Наш земляк – изобретатель легендарной “Катюши”

На здании железнодорожного техникума (сейчас колледж железнодорожного транспорта и транспортной инфраструктуры) по проспекту Пушкина, 77а в Днепре висит несколько мемориальных табличек, посвященных легендарным выпускникам этого учебного заведения. Среди них есть и такая: " Здесь с 1921 по 1923 год учился один из изобретателей реактивного оружия лауреат государственных премий Иван Исидорович Гвай". Долгие годы после Второй Мировой имя Гвая, как и многих других конструкторов ракетной техники, оставалось неизвестным.

768px-Гвай

Детство и юность

Иван Исидорович Гвай родился 18 декабря 1905 года в Гродненской губернии. Но вскоре после начала Первой Мировой войны семья переехала в Екатеринослав. Так что детство и юность будущего ракетчика прошли в нашем городе. В 1921 году Гвай поступил в Екатеринославский политехникум путей сообщения. Здесь он познакомился и на всю жизнь подружился с Дмитрием Кедриным, в будущем известным поэтом. Они были членами поэтического объединения "Молодая кузница". Жизнерадостный Иван Гвай увлекался не только литературой и музыкой, но и техникой. Друзья говорили, что он рожден писателем или музыкантом. Но Иван по складу характера и ума был "технарем".

Окончив техникум, Гвай поступает в Днепропетровский институт инженеров транспорта. Одновременно работает конструктором на "Петровке". В 1927 году, после третьего курса института, Иван Исидорович был призван в армию. В 1929 возвращается в вуз, но ненадолго.

Новой страницей биографии Гвая становится Ленинград, куда он переехал в 1929 году. Работая инженером-конструктором судостроительного завода имени А.Марти, он проектирует мостовые краны, учится в Высшем инженерно-педагогическом институте, допоздна засиживается в публичной библиотеке.

В 1935 году Ивана Гвая переводят в Москву и назначают старшим инженером-конструктором Реактивного НИИ, созданного двумя годами ранее путём слияния легендарной ГИРД - Группы изучения реактивного движения и Газодинамической лаборатории. Гвай начинает работать в одном коллективе со звездами научно-технической мысли того времени Сергеем Королевым, Валентином Глушко, Федором Цандером, Юрием Победоносцевым и другими.

От "Флейты" до "Катюши"

В литературе не часто вспоминают, что до легендарной "Катюши" было еще одно изобретение Ивана Гвая - авиационная установка для стрельбы реактивными снарядами "Флейта".

Ракетные снаряды калибра 82 мм размещались под крыльями самолетов на специальных пусковых установках, их разработкой и руководил Гвай. Первые прототипы появились еще в 1933 году. Это были громоздкие подвесы-фермы, которые сильно меняли аэродинамику самолета. Юрий Победоносцев предложил заменить их двутавровой балкой (рельсом), по нижней полке которой и должен был скользить реактивный снаряд. Конструкция была надежная, но тяжелая. Свое решение предложил Гвай. Тяжелая двутавровая балка не нужна — достаточно одной лёгкой направляющей с Т-образным пазом. С чьей-то лёгкой руки такое устройство назвали "флейтой". Снаряд снабжался несколькими штифтами, которые в момент выстрела скользили по "флейте".

20 августа 1939 г. пятерка советских истребителей И-16 с белыми кольцами на фюзеляже в сопровождении истребителей без колец встретилась в небе над рекой Халхин-Гол с группой новейших японских истребителей И-97. Когда дистанция между противниками сократилась до двух километров, под крыльями «окольцованных» истребителей вспыхнуло яркое пламя, и навстречу противнику устремились огненные шлейфы. Спустя несколько мгновений два японских истребителя, разваливаясь в воздухе, рухнули на землю. Остальные резко отвернули.

Сначала японцы решили, что их самолеты были сбиты снарядами хорошо замаскированных артиллерийских орудий. Уж слишком невероятным казалось использование на самолетах снарядов столь крупного (82 мм) калибра. За носителями неожиданного авиационного оружия была организована настоящая охота, но вступать с ними в бой запрещалось.

Летом 1938 года группа конструкторов Гвая, в которую входили А. Краюшкин, А. Попов, А. Павленко, В. Галковский и другие, взялась за разработку самоходной многозарядной пусковой установки для наземных войск, рассчитанную на двадцать четыре снаряда калибром в 132 мм, — нового грозного оружия, которое впоследствии народ ласково назовет «катюша».

В основу легли наработки самолетной "Флейты". В обстановке строгой секретности изготовили два первых образца реактивной системы залпового огня. «Флейты» расположили в два ряда на металлической раме, установленной поперек продольной оси грузовой машины ЗИС-5.

