Байки о нечистой силе

В западноевропейских странах существует масса легенд и поучительных историй (называемых «примерами») о дьяволе, чертях, демонах и прочих представителях нечисти. Бесы караулят человека на каждом шагу, а сделки с сатаной скрепляются направо и налево, словно обычные купчие.

В копилке же приднепровских баек я, к своему удивлению, не нашла ни одной полноценной легенды о сатане. Да и легенд о чертях и нечистой силе тоже отыскалось немного. Некоторыми из них мне и хочется поделиться с читателями. Может, кто-то вспомнит еще какие-нибудь байки на эту тему?

Пороги

пороги

Согласно легендам, у каждого порога жил свой демон

Местные предания упоминают о разных мифических существах типа русалок, призраков или оборотней (о вампирах, к слову, нет ничего). Или о страшном Змее, терроризировавшем округу, которого побороли братья-кузнецы, запрягли и заставили пропахать землю, в результате чего появились Днепр и Орель. В другой версии легенды, правда, говорится, что реку и пороги создал Дьявол, и это едва не единственное упоминание сатаны. Вышло это так. Поспорил лукавый с Богом, что выпьет всю пресную воду на сто верст от Черного моря и съест весь песок, за что Господь отдаст под его власть эту территорию. Спустился Дьявол на Землю и начал пить и есть, и вскоре так раздулся, что не утерпел и стал блевать. Взмыл в небо, однако тяжесть в брюхе не позволяла подняться выше. Летит он себе над самой землей и блюет. Так и наблевал пороги, а число их ровно тринадцать – чертова дюжина.
Есть и такая легенда. Будто бы все скалы и пещеры на Днепре возникли благодаря нечистому, который до Христового рождения имел здесь большую силу. В пещерах он прятался от Божьего гнева и грома. А когда князь Владимир Святославович в 988 году принял христианскую веру, а вслед за ним – и всё его великое княжество, дьявол потерял свою силу и с тех пор создавать скалы, пороги и пещеры больше не мог. Скинутых с капища языческих идолов Владимир пустил по реке. Часть утонула, часть выловили окрестные жители, а самого бога грозы и грома Перуна прибило к порогу Ненасытец.
Дьявол же через расщелину ушел в свое подземное обиталище (ад). А вскоре место лукавого занял его помощник – Змей.

Врата ада

остров_Ад

Попова коса или остров Ад имела идеально правильную овальную форму, что породило легенды о ее искусственном происхождении

Эта легенда имеет продолжение. Когда от жары Днепр немного мелеет, к северу от Монастырского острова можно различить небольшую рябь, какая обычно образуется на отмели. Эта рябь - всё, что напоминает ныне о когда-то большом куске суши, почти пополам разделявшем реку.
До ввода в действие ДнепроГэса на этом месте находился песчаный остров овальной формы. На картах он обозначался то как Попова коса, то как Чертов остров. А на плане Екатеринослава 1792 года имел название «Остров Ад».
И не зря. По словам старожилов, по ночам на этом острове наблюдалось таинственное свечение, источник которого был неопределим. А проплывавшие мимо лодки часто тонули или пропадали бесследно. Поэтому песчаную голую косу старались огибать по широкой дуге.
А еще говорили, будто этот остров искусственного происхождения, и возвели его, чтобы прикрыть систему подземных сооружений, возведенных неведомо кем и когда, которые вели к самому центру земли. Когда открывались врата-шлюзы, оттуда и вырывалось свечение – это, как шептались рыбаки, били отсветы огня из самой преисподней – той, куда после принятия христианства и провалился дьявол. Потому первоначально остров и получил название «Ад».
Иногда фрагмент былого острова появляется на поверхности реки, между Монастырским островом и Набережной, как это случилось нынешним летом. Его легко увидеть, так как чайки тут же облепляют поднявшийся клочок суши.

Сделки с чёртом

имение

Уже в конце 70-х годов от имения, построенного, согласно легенде, с помощью черта, остались одни развалины

