Медвежьи легенды

Окончание. Начало в номере от 11 февраля

Еще несколько любопытных историй - как комических, так и не очень - связывают наш город с бурым хозяином леса, который, по поверьям, является также проводником в нижний мир.

Охота в Казенном саду

Одну из "медвежьих" легенд создал писатель из Тулы Владимир Николаевич Елагин, поселившийся в Екатеринославе в конце 1850-х годов после тяжелого ранения в грудь во время Крымской войны. В 1859 году он написал повесть "Губернский карнавал", которая через год частично вышла в журнале "Современник" и никогда больше не переиздавалась. Отрывки из нее приводил Михаил Шатров в "Городе на трех холмах" и местные газеты. В этой повести Елагин описал одну из охот, которые, по его словам, периодически устраивались в Казенном саду для знати Екатеринослава и его предместий. На это время сад закрывали для посторонних, а зрителям отводили места за оградой. Тульский дворянин очень красочно живописал это зрелище: как с утра к парку стекались толпы народа, как крестьяне привозили зверей в разнокалиберных клетках (волков, лисиц, уток, зайцев) и, въехав в решетчатые ворота, выпускали своих пленников на недолгую волю, как потом несколько сотен крестьян с палками и другим дрекольем выстраивались по стенам, окружавшим сад, густой цепью, чтобы звери не могли улизнуть из своей обширной ловушки. А в это время на площадке сада, где находилась ротонда, толпились доезжачие в красных кунтушах со своею гончею командою, борзятники в зеленых полукафтанах с тощими борзыми, между которыми шныряли из разбитой тут же полевой кухни повара и поварята в белых куртках и колпаках.

казенный_сад

По легенде в 19 веке в центральном парке Екатеринослава устраивались помещичьи охоты

Знатоки полагают, что это не более чем красивый вымысел, ибо для охот в те времена было достаточно в округе лесов, балок и буераков. Да и вряд ли градоначальник дал бы разрешение на завоз в город волков, лисиц и прочих хищников, а потом - на то, чтобы устраивать на них охоту. Однако легенда осталась.
Согласно одной из версий, однажды в парк привезли и медведя. До того он выступал в передвижном цирке, но когда состарился, от него решили избавиться, за большие деньги отдав на потеху публике. Мишку привезли в огромной клетке и выпустили на волю. Однако он не стал убегать, как другие звери, а двинулся прямо к ротонде, где сидели высокопоставленные гости, и, став на задние лапы, стал раскланиваться - видимо, восприняв всё вокруг как очередное выступление. Перепуганные гости кинулись врассыпную, стрелять же в дрессированного топтыгу ни у кого из охотников не поднялась рука. С трудом его загнали обратно в клетку, а поскольку цирк давно уехал, в ней он и прожил несколько месяцев, развлекая посетителей парка, пока не умер от старости. С того времени охоты в Казенном саду прекратились. А дух медведя, как считали старожилы, еще долго бродил по аллеям, никому больше не давая там стрелять.

Маньяк и три медведя

На левом берегу Днепра (в районе улиц Каруны, Бажова, Универсальной Амур-Нижнеднепровского района) есть парк. Раньше он носил имя Кирова, а в 2018 году его переименовали в "Парк козацкой славы - Кирилловка". Когда-то это было любимое место отдыха у местных жителей и не только, а ныне судьба парка висит в воздухе. Все ивы, которыми он славился, спилены, и будут ли его реконструировать, либо на его месте возведут жилой комплекс, неизвестно. Но нас интересует не этот аспект, хотя он, конечно очень и очень важен.
В этом парке, в юго-западной стороне у декоративного озера, сразу за мостиком когда-то стояли три больших медведя. Разумеется, не настоящие, а скульптуры из глины, изображающие легендарных персонажей из сказки о трех медведях. Возможно, когда-то там была и фигура Машеньки. Потом этих медведей осталось два, и распознать в них животных было уже весьма и весьма затруднительно.

