Русалье озеро

Если вы выйдете на остановке "Медакадемия" пятого или первого номера трамвая и затем петляющими переулками двинетесь в сторону церкви Покрова Богородицы и дальше, к Набережной, то вскоре за улицей Мандрыковской наткнетесь на озеро длиной где-то метров сто, по форме напоминающее чей-то разинутый рот (или, по желанию, глаз).
Возможно, проще добраться до этого озера с Набережной (остановка возле ресторана "Камелот", следующая после "Хуторка"), но я не пробовала.

Запретная зона

Вдоль одной части берега тянется высокий парапет и мощеная плиткой аллея, усаженная высокими деревьями. Другую часть окаймляет крутой склон. Чуть выше на нем приютились одно-и двухэтажные домики частного сектора. А на водной глади водоема долгие годы находят пристанище утки и лебеди.
Удивительно, но об этом озере знают немногие, так как оно не просматривается со стороны Набережной из-за высоких домов, а с противоположной стороны его укрывают от взглядов деревья и высокий обрыв. Сразу за ним, через ту же, делающую большой изгиб, улицу Мандрыковскую, высятся стены общежитий №4 государственного аграрно-экономического университета и №6 медицинскоого университета, за которыми закреплен адрес Набережной Победы (44 и 42/4 соответственно), хотя до Набережной еще довольно далеко.
Об этом спрятавшимся за обрывом озере сложено немало легенд. Так, у местных жителей оно получило название Русальего, и тому были причины.

спутник

Русалки

Говорят, что в стародавние времена к озеру в летнее время приходили по ночам купаться девушки, веря, что его воды не только очищают тело, но и обладают свойством притягивать женихов. Установилась эта традиция после истории, приключившейся с одной молодой затворницей, живущей на отшибе. С детства ее кожа не переносила света, отчего тело стало мертвенно бледным, а глаза - словно налитыми кровью. Выходить из дома она могла только по ночам. Злые языки утверждали, будто она была самым настоящим вурдалаком, который днем лежит мертвым в своем гробу, а ночью оживает и выходит на охоту за свежей кровью. Будто девушка давно умерла, но ее бабка, слывшая ворожеей, успела провести какой-то обряд, подарившей внучке вторую жизнь, но уже вампирскую. И теперь она ни то ни сё. И если в округе пропадала овца или наступал мор птицы, считали, что это ее рук дело. Благо, хоть на людей она не охотилась.
Неизвестно, чем бы всё окончилось, но однажды затворница повадилась купаться в озере, пробираясь к нему темными проулками (а жили там в те времена в основном семьи лоцманов). Молодежь резвилась в реке, а она стыдилась среди них появляться. Озеро же было пустынным, если не считать рыб или водоплавающих птиц, облюбовавших его тихие воды.
Вот после тех купаний она неожиданно и преобразилась. Исчезла неестественная бледность покровов, глаза обрели нормальный цвет, и перед всеми предстала красавица, уже не боявшаяся дневного света. А вскоре она вышла замуж за богатого купца, сплавлявшего товары через пороги. В таких делах требовалась помощь лоцманов, через них он и познакомился с бывшей затворницей. Ну а озерную воду с тех пор прозвали живой, способной возвращать к жизни "немертвых" (как именуют вампиров), а также находить женихов. Вот и потянулись к нему прочие страдалицы.

1
По всей видимости (рискнем предположить), та затворница болела редкой болезнью порфирией - это когда кожные покровы приобретают особую чувствительность к свету и касаниям. Возможно, озеро просто исцелило ее. Но в те времена о порфирии ничего не знали.
В конце XIX века на этот водоем стали приезжать и екатеринославские горожане, страдающие кожными заболеваниями. Дело в том, что в воде было отмечено высокое содержание мочевины, отчего купание в озере очищало кожу и залечивало язвы.
История же на том не закончилась. Когда о возникшем обычае проведали парни, то и сами стали хаживать к озеру. Но не открыто, а тайно. Укрывшись в кустах, они, как рассказывали старожилы, подсматривали за обнаженными и ничего не ведающими девушками. Слухи быстро расходятся, и вскоре к озеру зачастили и неместные. Возбужденные лицезрением женских прелестей, они порой не выдерживали и разворачивали охоту на прелестниц. Обычно она оканчивалась визгом, шутками, совместным барахтаньем в воде, но имела место и пара-тройка насилий, и тогда через девять месяцев на свет появлялись байстрюки. Но, говорят, иногда не все девушки возвращались с озера.
Читатель наверняка задаст вопрос, почему девушки, прознав о проказах парней и подстерегающую их опасность, продолжали приходить к озеру? На то наверняка была масса причин, которые современному человеку нетрудно вообразить. Во-первых, ночная охота проходила далеко не каждую ночь - все же ребята были заняты и своими делами. Во-вторых, стремление выйти замуж пересиливало страх. В-третьих, им и самим могло нравиться такое приключение, а если кто-то из подруг иногда и пропадал, то считали, что просто ей крупно повезло: ее наконец увез к себе приглянувшийся ей парень, а такое на просторах Российской империи случалось нередко. В то время как она… на самом деле покоилась на дне озера, на расстоянии нескольких метров от ног своих былых подружек, с привязанным к шее или ноге камнем. Ибо скрыть следы преступления лучше всего, избавившись от тела.
А если спустя время кто-нибудь из местных рыбаков, случайно подцепив его удочкой или багром, вытаскивал на поверхность - облепленное тиной, водорослями и раками - то принимал за страшную русалку. Тем паче, что опознать в нем пропавшую когда-то девушку было уже совершенно невозможно.
Так и возникла легенда о том, что в этом озере живут русалочьи люди.

Подземная река

Удивительно также то, что несмотря на отсутствие каналов, дренажных труб и прочих водопитающих систем, озеро не мелеет. Лишь немного снизился в нем уровень воды и, соответственно, размер, когда район застроился высотками. Ясно, что одних дождей или снега (о котором наш край уже практически забыл) для поддержания в водоеме воды явно мало. Что же, спрашивается, его тогда питает?
Знающие люди говорят, что под нависающим над озером склоном находится тектоническая трещина, через которую озеро, возможно, и запитывается водой. Никто этого, конечно, не проверял, да и возможна ли такая проверка в принципе, неизвестно. Насколько глубока эта трещина, тоже никто не знает.
По другим слухам, вблизи озера протекает подземная река, вот ее воды, дескать, и питают водоем. Эту подземную тайную реку тоже никто в глаза не видел, хотя некоторые уверяют, что она даже была "одета" в коллектор - каменный туннель. Выходы из него якобы расположены в глухих кирпичных тумбах, которые возвели одновременно с постройкой общежития №6. Так что попасть в этот старый коллектор через один из его выходов уже невозможно.
У самого же берега в наши дни вальяжно расположилось двухэтажное здание воднолыжного комплекса "Сентоза", а сама приозерная территория объявлена чем-то вроде закрытого парка и отгорожена забором, так что подойти к самому озерцу не получится, можно только полюбоваться им издали.

2

Поэт и хан

Еще одну легенду, близкую к реальной истории, но все же не до конца подтвержденную, а значит, пока относимую к преданиям, передавал Дмитрий Яворницкий. Согласно ей, к Русальему озеру любил наведываться князь Аслан-Гирей, один из последних потомков Крымского хана Шагин-Гирея, переселившихся в Турцию.
В Екатеринослав Аслан попал таким образом. В 1828 году, во время войны Турции с Россией, окончившейся поражением турок, ханский потомок сдался в плен. Его вместе с племянником переправили в Россию, а затем определили местом жительства тихий по тогдашним меркам Екатеринослав и даже выплачивали ежемесячное пособие в размере 250 рублей с условием, что в Турцию он больше никогда не вернется. Приехав в город на Днепре, Аслан-Гирей поселился в предоставленных ему апартаментах большого двухэтажного дома, поменял имя, став Александром Никаноровичем, и обратился в православную веру. А вскоре, вступив в брак с вдовой Паулиной Мекленбурцевой, обладавшей немалым состоянием, вместе с ее сыном от первого брака Григорием перебрался на Мандрыковку, пленившись открывавшимися оттуда видами. Там он напротив одноэтажного дома некоего еврейского мещанина Краконини выстроил двухэтажную усадьбу, а его жена, приняв православие, взяла себе имя Мария.
В этом мещанском ветхом домике в мае 1820 года, как уже практически установлено историками, проживал Александр Пушкин, когда был сослан в Екатеринослав для несения службы в конторе иноземных переселенцев, которой в то время управлял генерал и, по совместительству, масон Иван Никитич Инзов. И, возможно, тоже приходил к небольшому Русальему озеру.
В середине XIX века этот дом, названный поэтом в письме к брату Льву "жидовской хатой", был разобран. Не сохранилась и гиреевская усадьба. На их месте ныне раскинулись производственные помещения завода медицинского оборудования.
По иронии судьбы, Аслана Гирея Пушкин в том же году сделал героем своей поэмы "Бахчисарайский фонтан", которую написал в Крыму. Знал ли о том обрусевший ханский потомок, спустя десять лет после пребывания поэта в Екатеринославе выстроивший напротив его жилища имение, или же нет, неизвестно.
Любовь РОМАНЧУК

Метки: родной край