Царские следы: быль и легенды

Семейное предание

Этой темой активно интересовалась еще моя родня. Дело в том, что фамилия моего деда Петра Васильевича, расстрелянного 21 мая 1938 года за якобы участие в контрреволюционной повстанческой организации, была Романов-Романчук (я своими глазами видела ее в свидетельстве о рождении моей мамы до того, как она его сожгла). Бабушка же уверяла, что первоначально фамилия состояла из первой части, и лишь в 1920-х годах при получении паспорта дедушка добавил ее украинизированный вариант и таким образом замаскировав первоначальную печально известную фамилию. По ее словам, однажды, незадолго до ареста, муж признался ей, что приходился каким-то родственником Николаю Первому (каким, она запамятовала). После революции и окончания войны, на которой он воевал в чине старшего лейтенанта, Петр решил не возвращаться в столицу, где арестовали царя, а подался в Украину, где устроился учителем географии (за его плечами на тот период был Императорский московский университет (ныне МГУ). Больше бабушка ничего не знала.

дедушка1
После реабилитации невинно сгинувшего дедушки в 1957 году родители осторожно попытались пробить информацию о нем - не потому, что так уж верили бабушкиным россказням (да в то время такое родство было бы весьма чревато последствиями), а просто ради памяти о нем - кто его родители, откуда он с братом прибыли в Екатеринослав после революции, наконец, где именно он был расстрелян и похоронен. Но в областном архиве, куда родители в середине 1960-х годов обратились, им лишь выдали копию его свидетельства о рождении, в которой значилась фамилия Романчук, местом рождения указан Екатеринослав (что точно было не так) и даже дата рождения перепутана. То есть, информация о дедушке была полностью подчищена, и родители оставили это безнадежное дело в покое.
Легенда это или нет, но с неё началось и мое увлечение "царской темой".

Визит Екатерины

Всем знаком четырехгранный обелиск в форме пирамиды с острым завершением на прямоугольном ступенчатом постаменте, который стоит у восточного портика Спасо-Преображенского собора. Подобные ориентиры с обозначением миль и верст установил генерал-майор Иван Синельников по пути следования Екатерины от Харькова до еще не заложенного Екатеринослава, из которых сохранилось лишь три. Надпись на круглом медальоне на одной из сторон верхней части не сохранилась. Как и имя автора проекта.
По легенде, установили верстовую милю на скифском кургане, немного срыв его вершину. Возмущенные старейшины Половицы предупреждали, что не гоже тревожить покой умерших. Тем не менее, именно там 9 мая 1787 года развернулось небывалое действо.
На плоской вершине собралось несколько сотен людей. Екатеринославский архиепископ Амвросий встретил приехавшую в карете императрицу с крестом и святой водой и отслужил божественную литургию, после чего венценосная поцеловала крест и отправилась к месту закладки - квадратной нише возле мили, дно которой устилала мраморная доска. Первый историк Екатеринослава архиепископ Гавриил (Розанов) писал:
"Там, где должен быть престол в соборе, выкопана была большая яма, наподобие "склепу" или пещеры, глубины почти сажень, ширины более двух сажней; для спуска в склеп сделаны были сходны, устланные, как и весь склеп, коврами".
Подойдя к яме, Екатерина II бросила в нее пригоршню монет: серебряные рубль, гривенники (10 копеек), золотые империал и полуимпериал (10 рублей) со своим профилем и мелочь по 25, 20, 15, 10 и 5 копеек. По поводу чего есть такая легенда. Будто бы Екатерине не хватило последних пяти копеек 1745 года выпуска, и она поинтересовалась: "Нет ли у кого пятачка?". Один из придворных подал монету генералу Ивану Синельникову для передачи царице. Конфуз быстро замяли. Но, скорей всего, Екатерина либо пошутила, либо ее не так поняли.
Потом туда уложили медную табличку с надписью о том, что "императрица всея России положила первый камень во основание храма Преображения Спасителя нашего" и закрыли нишу серебряной крышкой. Второй камень зацементировал в крышку присоединившийся к царской свите вблизи Романкова кургана (неподалеку от Нового Кайдака) австрийский гость, император Священной Римской империи и король Германии Иосиф II.
После этого высокопоставленных гостей пригласили отобедать в разбитых рядом деревянных павильонах. Однако Екатерина, подойдя к дорожному обелиску и облокотившись на него, вдруг изменила сценарий, решив отобедать в имении генерала Синельникова, расположенном на Днепре напротив порога Ненасытец. Почему, никто так и не узнал. По поверью, кто-то из половецких старейшин шепнул ей, что она стоит на могильнике.
В 1835 году на месте закладки собора архиепископ Гавриил установил еще один памятник - большую мраморную, с четырехконечным крестом колонну, привезенную из Херсонеса Таврического. На медной доске, прибитой к постаменту, значилось:
"В память благочестивейшей Государыни Императрицы Екатерины II, положившей здесь в 1787 году собственною своею десницею первый камень в основание соборного сего храма, совершившагося щедротами благочестивейшаго Государя Императора Николая I. Колонна из древняго Таврическаго Херсонеса, откуда проистек на Россию свет Христов. 1835 года месяца Майя 9 дня".
Однако в начале XX века колонну с постамента свалили. А вот каменная миля стоит до сих пор.

Карета

От посещения Екатериной будущего Екатеринослава осталась и карета, которая хранилась в архиерейском деревянном каретнике, а с начала ХХ столетия усилиями Яворницкого переместилась в исторический музей. Огромная и необычайно тяжелая, она по дороге сломалась и была брошена имперской свитой.

карета
По легенде, именно в этой карете ехала самодержица. А сочтя поломку за дурной знак, отказалась продолжать путешествие по реке, как то было запланировано, и прибыла к будущей Соборной горе не снизу, откуда ее ждали, а сверху.
Ранее карету покрывала позолота, но теперь ее следы остались лишь на верхних углах кузова. Что интересно, так это то, что транспортное средство, окованное железом, и сейчас на ходу. По крайней мере, во время войны на ней перевозили музейные экспонаты в хранилище.

Святая Екатерина

Екатеринослав, как уверяют продвинутые историки, был назван вовсе не в честь императрицы, а в честь Екатерины Великомученицы, именем которой была крещена Екатерина Вторая.

святая_Екатерина
Скульптура императорской покровительницы появилась в Днепре в 2006 году, в 230-ю годовщину основания города, в нише на фронтоне над помпезным входом здания Днепропетровского епархиального управления (скульптор - Юрий Павлов, архитектор - Владимир Положий). Высота отлитой из бронзы фигуры составляет 3,15 метра, а ее вес - 35 тонн. Изготавливали ее на пожертвования горожан в литейном цехе днепровского машиностроительного завода у одного из самых выдающихся литейщиков города Александра Лубенца. На голове статуи - огромная царская корона с 22-мя расходящимися лучами, но это вовсе не намёк на Екатерину II. Просто Екатерина Великомученица была знатного происхождения, являясь дочерью правителя Александрии Египетской. В правой руке она держит крест, а левую подняла, словно призывая к добру и миру. Надпись на гранитной плите под ней гласит: "Святой великомученице Екатерине, нашему Ангелу Хранителю и Покровителю от православных христиан города".
Как-то мое внимание обратили на то, что ноги статуи выполнены непропорционально, а размер стопы превышает (в пропорции к телу) 43-й размер. Но кто сказал, что святые - женщины маленькие? Что же касается непропорциональности, то в архитектуре и скульптуре - свои законы перспективы.
Любовь РОМАНЧУК

Метки: городские байки