тучи.

- Странное времяпрепровождение для молодых, - заметил этимолог Виктор Александрович, бросая прощальный взгляд на берег и делая несколько последних снимков.

Уединение закончилось, пора было в город.

Фантомы

На обратном пути заехали на расположенный у трассы небольшой рынок – ряд дощатых прилавков с выложенными на них фруктами, переплетенными связками лука, цветными мешками картошки, горками огромных помидоров. Женщины пошли за покупками, а мужчины, купив по пивку, уселись на лавочку перед ларьком. Тут же нашлись собеседники – пожилой мужчина, торговавший арбузами, и его юный компаньон. Разговорились. В шутку Семен Витальевич между прочим спросил, вся ли здешняя молодежь такая молчаливая и тихая, и поведал историю о странной компании, сутками напролет греющейся у костра и к которой так и не удалось подобраться.

Торговец вздрогнул так, что расплескал пиво. А затем, сняв залитую футболку, рассказал.
Десять лет назад четверо местных подростков из Михайловки отправились в лес. То ли по грибы, то ли порыбачить, то ли поискать цветок папаротника (история случилась в ночь на Ивана Купалу). Никто не знает, что в лесу произошло, только назад ребята не вернулись. Поиски, предпринятые односельчанами, через несколько дней закончились у реки, где и нашли тела, уже успевшие частично разложиться. У всех четверых в области затылка зияли раны. Кто и зачем нанес их, осталось неизвестно. Поскольку не видно было никаких следов сопротивления, сделали вывод, что убили их во сне.

- Ребята даже осознать не успели, что умерли, - вздохнул рассказчик.

После этого жуткого происшествия и поползли слухи. Четверку якобы видели то в одном месте, то в другом, и никогда не удавалось к ней подойти достаточно близко. Говорили также, будто с теми, кто их видит, тоже может произойти несчастье – и то ли именно четверка вызывает их, то ли, напротив, предупреждает.

На месте их бессмысленной гибели долго стояли веночки, которые приносили туда убитые горем матери. В память о погибших разжигали костер и поминали несозревшие, унесенные в никуда души.

- Может, конечно, это совпадение, и вам повстречалась другая компания из обычных живых людей, просто нелюдимых, - завершил рассказ мужчина, - но кто знает?

И, подумав, спросил:

- А вы пепелище трогали? Если пепел был холодный – точно призраки. А вот ежели теплый – то нет.
Семен Витальевич вспомнил, что никакого пара от пепелища не поднималось, и жара он вроде не чувствовал. Да и как, запоздало сообразил он, так быстро можно было полностью потушить огромный костер? Но он мог и ошибаться.

Впрочем, мелькнула и мысль, что какие-то чудаки могли, зная о ходящих в окрестностях слухах, использовать их в своих целях, шутки ради выдавая себя за призраков и пугая приезжих.
Хотели показать фото ребят мужчине – может, их еще помнят? Но на снимках, в конце поездки сделанных Виктором, ничего, кроме смазанных пятен, не было видно. Хотя остальные кадры вышли великолепно.

Всю дорогу домой, помня предупреждение торговца, две машины ехали медленно, осторожно. И, оказалось, не зря. За несколько километров перед въездом в город наткнулись на скопление техники. Три авто впереди были перевернуты и смяты, одна машина, вылетевшая в кювет, горела. Происшедшая полчаса назад авария, в которую они непременно попали, если бы ехали как обычно, была словно знаком оттуда - с северного берега реки Ворсклы, от горевшего на нем призрачного костра и молча сидевших вокруг него фигур.

Любовь РОМАНЧУК

Комментарий специалиста:

Вадим СРЕДИННЫЙ, специалист по аномальным явлениям:

- Давно замечено, что феномен, который в обиходе называют привидениями, обычно появляется в уединенных местах или старых домах. Всё объясняется просто. Эти места экранированы от эфирного шума, которым наполнены города (нагромождения радиоволн, электромагнитных полей и пр.). Все эти помехи мешают «привидениям» реализовать себя. Конечно, вопрос их существования спорный, несмотря на многочисленные свидетельства: ведь никому еще не удалось поймать «призрак» и расспросить его. Однако теорий, объясняющих его появление, масса.
Согласно одним, это плод галлюцинации, возникающей в состоянии сильного душевного волнения. Согласно другим, это энергетические фантомы (или душа), которые отлетают со смертью физического носителя и могут возвращаться, контактируя с фантомами (аурой) живых людей. Тогда мы видим (во сне или же наяву) нечто вроде голографического изображения умерших. И говорим, что видели привидение, в то время как оно – это всегда плод двух сущностей: ауры живого человека и потустороннего воздействия, которое на эту ауру наложилось. Поэтому-то так называемые привидения видят редко и не все. В лесу, видимо, произошло такого рода наложение.

Метки: мистика, привидения, уик-энд