Неділя, 16 червня 2024 року

Рождество с Еленой Блаватской

«Приближается время, когда весь христианский мир будет отмечать свой самый популярный праздник — день рождения основателя христианства, веселье и ликование будут царить в каждом доме. В северо-западной Европе и в Америке остролист и плющ украсят каждый дом, а церкви будут убраны вечнозелеными растениями; согласно традиции, унаследованной от древних ритуалов язычников друидов, «лесные духи слетятся к елям и останутся там, не тронутые морозом, вплоть до самой весны». 

Так писала Елена Блаватская в статье «Рождество прежде и теперь», опубликованной в декабре 1879 года в английском журнале «Теософист» (№3). Она первой отметила, что в этот день все древние народы отмечали день рождения своих солнечных богов. Адонис, Озирис, Бахус, Аполлон и прочие были рождены 25 декабря, в день зимнего солнцестояния, когда дни наиболее коротки, а тьма предельно окутывает землю.

А значит, самое время вспомнить нашу землячку и время ее жизни в Екатеринославской губернии, в которой она прожила одиннадцать лет.

Все мы мистики

Каждый человек, если во что-то верит (в Бога, красоту, науку, светлое будущее и так далее), уже мистик. Как писал украинский психотерапевт Александр Стражный в книге «Мистика, в которую играют люди», «Вы мистик, если способны любоваться восходом солнца, звездной ночью, запахом цветов или щебетанием птиц. Вы мистик, если вас очаровывает живописная картина, завораживает музыка, захватывает роман. Вы мистик, если вы хоть раз в жизни любили – ибо таинство сие возвышенно и мистично. Вот и выходит, что мистикой наполнена жизнь каждого человека, в том числе убежденного скептика».
Убеждать в этом Елену Блаватскую не имело смысла, в ее жизни было немало мистического, она и сама была непревзойденным мистиком, энергии которой позавидовал бы любой спортсмен.
Теософ, оккультист, посвященная, шарлатанка, философ, эзотерик, медиум – далеко не полный перечень «регалий», которыми награждали Блаватскую. Конечно, в ее практике случались и «обманы» ждущей чуда на сеансах публики, ведь не каждый день удавалось установить связь с неземными силами, а деньги, увы, требовались всегда. Как-то, читая ее книги («Разоблаченная Изида», «Тайная доктрина»), я поймала себя на мысли, что то, о чем она пишет, невозможно выдумать с нуля, даже при наличии обширных знаний в тех областях, которые затрагивались Еленой Петровной (а таких познаний у Блаватской не было), что в самом деле был необходим какой-то внешний, вышний источник. Иного объяснения не существовало, уж очень грандиозны, подробны до мелочей и всеобъемлющи были расписанные нею сюжеты и космологические построения.
Невозможно также, чтобы гений родился и вызрел в какой-нибудь неблагополучной семье. Ему всегда предшествует нарастающая талантливость предков, закладывающих семя за семенем в генную структуру потомков, пока однажды она не выплеснет в свет того, кого нарекут гением (сверхчеловеком). Так вышло и в случае с Блаватской. Чтобы увериться в этом, достаточно посмотреть, кто значился в числе ее предков.

портрет Блаватской и матери

На портрете кисти Елены Блаватской умершая пять лет назад мать навещает свою дочку

Предки

Дед Елены Блаватской, Андрей Фадеев, в 1815 году вместе с семейством (женой и дочерью, обе Елены) приехал в Екатеринослав из местечка Ржищево Киевской губернии по предписанию министра внутренних дел о назначении его в Новороссийскую Контору Опекунства иностранных поселенцев. Вскоре, став начальником Екатеринославской канцелярии Комитета, он купил и переделал усадьбу на улице Петербургская, 11 (ныне – Князя Ярослава Мудрого).
Андрей Фадеев был не только чиновником, но в каком-то роде и литератором. В изданных в Одессе «Воспоминаниях» он, в частности, дал любопытную характеристику Екатеринославской жизни и приоткрыл некоторые интимные секреты Александра Пушкина, с которым одно время делил комнату. Его мемуары стали бестселлером и переиздаются до сих пор.
Мать Блаватской, дочка Фадеевых Елена (в замужестве Ган), разочаровавшись в браке, тоже ударилась в литературу. Ее произведения, которые под псевдонимом Зенеиды Р-вой печатались в журнале Осипа Сенковского, посвящались борьбе женщин за свои права. Белинский называл ее «русской Жорж Санд» и писал, что «между русскими писательницами нет ни одной, которая достигла бы такой высоты творчества и идеи и которая в то же время до такой степени отразила бы в своих сочинениях все недостатки, свойственные русским женщинам-писательницам».
«В этой женщине, - вспоминал Иван Тургенев, - было действительно и горячее русское сердце, и опыт жизни женской, и страстность убеждений, и не отказала ей природа в тех «простых и сладких» звуках, в которых счастливо выражается внутренняя жизнь».
Перу Елены Ган принадлежат повести «Идеал», «Медальон», «Суд света», «Теофания Аббиаджио», «Напрасный дар», «Любонька», «Ложа в одесской опере», «Утбалла» и «Джеллаледдин». Собрания сочинений Елены Андреевны Ган дважды издавались в Санкт-Петербурге, в 1843 и 1905 годах, и хранятся в днепровском историческом музее. К несчастью, летом 1842 года она умерла в Одессе от скоротечной чахотки.
Наконец, отец будущего теософа Петр Ган тоже был непрост. Капитан конной артиллерии имел с южными декабристами, готовя восстание, за что был сослан в родовое имение его отца Алексея, расположенное близ села Шандровки у Орели (Юрьевский район). Туда его семья и переехала через несколько месяцев после рождения старшей дочки. От него Блаватская переняла тягу к путешествиям, частой смене мест, бунтарству, авантюрам. Говорили также о ее несгибаемом, почти мужском характере.

Две усадьбы

Все знают, что в формировании характера и жизни ребенка большое значение место его рождения. А родилась Елена Блаватская в августе 1831 года в усадьбе деда, считавшейся в Екатеринославе одной из красивейших, в ней была крещена. Имение, куда до 1833 года приезжала передохнуть после переездов чета Ган, казалось девочке настоящим раем, который потом так стремилась воссоздать на Земле глава теософского общества. Поднимаясь по скрипучим ступеням на второй этаж в спальню, она долго любовалась из окна видом Днепра. Сейчас реки не видно, а тогда местность не была застроена – открывалась широко.

усадьба

В этой усадьбе 12 августа 1831 года родилась Елена Блаватская

В 1834 году спустя Андрей Фадеев, получив назначение в Одессу, продаст усадьбу директору Екатеринославской казенной суконной фабрики Василию Драгневичу. Ныне от огромного сада с речкой и родником, барского дома с флигелем и хозпостроек – конюшни, оранжереи, сараев - остался лишь барский дом из красного кирпича (архитектор неизвестен), в котором в 2008 году был открыт Музейный центр Елены Блаватской и ее семьи.
Неоднократно, уже эмигрировав за границу, Елена Петровна, когда возвращалась в Россию, наведывалась и в Шандровку. Стоя на берегу живописно извивающейся, подобно змее, речушки, она невольно сравнивала ее с необузданным индийским Гангом и колесом Сансары (оно присутствует на эмблеме созданного нею общества в виде кусающей себя за хвост змеи). Согласно преданию, Орель сотворил никто иной, как Змий. Однажды, проиграв сражение с кузнецами, он побрел к Днепру утолить жажду. А братья запрягли его в плуг и проорали глубокую борозду. Освобожденные из плена девушки заплакали от радости и наполнили борозду слезами, оросили. С тех пор и несет Ориль в Днепр чистую как девичья слеза воду.
Так неожиданно для Блаватской круг замкнулся. К сожалению, сейчас от имения Ган ничего не осталось. Сотрудники днепровского исторического музея нашли лишь место его былого расположения.

Легенды

Именно Андрей Фадеев и его жена первыми заметили способности внучки к ясновидению и перемещению предметов на расстоянии. Предание сохранило такую историю. Однажды отец, чтобы проверить способности дочери, спросил: «Как звали мою боевую лошадь в турецкой кампании?». Маленький медиум долго смотрела в раскрытую азбуку, шевеля губами, после чего произнесла «Зайчик». Все рассмеялись, думая, что это шутка, кроме отца, ибо именно такое имя носила его кобыла.
В 1990-е годы Елена Аливанцева, заведующая Музейным центром Блаватской и ее семьи, встретилась в столице Киргизии Бишкеке с внучатым племянником Блаватской, профессором Петром Алексеевичем Ган. И он рассказал такую семейную легенду. В 1880 году (или 1860) 16-тилетний Петр Алексеевич Ган, двоюродный брат Блаватской, ехал из Полтавского кадетского корпуса в Шандровку, к родителям на рождество. А в доме своего деда и дяди Алексея гостила Елена Петровна. Поздно вечером, сидя в кресле у камина (в то время, как Петруша проезжал на санях станцию Лозовая), она вдруг закричала: «Волки! На Петю напали волки». И не ошиблась. Хищников удалось отбить, а случай лег в основу рассказа «Счастливец» младшей сестры Блаватской, писательницы Веры Желиховской.
А еще Петр Ган передал днепровскому Музейному центру парный портрет 1847 года кисти Блаватской, украшающий ныне одну из стен былого барского дома. На картине изображены мать и дочь: Елена Ган смотрит вниз, ибо уже не принадлежит этому миру, а ее дочь в полупрозрачном белом платье – еще без характерного пронзительно-запредельного взгляда - прижимается к ней, склонив голову на ее плечо. Но удивительно в этой картине не это, а то, что Елена Ган уже пять лет как была мертва, а ее дочь изобразила себя такой, какой выглядела в 16, а не 11 лет. То есть она сидит рядом с мертвой женщиной. По легенде, Блаватская не раз пыталась вызвать дух своей матери, и порой это ей будто бы удавалось. Картина же стала первой пробной попыткой войти в потусторонний контакт с матерью – недаром она изображена на фоне плотной зеленой драпировки донельзя телесной, а вот ее дочь – немного призрачной, с бездонным сияющим небом за спиной. Остается надеяться, что в послесмертии она нашли друг друга.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: Елена Блаватская

ПОПУЛЯРНЕ

Архів новин
Июнь 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Контакти

Столярова, 1, Дніпро, Україна, 49038

mail@dv-gazeta.info

© Останні новини Дніпра та України за сьогодні. Онлайн трансляції, фото та відео репортажі на сайті Днепр вечерний. Всі права захищені.