Сменив блокнот на автомат

На Донбассе – опять неспокойно. Каждый день гремят взрывы, получают ранения и гибнут украинские бойцы, стоящие на страже единой и суверенной Украины. Наша страна полтора года противостоит врагу лишь благодаря тому, что на ее рубежах сражаются поистине героические парни и мужчины. Многие из них вызвались сражаться за Родину добровольцами.
Среди таких героев были и остаются наши коллеги. Сегодня мы вспоминаем о коллегах, сражавшихся на Донбассе и до сих пор дающих отпор врагу.

Павший Герой – Александр Черников

Черников-2Замечательный тележурналист Александр Черников был нашим коллегой, погибшим в зоне АТО 22 января этого года в боях за Донецкий аэропорт. Сашу посмертно наградили орденом «За мужество», его именем собираются назвать одну из улиц города, но все эти почести его родные готовы были бы отдать за то, что еще хоть день провести вместе с живым и улыбчивым Сашей. Ему было всего 30 лет…
Саша окончил международное направление журфака ДНУ, свободно владел английским. Еще во время учебы работал в новостях на 9-м телеканале и в программе «Губернские хроники». А потом неожиданно для всех, задолго до войны и страшных событий на Донбассе, в 23 года ушел в армию. «Все тогда удивлялись: «На фига тебе этот гемор со службой в трижды никому не нужной армии?» А он отвечал, что это нужно. Не потому, что зашкал пафоса в голове — просто так будет правильно», — написал в «Фейсбуке», вспоминая то время, его коллега по «Хроникам» Александр Курбатов.
После армии Саша снова работал журналистом, а весной 2014-го его призвали в АТО, воевал в 9-й роте 25-й бригады ВДВ. Когда его призывали, жена была на третьем месяце беременности, но у Саши не возникло и мысли «откосить» от призыва, «порешать» этот вопрос с кем надо. Он просто сказал жене, что иначе поступить – нельзя…

«Он был наводчиком — в бронемашине сидел, в башне за пулеметом. Его мы звали «Саня-репортер»: он часто рассказывал интересные вещи о работе на TV. В Днепре Саша контачил с волонтерами, которые помогали нам. Помню, он броню достал себе одним из первых. Ему кто-то прислал бронежилет, нам позже такие же доставили гуманитаркой, но у него был личный. Любил метать ножи. Когда под Амвросиевкой стояли, он возле палатки соорудил мишень и упражнялся. И за характер Саню все любили: серьезный, но и веселым быть не стеснялся», - рассказывал о Черникове его сослуживец Сергей.

А 22 января Саша погиб в ходе ожесточенного боя неподалеку от Донецкого аэропорта.

- Александр Черников и 11 его сослуживцев из 25-й бригады погибли возле села Спартак под Донецком в бою за шахту, откуда боевики обстреливали прилегающую территорию, - рассказывала о тех страшных событиях опекавшая 25-ю бригаду волонтер Татьяна Рычкова. - Был бой на Спартаке, в котором погибли 10 человек. Со стороны боевиков была сумасшедшая танковая атака, шла колонна Д-30 (122-мм гаубица). Наши ребята с танкистами из 93-й бригады с двумя танками полностью отбили эту атаку и уничтожили колонну пушек. Тех ребят, которые погибли за железнодорожным полотном, дня два не могли достать, потому что сепаратистов было ужаснейшее количество. Разработали операцию по захвату блокпоста на Спартаке, чтобы углубиться дальше на территорию — артиллерия сепаратистов работает на шахтах, на терриконах, за ними технику прячут. Наши уничтожили блокпост, артиллерию на шахте и закрепились, расширив границы контроля территории на два километра. В этом бою погибли еще двое.
Когда Саши не стало, его дочери исполнилось всего два месяца…

Виктор Ожогин: От Майдана до АТО

ОжогинДобровольцем в зону АТО отправился и еще один наш коллега, телевизионщик Виктор Ожогин. Для него борьба за свободную демократическую Украину начиналась еще на Майдане, где он вместе с другими героями стоял на баррикадах. А после победы Революции Достоинства Виктор, несмотря на солидный возраст (56 лет) и огромный опыт журналистской работы (много лет возглавлял областное ТВ!), летом 2014 года пошел на войну рядовым добровольцем. Но рядовым ему не суждено было долго быть – старшего лейтенанта Виктора назначили командиром «журналистского взвода» в составе батальона Нацгвардии.
- Я прошел службу на Черноморском флоте в Севастополе, а потом закончил военную кафедру в Киевском университете. Вся эта ситуация накипела, и я сам пошел в военкомат и предложил свои услуги. У меня двое дочерей: 30 лет и 3 года 8 месяцев. Я подумал: кто, если не я, их защитит, и сейчас готовлюсь идти на передовую, — рассказывал Виктор, отмечая, что в его батальоне — люди разных рабочих специальностей.

Приезжая к родным в короткий отпуск, Виктор рассказывал о том, что происходит в зоне АТО:

- Почти месяц мы находились между Новоазовском и Мариуполем. На днях видел по телевидению сюжет, как наши позиции обстреливали «Градами» и минометами, семь человек погибло. Это были наши сменщики – не повезло... Нас тоже обстреливали почти каждый день, на третий день после нашего приезда были уничтожены практически все вещи, медикаменты. Мы тогда еще не успели обустроить блиндажи и вырыть окопы – вражеский корректировщик, видимо, сообщил наши координаты... Было раннее утро, и, слава Богу, что мы успели всех разбудить и вывести из палаток, которые вскоре сгорели. К счастью, у нас остались тушенка, сухари – в общем, выкарабкались... Спасибо землякам-журналистам: они помогли нам восстановить запасы одежды. А вообще-то человек привыкает ко всему, в том числе и к войне.

За время службы он ни разу не пожалел о том, что во время второй волны мобилизации настоял в военкомате на том, чтобы его, офицера запаса, взяли в армию. И во время почти ежедневных обстрелов Виктора, по его словам, оберегали фотографии любимой жены Александры и 3-летней дочурки Карины, хранившиеся в кармане у сердца. Письма родных он перечитывал ежедневно по нескольку раз…

Свой долг защитника Отчизны Виктор Иванович выполнил с честью, вернулся домой в начале этого года живым и здоровым. Какое-то время не мог найти себя в мирной жизни, сейчас работает в пресс-службе Днепропетровского горсовета. О службе вспоминает так:

- Службу и ребят вспоминаю постоянно: звонят хлопцы, с кем- то вижусь в Днепре... Не жалею ни о чем. Был уверен, что пацаны не подведут, не струсят, не побегут в трудную минуту. Рад, что так и было. И несмотря на трудности воинской службы, на какие-то мелочи житейские, пацаны на глазах становились мужиками. А в патриотизме им не откажешь, раз пошли в армию и не прятались по углам.

А, значит, и я не зря был с ними...

Максим Мирошниченко: Майдан, «Правый сектор», Сватово

МирошниченкоОтпор сепаратистам дает и 29-летний Максим Мирошниченко, работавший в редакции днепропетровской газеты «Сегодня». Он стоит на страже мира в районе Сватово, откуда Донецкий аэропорт можно рассмотреть в бинокль.
Два года назад Максим тоже был активным участником Революции Достоинства, прошел через Майдан, являлся пресс-секретарем Днепропетровского отделения «Правого сектора». А в нынешнем году отправился добровольцем в зону АТО. Кстати, успев до этого сыграть главную роль в патриотическом клипе группы «Вертеп» «Группа крови».

О происходящем на передовой Максим рассказал «Днепру вечернему» следующее:

