С Пушкиным по Днепру

Весна - это пора любви, надежд, романтики и, конечно же, поэзии. Как писал один чешский поэт, "Сегодня тучи-караваны струят на землю благодать. В дожде мне слышатся органы… Ну как романтиком не стать!". Поскольку же эпидемиологическая ситуация в городе (и стране) пока не позволяет разгуливать по улицам так свободно, как того хотелось бы, Сергей Протальник приглашает совершить вместе с ним и… Пушкиным небольшое поэтическое путешествие по весеннему Днепру.

Последний лист

Поэт, художник или просто человек с воображением всегда за обыденной реальностью видит тень иной, связывающей любые малозначительные, на первый взгляд, явления и вещи в гармоничную и цельную картину мироздания. Картину, где всё важно и нужно. И всему есть свое место. Как писал Александр Блок, "в поэзии девять десятых принадлежит не поэту, а окружающему, и только одна десятая - это личность самого поэта".

1

- Можно смело сказать, что мы ежесекундно купаемся в самой поэзии, однако, к сожалению, нередко подменяем ее серой обыденностью, которая отнюдь не красит нашу жизнь, - сокрушается Сергей. - Отсюда и жалобы на повседневность. А краски и впечатления - вот они, повсюду вокруг нас, под нашими ногами и над головой. К примеру, как этот, не облетевший с дерева засохший лист, который мы с женой Еленой увидели во время прогулки на Правобережье, возле смотровой площадки канатной дороги, ведущей на Монастырский остров. И сразу же захлестнуло пушкинское
"Один - на обнаженной
Трепещет запоздалый лист!.."
из его короткой повести в стихах "Я пережил свои желанья". Этот лист не лермонтовский, он "не оторвался от ветки родимой", а стойко держится, наперекор бурям и непогодам. Как тот, нарисованный на кирпичной стене и спасший жизнь больной девушке листик плюща в трогательном до слез рассказе О'Генри "Последний лист". Как много можно увидеть жизненно-назидательного даже в простой обыденности, если всмотреться в нее более внимательно. Что и случилось у нас с женой в той прогулке. И там же, возле посадочной площадки "канатки", мы увидели торговую точку с ассортиментом напитков и закусок. И как бы в продолжение поэтического посыла в воображении вспыхнуло опять же пушкинское (из письма к поэту Николаю Языкову):
"Вниманье дружное преклоним
Ко звону рюмок и стихов".
Ну как после этого не зайти сюда и не взять по кружке пенного бодрящего напитка, проникшись строками опального на тот период поэта и ощутив от всего этого острый жизненный подъем.
"Туда, где царствуют стаканы…
Мы же - то смертельно пьяны,
То мертвецки влюблены"
(Из письма Пушкина другу и гусару Алексею Вульфу).
К слову, Пушкин в нашем городе побывал тоже весной - неудивительно, что строками его стихотворений наполнен сам воздух.

Елки-палки

2

- А вот еще одна связь с поэтом, - продолжает виртуальную фотоэкскурсию Протальник. - Как-то, возвращаясь с дельтапланерных полетов, возле аэродрома "Каменка", увидел посреди поля одинокое дерево - настоящий пушкинский зловещий Анчар. Наверное, таким и был в воображении поэта этот неэстетический, колючий на вид символ разрушения и смерти. Равнодушный к окружающему миру обыватель прошел бы мимо и не заметил бы его.

И, добавим от себя, зря. Ведь такие вот маленькие детали, ассоциации соединяют эпохи и времена, настоящее и прошлое, возвышенное и низменное. То, что, собственно говоря, и составляет "ошеломляющее разнообразие" мироздания.

3

- И уж совсем эстетически незрячим надо быть, чтобы на песчаной косе жилмассива "Победа", - переносится на другой конец города Сергей, - не заметить это место, подходящее под обиходное, часто склоняемое выражение "елки-палки", визуально кричащее своей тоскливой, голой растительной ободранностью. А ведь за день здесь проходят сотни людей. А где же прилагающиеся к палкам елки, спросят меня? Елки, очевидно, срезали к новогодним праздникам, а здесь вместо густого леса остались невысокие деревца, похожие на воткнутые в землю палки, вызывающие невольную и грустную улыбку.

Коза-дереза

А вот совершенно нетипичное для городских улиц зрелище - коза в центре города. Ее Сергей сфотографировал на бывшей улице Чкалова. Правда, не в этом году. И тут тоже не обошлось без поэзии, пусть и детской.
- Она будто явилась из "Федориного горя" Корнея Чуковского, - поясняет Сергей. - Помните, были там строки "испугалася коза, растопырила глаза. Что такое? Почему? Ничего я не пойму".

4

Но на этом снимке любопытна не только коза, которую вывели попастись на травяной склон бульвара, где горожане давно привыкли видеть только машины да трамваи. Мальчик по левую руку - сын Протальника Вячеслав. А хохочущий от вида козы малыш, стоящий справа, станет со временем журналистом, психологом по профессии, переедет в Россию и там прославится как активный общественный деятель из команды убитого Бориса Немцова. Ныне он в статусе политического беженца проживает в Прибалтике. Именно поэтому Сергей Протальник пока и не называет фамилии нашего былого земляка.

Таромская идиллия

- Мой же сын Слава встал на творческую стезю, - не без гордости сообщает фотограф-любитель, - и творит не только под небом родного города, но и всего мироздания. На снимке, сделанном в контровом свете на вершине Таромского карьера на фоне живописного заката, его фигура заслоняет солнце, словно реально воплощая строки из стихотворения "Человек" литовского поэта Эдуардаса Межелайтиса:
"В шар земной упираясь ногами
Я как мост меж землею и солнцем
Излучающий свет
и счастье…".
На горизонте видна окраина города Каменское.

5

В настоящее время Вячеслав Иванков вольный художник: он создает оригинальные "шариковые картины" с городскими и "вселенскими" сюжетами, а также конструирует из металла и других материалов механические скульптуры, которые неоднократно выставлялись не только в нашем городе, но и за его пределами, а некоторые награждались призами, занимая первые места на различных конкурсах. Но это уже другая история.

Любовь РОМАНЧУК