После первых испытаний Гвай заявил группе:

— Действует неплохо, но есть и недостатки. Много времени отнимает зарядка, так как производится с противоположной от казённой части. Стрелять можно только перпендикулярно к продольной оси автомобиля. При этом установка раскачивается, что отражается на меткости.

Проходят месяцы титанических усилий конструкторов и рождается новое решение. К лету 1939 года было изготовлено шесть новых установок на трёхосных грузовиках повышенной проходимости ЗИС-6. Новый вариант был уже шестнадцати зарядным. Стрельбу можно было вести вдоль оси машины. Зарядка производилась с казённой части. Эти установки и легли в основу машин БМ-13, стрелявших реактивными снарядами и получивших впоследствии широкую известность под названием «катюш» - предком современных "Градов" и "Смерчей".

Работа над проектом была омрачена массовыми репрессиями. По лживым доносам были арестованы Валентин Глушко и Сергей Королёв, работавшие над созданием авиационных ракет. Директор института Иван Клейменов и главный инженер Георгий Лангемак были арестованы и расстреляны.

Но, 19 февраля 1940 года вместе с директором РНИИ А.Г.Костиковым и начальником отдела Артиллерийского управления РККА В.В.Аборенковым Иван Исидорович Гвай получил авторское свидетельство занесенное в реестр изобретений СССР за № 3338, на изобретение механизированной установки для стрельбы ракетными снарядами различных калибров.

В конце 1980-х, комиссия Генпрокуратуры Союза рассматривала дела о репрессиях в Институте. Признав, "что в уголовных делах в отношении С.П.Королева, В.П.Глушко отсутствуют данные, подтверждающие то, что они были арестованы по доносу А.Костикова", комиссия умудрилась огульно усомнится в авторстве изобретения "катюши". "Наша комиссия изучила сотни связанных с этим вопросом документов. Выводы однозначны: авторами изобретения механической установки для залповой стрельбы реактивными снарядами и авторами нового оружия - реактивных систем залпового огня - есть А.Г. Костиков, И.С. Гвай и В.В. Аборенков. Не найдено такого лица, которое могло бы обосновано претендовать на включение его в состав этого авторского коллектива ". Ну кто-кто, а Гвай безусловно являлся соавтором этого изобретения.
После войны Гвай продолжал заниматься реактивной военной техникой. Умер Иван Исидорович Гвай от сердечного приступа 22 июля 1960 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Только факты

В 1943 году Иван Исидорович Гвай стал кандидатом технических наук. Рассказывали, что когда Гвай пришел в Высшую аттестационную комиссию за дипломом, у него спросили: "А где же Ваша диссертация?". В ответ члены комиссии услышали: "Стреляет на фронте!".

* * *
Гвай тесно дружил с поэтом Дмитрием Кедриным. Поэт даже посвятил ему свой стих "Поединок". Когда Кедрин погиб, Гвай тяжело переживал его смерть, при прощании украдкой положил покойнику под подушку свой партбилет. Впоследствии на парткомиссии сказал, что документ украли на вокзале.

* * *
В последние годы жизни Иван Исидорович изучал наследие Циолковского и опубликовал две научные работы - "К.Э. Циолковский о круговороте энергии", "О малоизвестной гипотезе Циолковского". Гениальный ученый предвидел, что в будущем человечество устремиться к звездам и встанет проблема получения энергии. Циолковский, а следом за ним и Гвай обосновывали возможность концентрации рассеянной во Вселенной энергии.

ОТ АВТОРА:

О Иване Исидоровиче Гвае я узнал еще в детстве от своего деда Николая Кукушкина. Вскоре после начала войны он, как военспец по транспорту ( в 1939 году дед закончил Военно-транспортную академию), был откомандирован в специальную часть, которая занималась изготовлением, ремонтом и испытаниями "катюш". Помню, как дед рассказывал, что ЗИС-5, на которых первоначально монтировались установки, были ненадежные. Вскоре начались поставки американских Студебеккеров. Но, возникла проблема - у американцев все размеры были дюймовые, а у нас метрические. Больше всего забот доставляли резьбы.
Перед этой секретной частью была поставлена еще одна задача. Автомобильные установки ни в коем случае не должны были достаться врагу. И взрывать их можно было только в крайнем случае - каждая была на вес золота. Нужно было придумать, как вывезти автомобиль с поля боя при самых тяжелых повреждениях - без колеса, с оторванным мостом и т.п. Для этого в часть собрали лучших автоспортсменов со всего Союза. Они стали испытателями, гоняли автомобили по полигону, по лесам и болотам. На полном ходу врезались в преграды. Подушек безопасности тогда не было. Поэтому испытатели обвязывались обычными подушками и врезались в стенки и деревья, - вспоминал дед.

Андрей КУКУШКИН

Метки: Иван Исидорович Гвай