Пробуждение вампира

Окончание. Начало в номере от 29 октября

В обнаруженной мною на антресолях забытой старой тетради было записано много разных коротких историй. Но самая интересная касалась рассказа нашего экскурсовода по Каневу дядя Паши. Как мы помним, он оборвал свой рассказ на описании кладбища, на котором похоронили бригадира Викентия Паскевича, обещав на следующий день поведать о ходящих об этом месте легендах.

Шевченкиана
Но на следующий день посиделки не состоялись. И помешал этому… Тарас Шевченко. Нас тогда возили по связанным с ним местам: в бывшее имение пана Энгельгарда с двумя ставками, у которого служил поэт (в советское время в этом особняке открыли школу). На огромной территории сохранился толстенный дуб, в дупле которого Тарас прятал свои рисунки. Правда, в его ствол в 1963 году угодила молния, но, к счастью, дерево сгорело не полностью. Потом нас свозили к могиле Тарасового отца. Раньше там располагалось кладбище, а сейчас стоит дом культуры, и только эта одинокая могила осталась на своем прежнем месте. Потом мы отправились к могиле матери поэта, похороненной недалеко от дома, где родился Тарас (этот дом в начале ХХ века сгорел во время пожара). А напоследок - в далекое село Моринцы, в котором сохранилась хата, где будущий кобзарь учился грамоте у местного дьяка. Во время пожара часть этого дома выгорела, а сохранившиеся комнаты во избежание разрушения накрыли стеклянным колпаком. Были еще и музеи, и прогулки по тенистым аллеям, так что вернулись мы затемно и, проглотив поздний ужин, тут же вырубились.
Зато следующий день, после посещения шевченковской могилы и купания в Днепре, был в нашем полном распоряжении, и, едва на мир стали наползать серые сумерки, а солнце начало неуклонно заваливаться к горизонту, мы уселись на площадке. Наша классная дама в это время проходила в местной поликлинике сеансы физиотерапии (у нее был больной позвоночник), и за нами приглядывал экскурсовод. Вскоре он появился во дворе, и в предвкушении продолжения его рассказа у нас сладко засосало под ложечкой. Он же не стал испытывать наше терпение и с удовольствием приступил к повествованию.

класс_Б

С нашей классной Галиной Михайловной (в центре) наш класс побывал во многих городах (я - крайняя справа во втором ряду)

Старый граф
- Среди старожилов бытовала легенда о склепе старого графа, - начал он. - Этот граф, по фамилии то ли Понятович, то ли Понятовский, жил в конце XVIII столетия и прославился своим жестоким обращением с крепостными. Многих он отправил на тот свет, многих девиц обрюхатил. Поговаривали, что он, к тому же, был чернокнижником, так как из его лаборатории, пристроенной к левому крылу имения (во время революции оно было сожжено взбунтовавшимися крестьянами), по ночам в небо тянулся черный дым. Что он там делал, осталось неизвестным. Когда он умер - как говорили, в страшных муках, - его похоронили в фамильном склепе, в котором уже покоились его родители, два старших брата и тетушка по отцовской линии. После этого якобы и начались странности. Так, в селе вдруг стали пропадать девушки. Ни одна из них так и не была найдена. Когда число пропавших перевалило за десяток, суеверные жители стали требовать открыть дверь склепа, уверенные, что найдут их именно там. Дело приняло скандальный поворот, и наследники графа, чтобы успокоить селян, пошли навстречу их просьбе. Двери склепа отворились, но внутри, кроме гробов, никого не было. Зато жители заметили, что крышка графской усыпальницы немного сдвинута в сторону. Вот тогда по селу и поползли слухи, будто мертвый граф по ночам поднимается из гроба и выходит наружу, чтобы похищать и убивать девушек, которых он больше не мог насиловать. Слухи эти дожили до наших дней. Иные даже вроде не раз видели его призрачную фигуру. А еще говорили, что у этого графа остались бастарды, то есть незаконнорожденные дети, зачатые им в лаборатории с применением специфических снадобий. Ведь он, как вы поняли, занимался магическими опытами (возможно, по обретению бессмертия). И вот эти дети унаследовали от него тягу к чернокнижию, а также способность подниматься из могил. К одному из их потомков принадлежал и муж Марьяны Викентий. Такая вот присказка.
В сентябрьский день могилу Викентия наконец вскрыли. Вначале вырыли глинистую землю, затем подняли на поверхность обитый красным сукном гроб. Жители, ходившие до того между могил и делавшие вид, что проведывают своих умерших родственников, тотчас подтянулись к месту опознания. Рабочие выдернули гвозди, сняли крышку, и у всех невольно вырвался возглас ужаса, ибо тела Викентия в гробу не оказалось.