О чертях в приднепровских сказаниях сохранилось куда больше легенд. Вот некоторые из них.
Сказывают, в середине XIX века в Екатеринослав приехал с Южного Урала некий Сидорка. Был он до того старателем, работал на казенных золотых приисках и, как шептались, кое-что оттуда прихватил с собой. Однако ошибались. Денег при себе он не имел и поначалу бродяжничал.
Обосновался Сидор в селе Старые Кодаки. Чем он занимался, как добывал пропитание, никому было неведомо, заметили только, что чуть не каждую ночь он куда-то отправлялся. Каково же было всеобщее удивление, когда спустя краткое время новоприбывший вдруг приобрел поблизости имение, обзавелся слугами и каретой, а вскоре прикупил и дворянскую грамоту, переведшую его в сословие помещиков. Фамилия Зверев, которую он взял себе, принадлежала известному на Урале роду промысловиков. Но к нему Сидорка не имел никакого отношения.
По поводу же того, что сделало его богатым, сложились свои легенды. Говорили, будто Сидору удалось в окрестностях бывшей Кодакской крепости отыскать клад. И именно в поисках его он и прибыл сюда с далекого Урала. О кладе ему будто бы рассказал подельник по добыче золотого песка, родом из Старых Кодак, и даже указал приметы места, где тот был зарыт. Сам он уехать с Урала не мог, отбывая пожизненную ссылку за грабеж и убийство купца, сокровища которого и успел спрятать до своей поимки. Часть клада Сидорка по уговору должен был тайно отвезти ему на Урал.
Как гласит легенда, поначалу Сидору никак не удавалось отыскать заветное место. Каждую ночь он с заступом и мешком уходил на поиски, обыскивая один курган за другим (Близнецы, Сторожевая Могила, могила Галагана и прочие), не упуская ни одного холмика и даже развалин былой фортеции. Но каждый раз возвращался домой с пустыми руками.
И вот однажды поздним вечером, когда он собирался отправиться на очередную вылазку, к нему домой явился гость, одетый во все черное. В руках его была трость с набалдашником в виде головы волка, плечи покрывал плащ, а голову – старомодная треуголка. Гость попросился на ночлег, а за ужином в благодарность за приют предложил Сидору помочь с поисками клада. Как гласит молва, то был сам чёрт, он и подсказал, где именно искать зарытые сокровища. Но поскольку нечистая сила ничего не делает даром, то гость поставил условие: когда настанет час, Сидор отдаст ему одно из своих сокровищ. Ударили по рукам, и вскоре старатель нашел искомое. Он был не прочь сразу вернуть часть найденного ночному гостю и тем откупиться от него, но тот отказался, сказав, что всему свое время. Об этом Сидор позже сам рассказывал священнику на исповеди, а тот передал историю потомкам.
Став помещиком и отстроив купленное в Кодаках имение, Зверев женился на пленившей его взор и сердце девушке из знатной казацкой семьи. Вскоре у них появилась дочка, а Сидор, честно выполнив условия уговора, отвез часть клада на Урал. А когда вернулся, радости предавался недолго. Его жена, любимая Настена, принимавшая активное участие в благотворительных акциях, вдруг перестала показываться в обществе. Сидор объяснял это то ее болезнью, то нежеланием выходить из дома. Но люди стали поговаривать, что дело в ином: возможно, судачили они, она по какой-то причине сошла с ума (таковой была расплата за присвоение чужого клада), и помещик вынужден был держать ее взаперти. А возможно, он ее даже убил, а тело замуровал в стенах своего особняка.
В конце концов имение обыскали слуги закона, к которым обратился отец новоиспеченной помещицы, но никого там не нашли. Простучали все стены, потолки, но с тем же результатом. Женщина бесследно исчезла. Вот тогда и вспомнили о договоре, заключенном между Сидором и чёртом, по условиям которого чёрт показывал ему место, где зарыт клад, а Сидор обязывался отдать ему по его требованию одно из своих сокровищ. Видимо, решили сведущие люди, чёрт потребовал за свою помощь не золото, как думалось Сидору, а его жену, зная, как тот любил ее. Добровольно ли помещик расстался с ней, либо чёрт забрал ее помимо его воли, осталось тайной. С тех пор Сидор сильно запил и вскоре продал за бесценок свое имение. Однако жить в нем никто не стал, и оно постепенно разрушалось. В 21 веке от него уже не осталось и следа. Судьба же помещичьей дочки покрыта мраком.

***

ненасытец

Ненасытец летом после спада воды. Согласно преданиям лоцманов, под этим порогом обитал сам дьявол

В системе верований лоцманов первое место занимал Господь-Бог, а второе – пороги. Причем каждый порог и забора имели свое имя и своего демона, которого каждый раз надо было задабривать, чтобы благополучно преодолевать препятствие.
Пороги вызывали такой страх, что легенда о том, что среди наиболее опасных круч поселился сам дьявол, не вызывала сомнений. Увидеть его якобы можно было у Ненасытца (самого большого и грозного порога длиной в два километра, которого еще называли Дедом), в облике страшного старика, стоящего по колено в бурлящей воде. В таком случае следовало быстро перекреститься и прочитать молитву, тогда старик исчезал. В противном же случае – жди беды.
Эту легенду услышал от лоцманов знаменитый поэт Василий Жуковский, когда летом 1817 года посетил здешние места, и отразил ее в поэме «Громобой».

«Готов он прянуть с крутизны...
И вдруг пред ним явленье:
Из темной бора глубины
Выходит привиденье,
Старик с шершавой бородой,
С блестящими глазами,
В дугу сомкнутый над клюкой,
С хвостом, когтьми, рогами».

Звали днепровского беса Асмодей, а с Громобоем, едва не сведшим счеты с жизнью, он заключил договор, который по истечении срока платежа разрешил продлевать каждый год в обмен на одну из его 12 дочерей.
По убеждениям лоцманов, в Днепре также обитали души утопших и погибших запорожцев, которые по ночам носились по порогам, плача по земле, родным и покинутым зазнобам. Оттого так силен и страшен был рев порогов по ночам.
Погибнуть на них считалось проклятием, ибо, по поверьям, в этом случае дьявол похищал не только тело, но и душу, которая оказывалась навеки запертой в пучине и не могла вознестись на небо.

Окончание следует

Любовь РОМАНЧУК