Кирилловка

На одном из трех медведей, стоявших около озера в парке имени Кирова, согласно легенде, в 70 - 80-е годы ХХ века так и не пойманный маньяк после каждого убийства оставлял зарубки

Местные жители рассказывали об этом довольно миролюбивом памятнике ужасную историю. По их словам, в 70-х - начале 80-х годах ХХ века в этом зеленом уголке орудовал маньяк. Раз в месяц в вечернее время он на заросших аллеях или в запущенных уголках парка подстерегал влюбленные парочки или одиноких прохожих (преимущественно девушек), набрасывался на них сзади и душил. Работал он в перчатках, никаких следов не оставлял, девушек не насиловал, не грабил. Найти его не удавалось.
Маньяк оставлял лишь одну улику. Каждый раз, расправившись со своей очередной жертвой, он приходил к сказочным медведям и ножом ставил на самом большом из них - Михаиле Ивановиче - зарубку, длинную отметину. По их количеству можно было судить о числе его жертв. Говорят, что таких зарубок к середине 1980-х годов накопилось около пятнадцати. Зачем он это делал - то ли чтобы напугать посетителей парка, то ли для собственного подсчета, то ли это был какой-то ритуал - никто не знал.
С середины 80-х убийства в парке прекратились. То ли маньяк удовлетворил свою месть, то ли просто уехал (или умер). Но, как передает народная молва, примерно в это же время в психбольницу на Игрени попал мужчина, вообразивший себя медведем. Его живот и поясница были покрыты неровными вертикальными рубцами. Объяснить врачам их происхождение больной не мог. Впрочем, он много чего уже не мог. В тот день, когда они появились на его теле, мужчина и сошел с ума.
Был ли это маньяк, орудовавший в парке имени Кирова, или кто-то другой, выяснить не удалось. Как передает предание, именно тогда из парка и исчез один медведь - тот самый, с зарубками.
Такая вот легенда.

Медвежьи свадьбы

Забавные, мелодраматические, трагические или почти детективные истории приключались с мишками и в зоопарке, располагавшемся в парке имени Шевченко на Монастырском острове. Его открыли в конце 1970-х годов как временную зоозону на основе приехавшего в Днепропетровск передвижного зверинца. Зоозона должна была функционировать, пока в урочище Туннельная балка не будет открыт настоящий зоопарк, чего, как мы все знаем, так и не случилось, хотя его проект был уже разработан киевскими архитекторами. В этой зоозоне содержались и медведи - один или два. И с ними вечно что-то приключалось.
К примеру, однажды, в 2004 году, медведь с забавным прозвищем Чебурашка… откусил четырехлетней девочке руку, когда она просунула ее сквозь прутья клетки, чтобы погладить симпатичного на вид хищника. После этого вокруг медвежьего вольера установили дополнительное ограждение. Сам Чебурашка вскоре умер. Нет, его не пристрелили, он почил своей смертью, о судьбе же покалеченной им девочки ничего неизвестно.
А летом 2000 года один из привозных медведей, ставший партнером местной Машки, от которого она впервые в своей жизни забеременела, вырвав кусок ограждения, сбежал из зоозоны и пошел разгуливать по острову, распугивая людей. Поймать его не получалось, и, хотя он никого не помял, охране пришлось его пристрелить. Медвежонок Юрка, родившийся от краткого союза Машки и заезжего беглеца, долгие годы вместе с матерью радовали детей особой нежностью, проявляемой ими друг к другу, причем в сношения они, по словам сотрудников зоозоны, никогда не вступали, поэтому приплода у них и не было.

мишка

Мишка Юрка родился в зоозоне от связи Машки с заезжим медведем и прожил тут со своей матерью десять лет. С 2012 года он - в Ялтинском зоопарке

Зимой 2012 года эту пару (в ту пору Машке стукнуло 19 лет - весьма преклонный возраст для медведей) увезли в Ялту. В то время Днепропетровск рассматривался как один из городов, позволяющих принять чемпионат "Евро-12", и в нем все, что можно, подгоняли под европейские нормативы. Медвежий загон показался маленьким по принятым в цивилизованных странах стандартам, и топтыг пришлось отправить в Крым.
Место бурых мишек зимой 2014 года заняла трехлетняя медведица Ляля, которую зоозоне подарил приезжий цирк, дававший в Днепре гастроли. Цирк вскоре закрылся, и владельцы принялись спешно пристраивать куда-нибудь мохнатых артистов. Но и Ляля долго в зоозоне не продержалась.
В августе 2017 года, когда животный уголок на острове ликвидировали, большинство зверей перевезли в ландшафтный экопарк Александра Фельдмана, расположенный в селе Лесное под Харьковом, а вот шестилетнюю Лялю там не приняли (медведи в экопарке же были). Лишь в сентябре ее наконец удалось пристроить в реабилитационный центр заповедника "Синевир" в Закарпатской области. Там, как писали в соцсетях побывавшие в заповеднике люди, она быстро прижилась, раздобрела и чувствует себя совершенно свободной.
Любовь РОМАНЧУК

Метки: городские байки