Прах игуменьи

О том, что кроме нашего мира, существует и иной, известно не только верующим. Но вот общаться с ним удается далеко не каждому.
Учительница русского языка и литературы и поэтесса Лариса Максимовна Коваленко, автор нескольких сборников, оказалась в этом плане поистине избранной.
С детства ее юную голову посещали необычные сны, которые позже она назвала вещими. К примеру, в пятилетнем возрасте приснилось, будто она летит над садами, а в небе плывут рифмованные строки, смысл которых полностью понятен, хотя в ту пору буквы и слова были еще ей незнакомы.

Стук в окно

Неведомые силы не раз спасали поэтессу от увечий или гибели. Один раз призрачный силуэт возник перед ней на мостике, через который она, как обычно, переходила дорогу, и она свернула в сторону. Оказалось, в тот вечер ступени моста полностью обледенели, и там упал не один человек. Так ее уберегли от травмы. Другой раз об опасности ее предупредил голос.
Но собственно поворот в атеистическом прежде сознании к вере наступил после смерти матери. Однажды, незадолго до своей смерти, мама нашей героини потеряла сознание, а когда пришла в себя, рассказала, будто упала в черный погреб, над краями которого сгрудились светящиеся точки и смотрели на нее. Это оказались красивые глаза – голубые и блестящие, и почему-то она подумала, что они принадлежат детям. Потом ее словно кто-то позвал, и она вынырнула, вернувшись в действительность.
Один из врачей, которому Лариса Максимовна позже рассказала про мамино видение, предположил, что это ждали ее наверху нерожденные дети числом восемь (столько она делала абортов).
Через 39 дней после ее смерти квартиранты-соседи, жившие во времянке, прибежали в дом с криками, что к ним приходила бабушка, стучалась в окна и двери. Выглянут – там никого, а спустя некоторое время - опять стук. И так им не по себе стало, что они убежали из домика.
- Это мамина душа приходила попрощаться, - поняла дочь, - ведь не зря же говорят, что душа умершего до сорока дней находится среди живых. Ничего плохого она никому не сделает.
Прошло около получаса, и она с мужем сама услышала этот стук.
- Муж, сидя в кресле, читал, а я пошла на кухню работать, готовиться к сороковинам, - вспоминает Лариса Максимовна. – Вдруг справа в окошко (а мы жили в частном доме) легко и дробно кто-то негромко постучал. Мне показалось, что я ослышалась, и продолжала работать. Но стук снова повторился, только теперь уже в другое окошко. Я взглянула в окно, но там была только чернота ночи. На душе стало тревожно, даже страшно. И все же я заставила себя пойти в соседнюю комнату, где лежал когда-то смертельно больной папа (он и умер там), чтобы из буфета взять тарелки. Теперь уже в это окно опять раздался дробный стук. У меня от страха мурашки пошли по телу. Я кинулась к мужу в спальню и сказала: «Мама только что мне стучала. Я боюсь». На что, скептически улыбнувшись, он ответил: «Да она и мне стучала, когда я зашел после квартирантов на кухню попить воды».
К ночи стуки смолкли, и после этого уже никто  супругов никогда больше не беспокоил.

Потайная комната

Пожалуй, лучшим доказательством существования высших сил являются случаи, когда сны или видения обретают зримое воплощение.
Однажды Ларисе Максимовне приснился необычный цветной сон. Связан он был со Свято-Тихвинским женским монастырем в Днепропетровске.
В советские времена монастырь, построенный в 1866 году, бездействовал. В нем разместили интернат, а в 1959-м главный храм вообще взорвали, построив на его месте детсад для глухих.
В середине 90-х годов прошлого века монастырские храмы начали реставрировать, и в конце столетия открыли заново. В это время Лариса Максимовна и стала посещать еще не действующий монастырь, словно что-то неудержимо влекло к нему.
Кстати, покровительница монастыря – Святая Варвара – оказалась и покровительницей Ларисы Максимовны, живущей в том же районе. Такие вот два совпадения.
Хотя, по словам учительницы, в мире нет ничего случайного. Как написала она в своем стихотворении:

«В этом мире ничто не случайно,
Каждый знает об этом мудрец,
Святый Дух – это жизни начало,
А Любовь – это жизни Венец!».

И вот ей снится сон.
Будто она попадает в какую-то просторную выбеленную комнату (покой), расположенную под храмом Святой Варвары Свято-Тихвинского монастыря. В затененном углу виднеется чье-то захоронение с надгробием. В удивлении она осматривается и вдруг слышит, как мужской голос за спиной спрашивает:
- Хочешь туда?
- Нет, еще рано, - отвечает спящая, оборачивается и видит, что комната оканчивается столбом света, в котором появляется троица.
У выхода перед надгробием материализуется семья: отец, мать и десятилетний сын.
Мужчина поясняет, что здесь будет покоиться прах схим-игуменьи Марины (настоятельницы монастыря).
С этой женщиной, бывшей медсестрой-фронтовичкой Марией Ткачук в звании младшего лейтенанта, обладательницей нескольких боевых наград, а в 1998 году постригшейся в монахини, Лариса Максимовна была знакома. Владыка Ириней назначил ее игуменьей монастыря и дал задание воссоздать его стены. Лариса Максимовна видела, как та в любую погоду трудилась в заброшенном доме с выбитыми окнами, разбирая завалы и ремонтируя всё своими руками, чтобы превратить его в храм. Благодаря ей были приведены в порядок трапезная, служебные и жилые корпуса, книжная лавка. В год, когда монастырь праздновал свое десятилетие, Мария, возведенная в схим-игуменьи, ушла на покой, уступив место игуменье Зосиме (Зинаиде Васильевне Сварчевской).
Через мгновение троица, предрекшая захоронение Марии в выбеленной комнате, исчезла, и Лариса Максимовна проснулась. Впечатление было таким ярким, что никак не давало покоя.
В тот же день она пересказала свой сон встретившейся соседке Дине, ходившей в монастырь на воскресные духовно-просветительские семинары, и та всплеснула руками.
Оказалось, такая комната действительно располагалась под храмом, только не под нынешним, стоящим справа от входа, а под бывшим, на месте которого сейчас стоит трапезная. И в той комнате, о которой знали немногие, в самом деле покоится прах, только не Марии, а основательницы монастыря Олимпии (имя настоятельницы стало известно женщинам позже).
- Это тебе ангел-хранитель навеял вещий сон, - сделала вывод соседка. – Или же дух самой Олимпии.
Сейчас останки первой игуменьи вынесли из подземной комнаты и перезахоронили за пределами храма, чтобы люди могли поклониться ей. И отныне могила Олимпии стоит вся в цветах.
После смерти  Марии 12 марта 2012 года ее в самом деле думали похоронить в той комнате, на месте захоронения первой игуменьи, но брат увез ее прах в Запорожье, где предал земле на монастырском кладбище.

Метки: мистика