Из жизни привидений

Продолжение. Начало в номере от 26 марта

Николай Черепанов припомнил еще несколько странных историй, приключившихся в разное время с ним или его родственниками. И сейчас, когда на улицу лишний раз выходить настоятельно не рекомендуют, лишь за крайней надобностью, а многие работы переведены на удаленку, в самый раз послушать их.

Ангел-соблазнитель
- Расскажу одну историю, которая произошла со мной и моей супругой Валентиной Васильевной, – рассказывает Николай Валерьевич. – Отдыхала она (а заодно проходила курс лечения) в гинекологическом санатории города Жданов (ныне Мариуполь). Таких специализированных санаториев было раз-два и обчелся, зато профпутевки в них были почти даровые: 36 рублей на 24 дня (питание трехразовое плюс полдник). Утром процедуры, после обеда тихий час, а затем до половины одиннадцатого – гуляй не хочу. Отдохнула моя супруга в общем хорошо. Но вот какая интересная штука случилась. Девушки и женщины предупредили сразу по ее приезде: «Валя, после шести вечера одна даже по территории санатория не ходи». На вопрос «Почему?» вначале как бы мялись, а потом наперебой рассказали вот что. Якобы бродит по здешним окрестностям чудище, хватает девушек и женщин и куда-то уволакивает. И якобы обитает недалече: в районе какой-то «черной горки». На что Валентина попросила более серьезных объяснений, так как в сказки она не верит, а в чудищ тем более. Ну, девчата и выложили правду: что-де приходит под стены корпусов санатория парень, обликом похожий на херувима. Однако внешность его обманчива. Он снимает свои джинсы и мастурбирует на виду у всех обитательниц и медперсонала. Штаны аккуратно складывает в «дипломат», а оттуда извлекает… арфу или лиру и поет ангельским голоском какие-то завлекающие куплетики. Словом, настоящий «сирен». И так этот ангел-соблазнитель поет, что публике, ему внимающей, сразу куда-то и чего-то хочется. Однако слушательницы держатся, так как даже самые распутные из них побаиваются его несоразмерного, около полуметра длиной, «хобота». Они, наблюдая из безопасного места – балкона, который опоясывал весь фасад здания, хихикают, прячут лица, но зрелище, видимо, настолько привлекательно, что все отдыхающие исподтишка глазеют на него. В санатории ведь существовало табу на секс. Правда, негласное, но персонал, обслуживающий клиенток, строго придерживался правила: «Не велено. Домой приедете – там и гуляйте с кем угодно». Сотрудники якобы неоднократно обращались в милицию с жалобой на незваного соблазнителя, но менты в ответ лишь смеялись и говорили, что он им мерещится со скуки, так как они много раз устраивали там засады, а описанный ними тип ни разу не появился.

черепанов

В 80-х годах в санатории г. Жданов (Мелитополь) Николай Валерьевич соприкоснулся с «темным ангелом»

