Смертельный медицинский «эксперимент»

В прошлом номере нашей газеты мы рассказывали о том, что на жилом массиве Игрень начались исследования мест массовых убийств в окрестностях бывшей психиатрической больницы.

ПАМЯТНИК

Историки стараются увековечить память невинных жертв «игреньской трагедии»

Во время Второй мировой войны нацист ы уничтожили там тысячи пациентов лечебницы. Днепровские историки поставили перед собой важную первоочередную задачу – отыскать утраченные захоронения. А также реконструировать события, которые происходили на Игрени, досконально изучить: кто уничтожал пациентов, каким образом это происходило, кто смог спастись, и кто спасал этих несчастных людей.

О самих зверствах до нашего времени сохранилось мало информации. Однако, страшные подробности той трагедии и истории нескольких судеб удалось найти в архивных документах доценту кафедры всемирной истории ДНУ Альберту Венгеру, который работает над изучением «игреньской трагедии» уже несколько лет.

Историк Альберт Венгер прошелся по местам страшных событий военных лет

Историк Альберт Венгер прошелся по местам страшных событий военных лет

По официальной версии советских следователей, это преступление совершил медперсонал учреждения по указанию гестапо. Сразу же после наказания медиков, дело засекретили, и более семи десятилетий оно хранилось под грифом «совершенно секретно». За это время само событие обросло легендами, домыслами и осталось табуированным среди медработников. Когда СБУ открыла доступ к материалам уголовного производства, то оказалось, что «белых пятен» в этой истории еще много.

В ходе поисковой работы исследователю удалось найти «дело игреньских врачей», которое хранится в архиве СБУ нашей области. Если опираться на материалы этого уголовного производства, говорит историк, можно определенным образом реконструировать события.

Больны – значит обречены

За время оккупации от смертельных инъекций, голода, холода, расстрелов на Днепропетровщине погибло около 1500 пациентов.
Трагедию игреньской психбольницы называют беспрецедентной по продолжительности во времени: пациентов здесь уничтожали на протяжении почти двух лет – с 1941 по 1943 годы.

Еще в конце 30-х годов в Германии был разработан так называемый «план эвтаназии» - уничтожение душевнобольных, тяжелобольных, людей с инвалидностью, как «неполноценных и ненужных личностей». В октябре 1941 года, оккупировав Днепропетровск, нацистская оккупационная власть поставила задачу перед руководством психбольницы - уничтожить пациентов медицинскими средствами. И врачи начали выполнять указание.

По данным следствия, первые пациенты психбольницы, среди которых большинство составляли евреи, были убиты с помощью инъекций морфия. Когда препарата не стало, медики начали «экспериментировать» над больными, вводя им большие дозы других лекарств, в частности, нашатырного спирта, от чего люди умирали в страшных муках.

- Под грифом «секретно», чтобы младший персонал не знал, пациентам начали делать инъекции морфия. Нянечкам и медсестрам говорили, что это лекарство. Первые «партии» уничтожили морфием, но дальше начались «эксперименты», - рассказывает историк.

- Это была ужасающая картина. В палате лежало 60 пациентов, больные находились на полу, на кроватях, большинство из них были мертвыми. Те же, кто еще был жив, крутились от боли и просили о смерти, другие просили спасти их. Я сделала вывод, что их отравили стрихнином, - вспоминала медсестра Федосья Сугаренко.

В детском отделении, по свидетельству одной из медсестер, эвтаназию не проводили, но все дети умерли от нечеловеческих условий существования. Количество детей, которые умерли, не установлено.

Кормили больных сначала дважды в день по 100 грамм хлеба и вареной пищи. Это приводило к проблемам с желудком - диарее, истощению, пациенты пухли от голода и умирали.

Во время оккупации, многие душевнобольных умерли в больнице от голода и холода. А несколько десятков уцелевших в таких условиях пациентов, нацисты расстреляли перед самым приходом советских войск.

Тела пациентов сбрасывали в силосные ямы у свинарника вблизи железной дороги. Позже нашли около 30 этих специфических братских могил, но останков многих людей так и не удалось найти.

igren

До наших дней сохранилось фото одной из осужденных врачей психбольницы на Игрени Марии Чорейко

Сфальсифицированное «дело игреньских врачей»

Сейчас исследователи ставят под сомнение львиную долю материалов уголовного дела против «Игреньских врачей». По обвинению в убийстве пациентов часть медиков расстреляли, а других приговорили к длительным срокам заключения. Уже отбывая наказание, некоторые из них начинали подавать на апелляцию и рассказывать правду о пережитом.

Расстрел главврача Гончарова

Осенью 1941 года, когда главный врач покинул больницу, ее возглавил один из терапевтов - Вячеслав Гончаров.
В октябре 1941 года в больницу прибыли представители гестапо и приказали Гончарову оставить только 100 больных, а других «умертвить медицинским способом». Гончаров отказался выполнять этот приказ и получил ответ, что ему ничего не придется делать, все будут выполнять другие врачи. Из материалов допросов следует, что на собрании врачей, когда Гончаров объявил требования представителей гестапо, некоторые молодые врачи также отказались выполнять приказ и уволились.

После этого прошли аресты евреев-работников больницы, но Гончарову удалось убедить представителей гестапо и их освободили. Но, по словам исследователей, спасти евреев-пациентов не удалось.

По свидетельству Гончарова, именно из-за лояльного отношения к евреям его уволили с должности в августе 1942 года. И советская власть все равно признала 73-летнего врача виновным в сотрудничестве с нацистами и расстреляла.
Так Вячеслав Гончаров ушел не только из жизни, но и с официальной истории больницы.

Дело Зайцева, или свидетельство преданной женщины

Одним из врачей, осужденным по этому делу, был Михаил Зайцев, заведующий хирургическим отделением больницы.
Фактических доказательств причастности Зайцева к убийствам душевнобольных у следствия не было, лишь свидетельство брошенной им женщины, тоже работницы больницы, которая не простила измену.

Она заявляла, что Зайцев сам вызвался делать пациентам смертельные инъекции. На основе только этих показаний и выбитых на допросах у врача «признаний» его приговорили к большому сроку. После следствия матери Зайцева вернули одежду сына: «Белье было всё в крови, будто изрезано ножницами... Сколько слез я над ним пролила... сама их использовать не могла даже на тряпки», - вспоминала мать.

Примечательно, что в ходе повторного следствия бывшая невеста врача заявила, что уже не помнит, был ли причастен Зайцев к уничтожению больных. В результате, после 20 лет заключения его реабилитировали.

- И это лишь две судьбы. Сфальсифицированными могли быть и доказательства против других врачей медучреждения, - предполагает днепровский историк.

В этой трагической истории еще остаются неисследованными многие страницы, эпизоды и биографии…

Юлия КЛИМЕНКО

Метки: Игрень