- Ощущения от происходящего ТАМ шокируют любого. Цивилизационный разлом вылился в военный конфликт, в котором Украина использует ещё советскую армию. Она ментально советская, мобилизационная, со всеми её атрибутами. С той стороны тоже советская армия, только там «ура, товарищи» переплетается с «аллах акбар». Я никогда не думал, что так можно врать - по российским новостям рассказывают о наших провокациях и перемещениях техники, хотя «провокацией» служит обстрелы самых русских и сепаров. И никаких перемещений техники нет - потому, что у нас её реально нет на передовой по условиям Минска. То есть, перемещаться нечему. А солдат уже на 2-й месяц сможет различать звуки техники в округе до 5-6 км. Их солдаты, дающие такие интервью, врут. Я никогда не думал, что человеческая глупость не имеет дна - однажды вражеский пулеметчик начал постоянно обстреливать позиции. И его пули летали в кроне деревьев в моем дворе. Бабка из соседнего двора даже после этого говорила, что это мы обстреливаем. Это какая-то совершенно поразительная человеческая глупость, объяснения которой я не вижу. Набор кого попало в нашу армию рождает тоже неимоверные ситуации на фронте. Однажды я узнал, что наш сослуживец отправлял домой две гранаты. Как сувенир. Я уже понимаю эту эстетику - сам сделал себе нательный амулет из патрона снайперской винтовки, но он пересылку гранат делал «Новой Почтой». Взял гитару, вложил туда гранаты (не боевые, слава Богу - выварил оттуда всю взрывчатку) и залил монтажной пеной. Понятно, что работники «Новой Почты» удивились. Совершенно непонятные пехотные атаки с той стороны, которые пахнут или идиотизмом, или приёмом «смелой воды» и наркотиков. Местное население вообще не играет никакой роли в этом конфликте. Стоим мы - есть контакт. Будут стоять те, думаю, они тоже наладят и с ними осторожный контакт. А люди в тылу живут своей жизнью, носятся со своими проблемами, которые далеки от того, что есть там. По телевизору им говорят о реформах и изменениях в армии. Они верят. Другого выхода они не видят. Верят и боятся попасть в армию. Такой расклад позволяет им навесить на уши и мозги любую точку зрения. Очень много из моих друзей патриотов оказались обычными фейсбук-болтунами, которые не видят шире своего фейсбука. Все это говорит мне о том, что войной с совком займутся и наши дети. Или каким-то чудом в стране появится хотя бы миллиона два социально активных людей, которые знают, что такое истинные реформы, и как их можно внедрить. Эти люди, обладая высокой степенью самоорганизации, могут и стать двигателем реальных изменений

А сейчас Максим – в коротком отпуске.

- У вас тут у всех нормальные голоса, опрятно одетые люди, удобно и красиво, - делится впечатлениями он. - Понятно, что задаете одни и те же вопросы. Понятно, что вам интересно. Понятно, что на пятый день эти вопросы уже не утомляют, а веселят. Уже не стесняюсь ходить в форме. Ещё, оказалось, бывает не о чем говорить с людьми, которым болтать хотелось. Но в целом это тоже нормально. Ещё, оказалось, иногда только тут можно понять, что на самом деле тяжелее всего ТАМ.

Юрий Смола: служить пошел активный волонтер

СмолаСовсем недавно, в конце октября, в зону АТО отправился и редактор сайта «Лица» Юрий Смола.
Юрия всегда отличала активная гражданская позиция. Он – настоящий патриот Украины, поддерживавший волонтерские проекты в помощь Украинской армии. Координировал сбор средств для 93-й бригады, батальона «Днепр-1», батальона Кульчицкого Нацгвардии и военных госпиталей, для чего создал специальный сайт.

А нынешней осенью Юрий отправился в зону АТО.

- Пошел защищать Родину, потому что иначе поступить не мог, - лаконично говорит Юрий. – Помогать воинам как волонтер – это одно. Но когда на Донбассе заново разгорается война, я не мог оставаться в стороне.

Василиса Трофимович: из ОГА до «Днепра»

Накануне Революции Достоинства Василиса Трофимович работала в пресс-службе Днепропетровской облгосадминистрации и даже в страшном сне не могла представить, что уже через полгода окажется не просто на войне, а будет пресс-секретарем добровольческого батальона «Донбасс». Именно тогда, летом 2014, мне довелось совершить с Василисой выезд в зону АТО, в Артемовск, под Лисичанск, за который как раз разворачивались ожесточенные бои. Что больше всего поразило в этой хрупкой и красивой девушке: как же бесповоротно она превратилась из тихой и доброжелательной сотрудницы пресс-службы ОГА в амазонку XXI века!

ТрофимовичНа передовой Василиса служит и поныне – уже год является пресс-офицером полка «Днепр-1». Работать с прессой Василиса хотела всегда. Но никогда не предполагала, что ее мечта реализуется на войне.
- Я всю жизнь хотела реализоваться как журналист, но представить себя на войне, конечно, не могла, - говорит она. – А когда свершилась Революция Достоинства, оставаться в стороне просто не могла. Работать с ранеными я была морально не готова, иначе пошла бы в госпиталь, санитаркой. Поэтому пошла в батальон «Донбасс», ведь информационная война – это второй фронт.

Больше всего Василису беспокоит, как бойцы будут привыкать к мирной жизни, когда война закончится: «На передовой люди очень привыкают к войне, и потом каждому сложно адаптироваться к мирной жизни». В этом тоже Василиса старается помочь каждому бойцу, уходящему на дембель… А больше всего она мечтает о наступлении в Украине окончательного мира.

Константин ШРУБ

Метки: АТО, журналисты