Об этом факте Валя сообщила мне по телефону, а я, получив информацию, решил съездить в этот самый Жданов – развеяться, а заодно и за чудиком тем понаблюдать. А тут у меня свободное время обнаружилось, да и оказия подвернулась – сосед Саша Пугач на экскурсионном «Икарусе» (самый фешенебельный автобус в те времена) совершал рейсы в Бердянск, Мелитополь и Жданов и азовские курорты. Он работал по заказу предприятий – в пятницу или субботу доставлял желающих с определенного учреждения в соответствующий пункт назначения, а в воскресенье отправлялся с ними в обратный путь. Тогда у каждого крупного завода или вуза свой пансионат имелся, либо профсоюзы арендовали его – они тогда не на словах, а на деле заботились о трудящихся, не то что нынешние.
- Приехал я в означенное местечко, - продолжал Николай Черепанов, - это был август или конец июля. Не в обиду будь сказано, но тогда этот Жданов был дыра дырой – пыльный, захудалый райцентр. Правда, очень озелененный и с титулом города-курорта республиканского значения. Базар – истинно богатый: арбузы (о нитратах тогда еще не было разговора), дыни, яблоки, груши всех сортов. Ягоды всякие, овощи. И рыба. Громадные бычки (их почему-то «кнутами» называли), камбалы, калканы, глоссы, тарань, вобла. Бочки с вином и так далее. Устроился я в городе сразу, там мой однокурсник проживал – грек Манолис. Его род издавна, по указу Екатерины Великой, расселился в здешних местах. Нашел нужный объект – лечебницу. Там рядышком и холмик обнаружился, кустами поросший. Вот там-то я и организовал свой наблюдательный пункт. Стульчик раскладной принес, альбомчик на всякий случай для отмазки – мол, эскизы делаю на лоне природы, пару банок пива (хотя ждановское пиво мне не понравилось). Бинокль у Манолиса выпросил.
«Херувим» появился как-то внезапно, вроде как из фонтана вылез. Может, из-за гипсовой скульптуры грудастой девки с веслом в руках. Провел он свой «сеанс» под хохот пациенток, сложил в кейс свои пожитки и направился… прямиком к моему НП. Шел, прихрамывая, спокойно-ленивой походкой. Я быстро ретировался за куст можжевеловый и роскошную тую. Миновал «ангелочек» мой схрон, и я успел его разглядеть. Лицо – как маска, личина. Глаза – какие-то словно чужие, равнодушно-безразличные ко всему, ничего не желающие.
Спустился сей странный тип с пригорка и направился к автобусной остановке. Я – за ним. Он прошел мимо нее и сразу свернул за угол. Я было за ним, а его и след простыл. Пришлось возвращаться к Манолису во двор, а там его дед Илья сидел – «вершу» ремонтировал. Его я и раскрутил на повестушку.
Вот вкратце, в изложении деда Ильи, история странного херувима-соблазнителя.
Его семья, родом из Черногории, появилась в городе после войны, в голодные 1946-1947 годы: бабка, муж и жена и две дочки, уже почти взрослые. Каким ветром их сюда занесло – одному Богу известно, а может, и «нечистый» лапу приложил. Ведь батяня нашего героя тоже прихрамывал. Супруги медиками оказались (он травматолог, она – медсестра или лаборантка, специалист по анализам крови). Дочки вскоре повыскакивали замуж и куда-то уехали (их более никто никогда не видел). Вскоре появился сынок, а незадолго до смерти Сталина, в марте 1953 года, оба куда-то пропали. Говорят – подверглись репрессиям, когда Берия инспирировал «дело о врачах-отравителях». Остались бабка и внучок. По-русски она так и не научилась говорить. Делая покупки на базаре или в магазине, просто зыркала на продавца, и тот подавал ей то, что было нужно. Народ почитал старуху за ведьму. А внук рос настоящим бесенком, в школе его звали «Егоркой с Чернигорки», что вполне соответствовало его родословной. В младших и средних классах он особо ничем не отличался, разве что к противоположному полу был чересчур восприимчив. Тискал, лапал девчонок за разные интимные места. А в десятом, говорят, изнасиловал двух самых красивых девушек из параллельного класса и свою классную (недавнюю выпускницу МГУ). Но так как заявлений ни от кого не поступило, этот инцидент остался на уровне домыслов. Потом он женился, работал фотографом, однако через полгода жена сбежала, не выдержав напора его страстной натуры.
А потом и он сам куда-то пропал. Возможно, помер либо убили его за развращение девиц, потому милиции и не удалось его поймать. Или же затаился где-то. Так никто его с тех пор живьем и не видел, кроме обитательниц санатория, которым он являлся в виде ангела-соблазнителя. У меня же возник вопрос: а что стало бы с той, которая поддалась бы на его искусы? Увел с собой в свое небытие (или призрачное бытие) и больше бы не появлялся? Или бы убил и пришел бы за новой «супругой»? Недаром легенды о «потустороннем браке» всегда заканчиваются плохо. Но эти вопросы я придержала при себе.
- В общем, без нечисти и бесовщины тут не обошлось, - делает свой вывод Николай Валерьевич, - таков приговор. А там, где пахнет проделками дьявола, лучше перекреститься и три раза плюнуть через левое плечо. Что я и сделал. Ибо – не тревожь лихо, а живи тихо.

Странная квартира
- Удивительное рядом, - считает Николай Черепанов, - надо только «засекать» и ловить моменты. К примеру: соседи мои сверху, якобы там проживающие. Почему якобы? Не только потому, что имеющая достаток семья за квартиру упорно не платит. Три-четыре года назад жена Юры Горобца (это фамилия соседа) уехала в Новониколаевку, где у них была вполне цивилизованная «хатынка». Ее оставила им Юрина мама перед тем как уехать в Крым. Там под Феодосией у ее мужа был коттеджик. Квартира же на пятом этаже нашей «хрущевки» досталась младшему сыну Горобца Мише. Миша рос, крутил современную музыку, состоящую в основном из всезаглушающего звука «бум –бум – бум!!!». Всё остальное, как полагается: Миша женился, народилось у него два ребенка. А потом началось! Миша со всей семьей куда-то исчез, так ни разу не оплатив по счетам ЖКХ. И пошла катавасия. Два года назад газовщики отрезали газ – и ничего. Квартира существует. Кто там обитает, не знает никто.

Квартиру на последнем этаже пятиэтажного дома №41 по проспекту Металлургов, по словам Николая Черепанова, уже несколько лет облюбовала «нечисть»

Квартиру на последнем этаже пятиэтажного дома №41 по проспекту Металлургов, по словам Николая Черепанова, уже несколько лет облюбовала «нечисть»

Но зато по ночам, после девяти вечера тишину разрывают стуки – тук-тук-тук. Раздаются громкие скрипы, шорохи, странный хрустящий шелест, непохожий на бумажный. У меня этот процесс вызывает ассоциацию с нарезкой и подгонкой рубероида. И беспрерывная стукотня –стук-стук-стук-стук. Будто там, наверху, сколачивают ящики и что-то пакуют. И всё это – на фоне мощного работающего агрегата (так мне кажется). А вот быстрые пробежки малых детей от одиннадцати вечера до полуночи, а то и до часу вообще непонятны. Днем их не слышно, а как наступает ночь – так и начинается. Но я то ладно – давно на «приколе», то есть вечный узник четвертого этажа. Однако «кумушкам» укор – как это они, учитывая их страсть к перемалыванию косточек, до сих пор не проведали, кто там наверху «кипишует»? Как они-то прозевали такое странное соседство? Тут сразу поверишь в нечистую силу, умеющую наводить морок, или ирреальную реальность.
И, что интересно, никто тех жильцов так и не видел и в той квартире не бывал.

Окончание следует

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика