Днепровская Пушкиниана

Продолжение. Начало в номере от 29 апреля

Пребывание Александра Сергеевича Пушкина в Екатеринославе обросло (не могло не обрасти) легендами. Почему он, при всей своей любви к эпистолярному жанру, ни словом не обмолвился о своей жизни в городе святой Екатерины? Почему ничего не сохранилось в анналах канцелярии Ивана Инзова, к которой был пристален поэт? Чем он занимался в ней, куда ездил? С кем общался? Об этом можно только строить догадки. Ответы на некоторые вопросы дают разве что легенды. О них и речь ниже.

Тайная миссия
Одна из легенд утверждала, что Пушкин ехал в Екатеринослав вовсе не в ссылку, а с некой тайной миссией. Повод для нее дало содержание подорожной, в которой говорилось, что он везет Инзову весть о назначении его Наместником Бессарабии и отправлен сюда «по надобности службы», о ссылке же - ни слова. Далее, своих друзей поэт заранее оповестил, что отправится к Черному морю – значит, наперед знал, что «ссылка» в Екатеринослав будет недолгой. Эту версию в 1997 году уже по-научному отстаивал Юрий Дружников в книге «Узник России».
Напомним, что сам Главный попечитель колонистов южного края России, участник войны 1812 года, был по совместительству масоном (ложа «Овидий»), как и большинство будущих декабристов. И у Пушкина с ним были свои секретные дела.
По другой версии, поэт напросился на вояж, мечтая уехать из Питера как можно дальше, дабы забыть разбившую его сердце украинскую красавицу Наталью Кочубей.
А по третьей, заехал в Екатеринослав в поисках семейной реликвии. Местные краеведы раскопали, что когда-то Петр I сослал сюда его прапрадеда Алексея Ржевского, назначив комендантом Новобогородицкой крепости на Самаре (ныне – поселок Шевченко). Воевода прибыл в Приднепровье осенью 1689 года, а в середине мая умер от чумы. И теперь его правнук старательно собирал о нем сведения.
Удалось Пушкину что-либо выяснить о своем пращуре или нет, неведомо.

Екатеринославская любовь

По другой легенде, в Екатеринославе опальный пиит влюбился, и именно эта любовь задержала его в городе на две недели.
Дело было так. Будто бы однажды, проходя мимо двухэтажного дома, стоявшего на Екатерининском бульваре рядом с канцелярией Инзова (ныне - пр. Дмитрия Яворницкого, 62, почтамт), Пушкин поднял глаза кверху, и на балконе с витиеватой чугунной ковкой, сплошь обвитом цветами, увидел чудесную девушку, к которой тут же воспылал страстью – правда, безответно. Балкон с тех пор так и прозвали – «балкон желаний», и влюбленные, мечтая о предмете своей страсти, не раз, проходя или проезжая мимо, в надежде поднимали к нему наполненные сердечным трепетом глаза.

балкон

По легенде, под балконом этого дома Пушкин влюбился. На самом деле дом был построен спустя лет после его отъезда из Екатеринослава

Однако, как мне рассказали в «Литературном музее», легендарный дом был выстроен купцом Щекутиным уже после отъезда Пушкина из Екатеринослава, в 1830-х годах, а в 1839-м его усадьбу приобрела Екатеринославская почтовая контора. Так что в мае 1820 года если Пушкин и влюбился в кого-то на этом месте, то никак не в балконную красавицу.
Однако, девушка, которой он всерьез увлекся в Екатеринославе, все же существовала. Это была барышня Мария Раевская, которой он позже посвятил «Бахчисарайский фонтан». В обществе ее семьи поэт и покинул несостоявшуюся южную столицу российской империи.

Злополучный бал

Еще одна легенда утверждает, будто во время губернского бала ссыльный поэт выкинул довольно непристойную шутку.

Воспоминания

В своей книге Андрей Фадеев выставил поэта стриптизером

Автором этой легенды стал уже упоминавшийся выше Андрей Фадеев. Его «Воспоминания» вышли в 1891 году в первом томе «Русского архива», а в 1899 году их перепечатала «Днепровская молва» в №3. Впоследствии они не раз переиздавались вплоть до нашего времени. Вот что он писал (а достоверность приведенного им инцидента пусть останется на его совести):
«Собрались гости, явился и Пушкин, и… вызвал у общества огромный переполох необычной эксцентричностью своего костюма: он был в кисейных панталонах, прозрачных, без всякого нижнего белья! Жена губернатора, г-жа Шемиот, рожденная княжна Гедройц, старая приятельница матери моей жены, чрезвычайно близорукая, одна не замечала этой странности. Здесь же присутствовали три дочери ее, молодые девушки. Жена моя потихоньку посоветовала ей удалить барышень из гостиной, объяснив необходимость этого удаления. Г-жа Шемиот, не доверяя ей, не допуская возможности такого неприличия, уверяла, что у Пушкина просто летние панталоны бланжевого, телесного цвета; наконец, вооружившись лорнетом, она удостоверилась в горькой истине и немедленно выпроводила дочерей из комнаты. Тем и ограничилась вся демонстрация, хотя все были возмущены и сконфужены, но старались сделать вид, будто ничего не замечают. Хозяева промолчали, и Пушкину его проделка сошла благополучно».
Имел ли в самом деле место этот факт, или эта выдумка была местью екатеринославского общества за пренебрежение поэта, - установить уже невозможно. По крайней мере, краеведы упорно отрицают его достоверность. Однако, дыма без огня, как известно, все же не бывает.
Склонный к эпатажу Пушкин и до того выкидывал в Екатеринославе не одну выходку. Шутки ради научил попугая своего работодателя, Ивана Инзова, матерным словам. В сам город въехал в костюме шута: красной рубахе и поярковой (из шерсти ягненка) шляпе.
А возможно, всему виной просто стали вошедшие в моду белые лосины, которые плотно облегали тело и надевались во влажном состоянии с помощью мыльного порошка, в каковом виде, возможно, слегка просвечивали. То, что было обычным для столицы, стало скандалом для провинции.
Так или иначе, но о злополучном екатеринославском бале стали ходить анекдоты. Например, помимо вышеописанного, рассказывали такой. Два гвардейских офицера, возмущенные беспардонностью вовсю флиртовавшего и острившего Пушкина, которого они приняли за «учителишку», решили «переконфузить» наглеца и, подойдя к нему, спросили:
- Не будете ли вы так любезны сказать нам, как правильнее выразиться: «Эй, человек, подай стакан воды» или «Эй, человек, принеси стакан воды»?
- Мне кажется, вы можете выразиться прямо: «Эй, человек, гони нас на водопой!», - ответствовал острый на язык поэт.
Этот произошедший в Екатеринославе инцидент в 1901 году одесский книгоиздатель Морей Козман включил в свою книгу «Шутки и остроты А.С. Пушкина».
Сам же поэт о губернском бале позже оставил такие строки:
«Сегодня бал у сатаны
… На именины все званы…
Смотри, как два бесёнка
Усердно жарят поросёнка…
А этот бес – как важен он!
Как чинно выметает вон
Опилки, серу, пыль и кости…
- Скажи мне, - скоро-ль будут гости?»
Эти стихи, к слову, совместно с его «Гробовщиком» Михаил Булгаков сто с лишним лет спустя положит в основу 23-й главы своего романа «Мастер и Маргарита». Бал Воланда тоже проходит весной, в жаркую пору (то есть, где-то в конце мая), в день весеннего полнолуния.

Поэтическая «Пушкиниана»
Количество стихов, посвященных Александру Сергеевичу и его музе, в сотни, если не в тысячи раз превышает число написанных им строк вкупе с дневниками, набросками и черновиками. В народную пушкиниану вносят свои лепту и местные пииты.
Бородин
Кандидат технических наук и основатель альманаха «Стых» Максим Бородин в 2001 году даже переписал на современный лад «Евгения Онегина», посвятив сочинение сценаристу канала НТВ… Александру Сергеевичу Пушкину (не знаю, правда это или просто стёб). Герой его поэмы «Блинов» Евгений – бизнесмен со всеми вытекающими отсюда последствиями. А сама поэма начинается так.
«Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил –
Все деньги в Штаты переправил
И бухгалтерией разжег
Камин на даче. Но не это
Вниманье привлекло поэта,
А то, что после началось.
Какие страсти… слезы… реки
кровищи. Пушкину б на зло
создать «Евгений, блин, Онегин»
и пребывать в волшебной неге,
и пить французское вино».
Далее Блинов влюбляется в жену своего компаньона Володи Жукова, Татьяну, а ее муж однажды, вернувшись раньше времени в офис и застукав там «два белых, обнаженных тела», разряжает в них свой «Парабеллум». Два тела – два выстрела. Правда, оба остались живы (вторая пуля угодила в потолок), Жуков же куда-то бесследно пропал.
Ленская
Не один десяток стихотворений насчитывает и пушкиниана Лилии Ленской (к сожалению, в июне 2019 года поэтесса умерла) уже самой своей фамилией она крепко связана с Пушкиным (как помним, ее носил поклонник Ольги Лариной в романе «Евгений Онегин»). Может, поэтому поэт в ее видении предстает не официозным, а очень человечным, «в распашонку одетым».
«Над Россией вставал рассвет
Девятнадцатого столетья,
А пророк, в распашонку одет,
В Родионовну взглядом метил ...

С головёнкой его окунуть
В родники русской речи живые…
Как же сладко, наевшись, уснуть
У молочной груди России!»
(«Великой няне» из сборника «Заметы сердца»)
К 215-му юбилею со дня рождения «светоча русской поэзии» Лилия Ленская написала такое стихотворение:
«Чёрная речка... Дуэль... И смертельные муки.
Мчится карета – и к дому доставлен Поэт.
Бледный Никита, взяв барина нежно на руки,
Бережно ношу несёт: драгоценнее нет.

Снег под ногами скрипит. – И вопрос вдруг раздался –
Видно, больнее и пули в живот, и огня
То одиночество, в коем Поэт оказался
В жизни: «Никита, скажи: ты жалеешь меня?» …
(«Одиночество»).
Романчук
Посвятила русскому поэту одно из своих стихотворений и автор сих строк:
“…лишь стаи воронья окрест
Кричат о чём-то непонятном.
Над Чёрной речкой – благовест
И у куста – ржаные пятна…
Твердил, что счастья в мире нет,
И без любви себя не мыслил.
Но – в грудь наставлен пистолет,
И птичий треск похож на выстрел.
Январский дымчатый мороз
Размазал солнце, как лепёшку.
Остались – сани да погост
И – горсть несъеденной морошки…
До слёз, до жуткой немоты
Не оценить его утраты…
Ну что ж – вот так же, как и ты,
Господь не выстрадан распятый”.
(«Памяти Пушкина»).

Окончание следует...

Любовь РОМАНЧУК

 

Метки: городские байки