Шаги на пустыре

Мы уже не раз писали о том, как сны порой меняют жизнь человека. Ученые до сих пор не могут расшифровать их назначение, логику и смысл. Но пока они думают, сны продолжают нам сниться, когда вполне реальные, когда фантасмагорические, когда провидческие, а когда мистические.

Надежда Дубина по пути в Старобельск натерпелась немало страху

Надежда Дубина по пути в Старобельск натерпелась немало страху

Предупреждение мертвой матери

Сон, который в августе 2001 года увидела Надежда Михайловна Дубина, жительница Ксеньевки (Игрени), южного района мегаполиса, она помнит во всех подробностях  спустя  уже почти пятнадцать лет с тех пор. Что, в общем-то, бывает крайне редко. Обычно мы выносим из сновидений общие образы и сюжет, который к утру уже забывается, оставаясь в памяти неким туманным пятном. Но чаще всего не помним вообще ничего, кроме того, что что-то там снилось.
В том сне Надежда Михайловна, инженер-конструктор одного из днепропетровских заводов, очутилась на пустыре, удивляясь тому, как и зачем туда попала. Вокруг песок, редкие колючие кусты, разбросанные куски ржавой арматуры, редкие остовы брошенных и изъеденных ржой машин. Картина почти такая же сюрреалистическая, как в фильме «Сталкер», в сценах, воспроизводящих загадочную аномальную зону, оставленную на Земле космическими пришельцами.

Но еще более ее удивило то, как она была одета – в какую-то вязаную зеленую кофточку (хотя терпеть не могла никаких видов вязаного по причине аллергии на шерсть), юбку до колен (сама она носила только брюки) и туфли на низком каблуке со шнуровкой (тоже не в ее стиле).

Откуда-то она знала: чтобы добраться до населенного пункта, надо пройти через этот пустырь, и вот она идет. Все вполне реально, за исключением одной сценки, когда наверху ржавого, с боковыми пробоинами резервуара она увидела свою мать, лежащую на боку, которая спрашивает:

- Ты принесла мне поесть?

Надежда помнила, что мать ее давным-давно умерла, но не удивилась, а достала из сумки блинчики с творогом и протянула женщине. Поев, та опрокинулась в резервуар и исчезла.

А потом Надежда услышала за спиной шаги. Стоял еще день, но из-за набежавших туч было сумрачно, почти темно. Оглянувшись, она никого не увидела, но на всякий случай прибавила ход. Шаги послышались вновь – гулкие, словно ступали не по земле, а по металлической поверхности. Она побежала, а вслед донеслось: бум-бум-бум…

Пустырю, казалось, не было конца и края. А главное,  негде было укрыться или куда-то свернуть. Но Надежда не зря в молодости занималась легкой атлетикой, и уж что-что, а бегать могла хорошо и долго. Но и невидимый преследователь не уступал. Так она мчалась по пересеченной местности, чувствуя, как воздух рвет легкие, а в боку начинает противно колоть.

И тут нога ее попала в скрытую песком ямку. Надежда вскрикнула и упала.

А в следующий миг голову ее разорвал оглушительный звон. Боковым зрением она увидела, как по лицу стекает струйка крови, попыталась подняться, но не смогла. Кто-то навалился на нее сзади, сопя и шумно дыша, и она поняла, что это конец. Страшная боль пронзила висок и спину, и, сделав последний протяжный вздох, она умерла.

А в следующий миг с криком подскочила в постели, ловя ртом воздух. Позже вспомнила, что человеку редко снится собственная смерть, и обычно в самый страшный момент он просыпается.
Но в тот раз она умерла по-настоящему.

Сон в руку

Не надо быть Нострадамусом, чтобы предсказать, что отныне конструктор избегала не только пустырей, но и просто голых открытых мест типа лужаек или стоянок для машин. А гулкие шаги за спиной ей начинали вдруг чудиться даже в тесной ванной.
Но шло время, страхи постепенно улеглись, а сон стал казаться не более чем фантасмагорическим вывертом мозга.

В 2007 году в начале сентября Надежду Михайловну отправили в командировку в Луганск, а оттуда она по просьбе подруги решила заехать в село под Старобельском, где жили ее родители. Отец подруги работал на таможне каким-то начальником, и подруга попросила взять у них очередную партию накопленного конфиската (несколько наручных часиков, импортных очков, сувениров).
От Луганска до Старобельска около двух часов езды. Оттуда Надежда села в попутку и, сойдя на нужном километре, оказалась в степи. Водитель указал направление, в котором ей надо двигаться, и, махнув рукой, уехал. Надежда повернулась, но не успела сделать несколько шагов, как вдруг с ужасом узнала снившийся ей несколько лет назад пустырь.  Та же арматура вокруг, те же остовы машин. И ничего впереди. Не зная, что делать, она остановилась. И сразу представилось: шаги за спиной, гулкое бум-бум, она спешит, затем бежит, быстрее, еще быстрее, и вдруг падает (только сейчас она вдруг поняла, что ее нога попала не в ямку, а в капкан, и, значит, это была ловушка). Последнее видение – удар в висок и темнота.

Вопрос в том, верить сну или же посчитать его игрой фантазии. В первом случае следовало отправиться к нужному пункту не напрямик через пустырь, а в обход, по дороге, которая еще неизвестно куда выведет. И уже в том населенном пункте взять машину до села. А во втором случае – идти своим маршрутом, ни на что не обращая внимания.

Сомнения разрешил вид резервуара – того самого, на котором Надежда увидела во сне свою проголодавшуюся мать. Почему-то он испугал ее больше всего, и, развернувшись, она вернулась на пустынное шоссе.

Спустя два часа, когда конец петляющей трассе, казалось, никогда не наступит, командировочная уже жалела о том, что поддалась глупому страху, навеянному давним сном. Потому что теперь страшно стало уже по другой причине – что она заблудилась и никогда не найдет жилья.

Уже стемнело, а она все шла. И когда наконец увидела впереди редкие огни, в первый момент не поверила своему счастью. Машину удалось взять быстро, и спустя полчаса она уже сидела в доме таможенника, за чаем с пирожками рассказывая о перипетиях, с которыми добиралась до его жилища.

А переночевав, отправилась в обратный путь. Гостеприимные родители подвезли ее на своей машине до Старобельска, а затем, после осмотра его достопримечательностей (монастыря, плотины, «капсулы времени»), до автобуса, вручив напоследок огромную картонную коробку с конфискатом. Перед отправлением хозяин шепнул:

- Не жалейте, что сделали крюк. Вчера на том пустыре была убита женщина. Мне только что сообщили. Причем это не первая жертва.

- Во что она была одета? – задала глупый вопрос Надежда, чувствуя, как ноги наливаются холодным свинцом.

- Женщины всегда остаются женщинами, - улыбнулся бравый таможенник. – Им о смерти, а их наряды интересуют. Какая разница, что на ней было? Какая-то старая зеленая кофта, юбка. Главное – что сон ваш был в руку.

- А кто эта несчастная?

Таможенник пожал плечами:

- Личность убитой не установлена. Кто она, к кому направлялась – загадка.

***
Уже в автобусе, глядя, как за окном разноцветными квадратами отлетают назад лоскуты бесконечных полей, Надежда Михайловна отдалась во власть стиснувших ее голову мыслей. Возможно, думалось ей в те минуты, что убитая была ее фантомным двойником, принявшим на себя ее смерть. Или же в том давнем сне она увидела не свою гибель, а именно этой незнакомой женщины, которую не смогла предупредить, свидетельством чему было совпадение приснившейся ей одежды с той, которая была на убитой (зеленая кофта, длинная юбка)? Но, спрашивается, зачем? И что случилось бы, не сверни она на дорогу и не пойди в обход, до другого селения? Возможно, в таком случае она предотвратила бы убийство незнакомки? А может быть, ее место заняла бы она сама (или никакой незнакомки вообще бы не оказалось)? Либо, как вариант, их уложили бы вдвоем?

Вопросов было много, а ответа ни одного.

А еще в голову упорно лезла мысль, не являлось ли своеобразным предупреждением явление во сне ее умершей матери, попросившей поесть и тем как бы намекнувшей на кровавую прожорливость местности? Ведь никогда больше (ни до того, ни после, ни при жизни, ни после смерти) она ей не снилась.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика