Романсы о ротонде

В наше время многим знаком пятиэтажный дом Александра Макарова, директора Южмаша и дважды Героя социалистического труда, стоящий на улице Староказацкая под номером 68, недалеко от пожарной части. Тем более, что с 2000 года, после смерти легендарного ракетостроителя в октябре 1999 года, на нем красуется мемориальная табличка. А в советское время, когда имена ракетчиков были засекречены, об этом знали очень немногие. И уж, конечно же, не школьники из расположенной по соседству школы №2, где училась и я. Куда более знаменитой была нависшая над самым спуском в парк имени Лазаря Глобы (в те времена - имени Валерия Чкалова) круглая открытая и довольно высокая беседка с восемью массивными колоннами, стоявшая в самом конце двора "дома Макарова", которую еще называли ротондой.

беседка

Беседку во дворе "дома Макарова" Вадим Горбоносов, по легенде, посвятил своей первой жене, а в 1960-е годы в ней поэт-шпион соорудил тайник

Жена архитектора
В детстве мы на переменах или после уроков часто бегали во двор этого по-советски помпезного дома. Во-первых, на первом этаже в нем размещалась детская стоматологическая поликлиника, а с другой стороны высокой полукруглой арки с двумя маленькими арочками по бокам, для пешего прохода, - кабинеты ортодонтов, где нам регулировали пластины для выравнивания зубов. В те времена протезы были тяжелыми и литыми, покрывали почти всё нёбо и часто трескались либо вообще ломались, а ортодонт их склеивал, чинил, подтачивал или менял на другой. Эти учреждения, к слову, до сих пор функционируют на том же месте.
Во-вторых, в том доме жили две наши одноклассницы, потому обитатели двора нас оттуда не прогоняли. Одну, с импозантной внешностью высокородной цыганки (черные вьющиеся волосы, нос с горбинкой, томные карие глаза), звали Мариной, и лет десять назад я видела ее в кассах железнодорожного вокзала, где она была какой-то начальницей над билетершами. А имени второй, пышнотелой рыжеволосой еврейки, раньше всех, еще в десятом классе, выскочившей замуж, не помню. Кажется, что Лора, но это неточно, да, наверное, и не важно. В-третьих, через тот двор было удобно спускаться в парк. В-четвертых, из беседки открывался отличный кругозор. Напротив нее возвышалось чертово колесо, к которому вел (да и сейчас ведет) лестничный спуск с широкими каменными перилами, а дальше шел пруд с разной водоплавающей живностью.
В этой беседке Валерик из параллельного класса, часто присоединявшийся к нам из-за симпатии к одной девочке (какой именно, секрет), на гитаре лихо исполнял перед нами томные и необыкновенное красивые и грустные романсы - "В лунном сиянье", "Утро туманное", "Гори, гори, моя звезда", "Не уходи, побудь со мною", "Нет, не любил он", "Отговорила роща золотая", "Отцвели уж давно хризантемы в саду", "Клен ты мой опавший", "Ямщик, не гони лошадей" и другие. Я и услышала многие из этих романсов именно от него - Интернета ведь тогда не было, радиоточка в нашем доме постоянно барахлили, а телевизор включался только по вечерам. Пел Валера так себе, а вот играл виртуозно. После восьмого класса он поступит в музыкальное училище, но потом из меркантильных соображений сменит профессию на заурядного экономиста. И ничего не добьется в жизни.
В то время мы еще не слышали о легендах, окружающих эту ротонду. И лишь много позже узнали, что сконструировал ее легендарный архитектор Вадим Горбоносов в 1949 году, когда полуразрушенный в ходе бомбежек и артобстрелов город активно восстанавливали после прокатившейся по стране войны. Сам пятиэтажный дом, выстроенный в фундаментальном стиле сталинского ампира, с высокими потолками и большими кухнями, появился тогда же и был предназначен для работников Автозавода, как тогда называли Южмаш. А такой необычайный вид беседке архитектор придал якобы в память о своей первой жене, с которой в середине 1930-х годов познакомился в Киеве, когда учился в художественном институте. Девушке (имя ее история не сохранила) очень нравилась старинная круглая, на четырех опорах, ротонда на Подоле, с шатровым верхом и скульптурой держащего крест апостола Андрея Первозванного на макушке. Эта ротонда была необычна еще и тем, что располагалась над одним из старейших фонтанов столицы со скульптурой Самсона, раздирающего пасть льву. Оба - и фонтан и беседку - возвели в 1749 году по проекту архитектора Ивана Барского на месте питьевого резервуара. В этом году, осенью, ротонду отреставрировали и выкрасили в голубой и белые цвета, а раньше она быля вся белой.
Возле этой ротонды будущие супруги и свели знакомство, там какое-то время и встречались.
Из днепровской ротонды в те годы тоже была видна скульптура Самсона, стоявшая в пруду на месте нынешнего Маленького принца. Так что выходило вдвойне символично. Говорят, будто имя своей первой жены архитектор высек на камне, уложенном в основание фундамента. И его можно будет узнать, когда беседку окончательно разберут.
Тем не менее, красивая ротонда, как и две родившиеся одна за другой дочери, не помогла спасти брак, и спустя время он все-таки распался. Второй женой архитектора стала Эльвира Селезнева, и с ней он прожил уже всю жизнь, хотя никакой беседки ей не посвящал.

Подол

Так до реставрации выглядела ротонда на Подоле, у которой днепропетровский архитектор познакомился со своей будущей женой

Дети шпионов
С днепровской ротондой связана еще одна легенда. Говорят, в 1960-е годы, когда Днепропетровск был еще закрыт для посещения иностранцев, в нее по вечерам приходил житель соседнего дома и писал стихи, а перед уходом прятал тетрадку в небольшую арку, расположенную под беседкой. Возможно, дома за рифмоплетство его ругала жена, грозя выкинуть всю его писанину, отчего и приходилось прятать от ее глаз свои бессмертные творения. Или же это была какая-то примета, традиция, долженствующая подпитывать капризное поэтическое вдохновение.
Так продолжалось несколько месяцев. Ни в какие беседы с жителями дома доморощенный поэт не вступал, а если кто-то заходил в беседку, тотчас ретировался. Но, как утверждал еще Сократ, нет ничего тайного, что когда-нибудь не сделалось бы явным. Вот и жильцы дома Макарова однажды узнали, что работал странный поэт инженером на автозаводе (то бишь Южном машиностроительном заводе). Вот тогда у них и зародились подозрения. Стали шептаться, будто в расположенный в арке тайник он прятал вовсе не рукописи своих стихов, а некие секретные документы с завода, на котором, как все знали еще тогда, на самом деле изготовлялись боевые ракеты, в том числе ядерные, а также ракетоносители, части для космических спутников и ракетно-космических комплексов. Что это были за документы, думается, понятно без пояснений: чертежи (а точнее, их фотографии) кораблей да расчетные данные ракет. Ну а ночью эти бумаги забирал тот или иной шпион и известными одним им путями переправлял за рубеж.
В конце концов, жители эту арку замуровали, и лжепоэт прекратил в той беседке появляться. Может быть, обиделся. А может, испугался.
Конечно, слабо верится в то, что профессиональные шпионы могли так топорно, на виду у всех проворачивать свои дела. Наверняка для передачи важных сведений имелись более надежные и скрытые места, но легенда есть легенда. По крайней мере, факт, что информация о Южмаше и изготавливаемой на нем продукции, несмотря на все предпринятые предосторожности, все-таки периодически попадала за рубеж. Говорят, фотографии завода делались и с чертова колеса, стоявшего за беседкой, с верхней точки которого он будто бы был хорошо виден. Я лично это не проверяла, поэтому точно не знаю. Но вполне возможно, что это правда.
В наши дни ротонда сильно разрушена, лестничный спуск выщерблен, дорические колонны все в трещинах, сколах и почти целиком покрыты различного сорта надписями, а основание фундамента выглядит как после длительной и яростной бомбежки. И, что печальнее всего, разрушение продолжается. Арки же, ведущие в тот двор, все три, нынче забраны металлическим забором, как и проход со стороны парка Глобы, так что попасть туда постороннему человеку уже невозможно. И только беседка остается пока доступной. Но в ней, как раньше, уже никто не собирается - времена стали другими, не располагающими к затяжным посиделкам. Их заменили ночные клубы, дискотеки либо виртуальные путешествия и игры за компьютером.
Любовь РОМАНЧУК

Метки: городские байки