Рождение легенды
В этом месте многие из нас тоже не смогли удержаться от вопля. Ведь отсутствие тела в гробу могло, на наш взгляд, говорить только об одном: мертвец восстал и выбрался из могилы, а по ночам разгуливает по окрестностям.
- Да, да, - словно угадав наши мысли, подтвердил наш гид. - Многие тогда пришли именно к такому выводу: о воскресшем мертвеце, о котором до того знали только по книгам да легендам. (Хотя, где в советское время можно было достать книги о вампирах или зомби? - приписка сделана в наши дни). Марьяна же, при виде пустого гроба, грохнулась наземь и с тех пор окончательно тронулась рассудком. Через месяц ее забрали в психбольницу в Черкассах, откуда она так и не вышла. Дочку же отдали в детдом, и о ее судьбе никому неизвестно. А дом, спустя полгода, перешел племяннику Марьяны со стороны мужа. Дом, кстати, был добротный, двух-этажный. Викентий хорошо получал, да и мастером был на все руки. Многие годы после того случая в селе боялись по вечерам выходить на улицу, а на двери навесили дополнительные замки. Викентий же пару раз еще где-то мелькнул, после чего сгинул. То ли рассыпался в прах, то ли, отомстив жене, вернулся в свою могилу - повторно же раскапывать ее, понятное дело, уже никто не решился. Байка о восставшем мертвеце пережила десятилетия. А об ее окончании знали только я и мой брат.
- Только не говорите, что расскажете о том в другой раз! - воскликнул Витя, предугадывая возможный поворот беседы.
- Не буду. Впрочем, окончание короткое, - поднял руки дядя Паша и далее продолжил.

Разоблачение
- Спустя десять лет племянник, занявший дом, неожиданно серьезно заболел, хотя был еще довольно молод. Болезнь прогрессировала быстро, и болезный позвал в дом священника, видимо, рассчитывая на то, что покаяние и причастие могут помочь побороть ее. Священник, отец Ипполит, был другом моего младшего брата - они учились в одной школе. Тайна исповеди, конечно, дело серьезное. Но вот когда племянник умер и со дня его смерти миновало сорок дней, батюшка поведал брату о том, что рассказал ему покойный. С его слов, ранее он жил в соседнем селе, а учился в Днепропетровске в театральном училище. Однако, однажды отец задолжал кому-то крупную сумму, и родители продали дом, подавшись на Дальний Восток по какой-то государственной программе. Там они поселились в глуши, в бревенчатой хате, и стали работать на лесном хозяйстве. Жизнь там, судя по их письмам, была далеко не мёд, так что ехать туда их сын не собирался. Но общежитие было временным жильем. А как быть потом? И тогда будущий актер положил глаз на шикарный дом своего дяди. План был разработан до мелочей. Зная о склонности тетки к суевериям, он попросил знакомого скульптора по фотографии изготовить маску с лица Викентия, якобы для розыгрыша. Затем при встрече подсыпал дяде медленно действующий яд, чтобы подозрение в отравлении не пало на него. А когда тот, вернувшись домой, умер, стал терроризировать тетю явлением его призрака, артистически исполняя роль покойника с его угловатыми движениями. В сумерках раскрыть обман не представлялось возможным. Он же и выкрал тело из могилы, дабы усилить веру в восставшего мертвеца, мстящего своему убийце.
- Значит, никакой мистики? - разочарованно протянул Витя. - Сплошной тупой розыгрыш?
- Мистика все же была, - возразил дядя Паша. - Знаете, чем заболел племянник? Омертвением тканей - очень редким заболеванием. Он буквально заживо превращался в мумию. Видимо, перед смертью он тоже понял, что это кара ему за шутки с покойником. Говорят, что когда его хоронили, он был твердый, как камень, и весь темно-коричневого цвета.

Постскриптум
Совпадение в том или нет, но на обратном пути, где-то на середине дороги, наш пароход (кажется, он носил имя "Павленко") сел на мель, что, по словам капитана, никогда тут ранее не случалось. Толчок был несильным, но достаточным, чтобы мы попадали со своих коек, разбив коленки и расквасив носы. Мы провели на теплоходе целые сутки, до следующего полудня, голодные и испуганные. Помощь почему-то долго не приходила, а катера и ракеты, несмотря на посылаемые им сигналы бедствия, упорно проплывали мимо. Возможно, просто не верили, что тут возможна мель. Лишь одна прогулочная ракета притормозила, но после переговоров с капитаном отчалила, так никого и не взяв на борт. Так мы тоже получили свой урок.

Фоном для истории о пробудившемся "вампире" послужили наполненные мистикой шевченковские места

Фоном для истории о пробудившемся "вампире" послужили наполненные мистикой шевченковские места

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика