Рыцарь ордена Богдана

Подполковник Валентин Цыгульский, рискуя жизнью, посадил вертолет и спас боевого товарища

Сегодня в Днепропетровской областной больнице им. И. Мечникова немало пострадавших из зоны АТО. И все-таки пациент есть здесь совершенно особенный пациент – в отделении  спинальной нейрохирургии у него отдельная палата. На тумбочке возле кровати – объемистая «История второй мировой войны». Увы, история, как и война, повторяется – к счастью, не в мировом масштабе, но не менее страшном для тех, кто в ней участвует... А на столике чуть поодаль –  награда - орден Богдана Хмельницкого ІІІ степени. Именно ее получили днепропетровские десантники 25-й бригады ВДВ, разбившиеся в Ил-76. Посмертно. А ему повезло.

Дома воевать тяжело

О чем он думал, когда его вертолет Ми-24 падал в лесопосадку под Славянском? Говорят, в такие минуты перед людьми проносится едва ли не вся их жизнь...И даже те 36 лет, которые прожил Валентин Цыгульский, не так-то просто спрессовать в один миг – и не только потому что в них было немало событий. А потому что ни на тот момент, ни сейчас молодой, полный сил мужчина так и не успел до конца осознать, во имя чего он едва не расстался с жизнью. От кого он должен защищать нашу страну.

Конечно, ему вспомнилось детство в Александрии на Кировоградщине. Конечно, пока играл с друзьями в войнушку, даже не представлял, что участие в военных действиях может когда-нибудь стать его работой – абсолютно привычной и будничной. И только когда пришло время выбирать профессию, Валик вспомнил о том, что его прадед, унтер-офицер, имел немало царских наград. А родной дядя воевал в Афгане. Захотелось подняться в небо, причем непременно на вертолете. Перевезти грузы, раненых, нанести удар по противнику – летающему аппарату Ми-24 подвластно все! С другой стороны, решения вертолетчикам нужно принимать мгновенно: из-за небольшой высоты, на которую, в отличие от самолета, они поднимаются, времени для того, чтобы, скажем, катапультироваться, у них катастрофически мало. Да и увернуться от огня переносных ракетных комплексов, зенитных установок вертолетам ой как непросто!

цыгульский 6Обо всем этом Валентин Цыгульский узнал еще в юности – когда стал курсантом Харьковского Высшего военного авиационного училища летчиков. Офицерскую службу он проходил в различных подразделениях армейской авиации, довелось четыре раза участвовать  в миротворческих миссиях в горячих точках планеты. В Либерии до участия в военных действиях, к счастью, не дошло: украинские военные тогда патрулировали границы – это была просто демонстрация силы. А вот в Конго в 2012 году сложилась ситуация, которая очень напоминает ту, что сейчас в Украине.  Простые люди восстали против власти, которая бессовестно эксплуатировала их труд: в частности, речь шла о добыче такого ценного минерала как колумбит-танталит. Здесь уже пришлось по-настоящему прочувствовать, что такое война.

- Да, опыт участия в боях я приобрел – но если бы вы знали, насколько тяжелее воевать, когда  ты – дома! -  с горечью признается заместитель командира отдельной бригады армейской авиации по летной подготовке подполковник Валентин Цыгульский. –  У меня есть товарищи, которые воюют за нашу страну, а их родные братья сражаются на стороне сепаратистов. Это трагедия! А российские каналы тем временем продолжают насиловать мозг. Мои двоюродные брат и сестра живут в Москве, и сколько я им ни объяснял истинное положение дел, они даже слушать ничего не хотят. Находятся в полной уверенности, что поскольку я – военный, значит, убиваю женщин и детей. Начинают ненавидеть всю Украину. Я не раз предлагал им: приезжайте, я провезу вас по Львову – вы устанете отбиваться от «фашистов»…

«Нашу страну не отдадим никому!»

Хотя база, за которой закреплен Валентин Цыгульский, находится во Львовской области, в последнее время он все больше времени проводил на Юго-Востоке – отсюда вылетать в горячие точки, которые, как костры, запылали на карте Украины, гораздо ближе. На боевое задание 4 июня он отправился с днепропетровского аэродрома. Конечно, тогда понятия не имел, что очень скоро он вернется сюда чудом выжившим  - для того, чтобы на несколько месяцев стать  пациентом областной больницы… Боевое задание под Славянском было уже выполнено, и пара  ударных вертолетов Ми-24 возвращались обратно, когда террористы стали обстреливать  их из переносных  зенитных ракетных комплексов и крупнокалиберных пулеметов.

- Я почувствовал удар и - вертолет взорвался в воздухе, - вспоминает Валентин Цыгульский, который пилотировал один из той пары вертолетов. – В кабину ворвалось пламя, управление частично отказало… Высота была метров семьдесят. Когда падали, все-таки удалось сбалансировать ручку управления – иначе могли бы зарыться носом в землю… А так немножко выровнялись, упали на фюзеляж – благодаря этому и остались живы. Конечно, посадка была грубой. Помню, что было тяжело дышать, и еще – боль. Кое-как выбрался, подошел к операторской кабине, стал тормошить товарища. К счастью, он быстро пришел в себя, и я попробовал его вытащить, но это оказалось не так-то просто. А моя кабина уже тем временем горела, пламя подбиралось к Сергею. Я понял: если сейчас его не освобожу, он просто сгорит заживо…

Взобравшись сверху на кабину, Валентин все-таки смог справиться. Руки, плечи, лицо уже были в ожогах, спина болела неимоверно, но он оттащил Сергея еще метров на пятнадцать от пылающего вертолета. Благо, мобильный телефон был с собой и по-прежнему работал, – Валентин тут же вызвал воздушную бригаду. Уже в днепропетровской больнице выяснилось, что у него – переломы седьмого и восьмого позвонков, обожжено 20 процентов тела. Не менее тяжелые травмы были и у Сергея – он сейчас лечится в Киеве. Валентин поначалу скрывал от жены, что ранен – не хотел расстраивать. То, что с мужем случилась беда, Алена почувствовала сама. А когда узнала обо всем, первым же поездом выехала из Киева, где она живет вместе с детьми, в Днепропетровск.

Прогнозы врачей обнадеживают: примерно через месяц Валентин Цыгульский уже сможет вставать, станет заново учиться ходить в специальном корсете. Конечно, он мечтает снова летать, но о том, когда это будет возможно, пока загадывать рано… Раны от ожогов уже почти зажили – во многом благодаря хорошим кремам, которые Валентину помогли приобрести волонтеры.  Он верит в то, что со временем сможет играть в свои любимые волейбол и футбол. Сможет сесть за руль автомобиля и, как прежде, отправиться вместе со всей семьей в Крым – наш, украинский…  А вот шрамы на сердце, которые появились из-за того, что часть Украины охвачена войной, заживут еще не скоро. У Валентина подрастают трое сыновей. Средний, одиннадцатилетний Саша, очень интересуется историей и уже всерьез задумывается о карьере военного. Да и младший, двухлетний Игорек, как-то из многих предметов, которые были разложены вокруг него, выбрал и потянулся именно к отцовскому шлему....

- Если кто-то из детей захочет стать летчиком – отговаривать не стану, - не скрывает Валентин. – Напротив: помогу, чем смогу. Уверен, что это достойная профессия, и очень надеюсь на то, что скоро она будет достойно оцениваться нашим государством. У меня, например, до сих пор нет собственного жилья, хотя в армии я -  с 1994 года,  да и не только у меня. Большинство военнослужащих и их семьи живут на съемных квартирах. Разве так должен быть устроен быт тех, кто защищает Родину? Но это все – как говорится, детали. А сейчас главное – остановить войну. Это наша страна, и мы ее не отдадим никому!

Юлианна КОКОШКО