«Марш живых» в память о погибших

6 октября в Украине отметили 80-ю годовщину трагедии в Бабьем Яру, где нацисты всего за два дня расстреляли более 33-х тысяч евреев, не жалея даже младенцев.

А 13 октября в Днепре прошли памятные мероприятия к 80-й годовщине трагедии в Ботаническом саду, где были убиты коло 11-ти тысяч днепровских евреев.

Кровавое пятно

В этом году Днепр особенно масштабно и торжественно почтил память своих невинно убиенных жителей - жертв Холокоста. Ведь 80 лет назад трагические события октября навсегда вошли кровавым пятном в историю города.

В течение двух по-зимнему холодных дней – 13 и 14 октября 1941-го в балке на территории нынешнего Ботанического сада нацисты убили от 11 до 13 тысяч евреев - жителей правобережной части Днепропетровска.

246345019_397949231833665_7828684374670439724_n

Тысячи днепрян собрались в Ботаническом саду, чтобы почтить память невинно убиенных евреев

Дорога смерти

Тогда по приказу Гестапо на главном проспекте города, в районе современного «Пассажа» и ЦУМа, было собрано около 12 тысяч евреев, якобы для «переселения». Людей выстроили в колонны и под усиленной охраной погнали в направлении нынешнего ботсада ДНУ. Это была дорога смерти. Там, в овраге, все были расстреляны. Не пощадили никого: ни стариков, ни женщин, ни детей, ни младенцев. После того, как овраг был заполнен трупами, его засыпали сверху землей и высадили деревья.

Марш жизни

В минувшую среду в Днепре состоялись беспрецедентные по своему масштабу мемориальные мероприятия памяти жертв Холокоста.

Символично, что началом памятных мероприятий стала духовная церемония, которая объединила священнослужителей и лидеров религиозных общин города. Всё духовенство, а также около двух сотен горожан и гостей Днепра собрались у здания ЦУМа. Именно там восемьдесят лет назад нацисты собрали евреев, именно отсюда они отправились, как позже выяснилось, в свой последний путь.
По завершению духовной церемонии ее участники двинулись «маршем живых» по улице Михаила Грушевского. Именно по ней, которая в 1941 году носила имя Карла Либкнехта, шли колонны обреченных на смерть людей - женщин, стариков, детей.

Участники нынешнего шествия держали в руках символ памяти - шестиугольную звезду Давида с изображением детских перчаток. Эти перчатки - уникальный экспонат, хранящийся в экспозиции музея «Память еврейского народа и Холокост в Украине». Трагическая история этого экспоната поражает...

246974492_195472839387677_8512436575519691744_n

- Один из немецких офицеров, который был непосредственным участником событий в Ботаническом саду, поселился в доме украинской многодетной семьи Тихоненко.

Оккупант решил помочь семье хозяев и однажды подарил их младшему ребенку ношеные ботинки и перчатки. В то время люди уже знали о страшном массовом убийстве в балке на окраине города. Поэтому, несмотря на бедность, Тихоненко ни разу не надели эти вещи, принадлежавшие погибшему еврейскому ребенку, чье имя мы так и не узнаем, - рассказал кандидат исторических наук, директор Украинского института изучения Холокоста «Ткума» и музея «Память еврейского народа и Холокост в Украине» Игорь Щупак.

Именно дети были главными участниками масштабной и волнующей акции памяти - траурной церемонии, организованной Еврейской общиной Днепра непосредственно в Парке имени Гагарина, на месте расстрелов.

Родственники и близкие погибших, ученые, педагоги, неравнодушные горожане - всего более тысячи днепрян нашли время, чтобы почтить память тех, кто был неотъемлемой частью нашего города – своих соседей, коллег, друзей, мужей и жен.

1 Марш жизни

- Даже через 80 лет после трагедии невозможно было без слез слушать свидетельства современников тех страшных событий или всматриваться в лица жертв нацизма на пожелтевших фотографиях, которые демонстрировались в уникальном видео от музея «Память еврейского народа и Холокост в Украине», - поделился с нами кандидат исторических наук, заместитель директора Украинского института изучения Холокоста «Ткума» и музея «Память еврейского народа и Холокост в Украине» Егор Врадий.

Основой фильма, который специально создали к 80-й годовщине массовой гибели евреев в городе на Днепре, стали дневники, свидетельства, редкие фотоматериалы, которые уже более двух десятилетий собирает музей с целью изучения истории Холокоста и сохранения памяти об этой трагедии.

На страже памяти общечеловеческой катастрофы также будет служить мемориальный комплекс «Жертвам Холокоста», проект которого был представлен во время церемонии (автор - известный украинский архитектор Александр Сорин, по проекту которого был построен знаменитый центр «Менора»), остерегая общество от повторения подобных трагедий в будущем.

246739126_906002856995406_8559895711276423011_n

«Расстрелянная» Броня

Во время днепровского Холокоста были те, кто помогал убийцам, «сдавая» на смерть своих соседей-евреев, а были те украинские герои, которые с риском для собственной жизни и жизни своих близких, спасали евреев от неминуемого уничтожения.
Много душераздирающих историй о погибших и выживших в этом кровавом преступлении хранят днепровские историки.
И таких историй становится известно всё больше, открываются новые факты и «остросюжетные» подробности тех жутких событий.
Например, нам стала известна новая история – о еврейской девушке Брониславе (Броне) Тартаковской, чудом выжившей с двумя маленькими детьми на расстреле в Ботаническом саду.

Младшего ее сына рано не стало, а старший сын Брони Тартаковской - Леонид Куниченко - сейчас живет в Израиле. И хоть в 41-м он был маленьким мальчиком, тоже отчетливо помнит, как побывал в аду.

2 «Расстрелянная» Броня

Броня Тартаковская на фоне портрета своей матери, которую расстреляли немцы в Ботаническом саду

По рассказам Брониславы Тартаковской, которая ушла из жизни в 1912 году в возрасте 97-ми лет, можно составить четкое представление об уничтожении еврейского населения в нашем городе.

Ее память, словно кинолента, зафиксировала те страшные события.

- Всем евреям было приказано собраться у магазина «Люкс». Здесь нас построили в колонну и куда-то повели, - вспоминала Броня.

- На все вопросы о том, куда ведут, немцы отвечали: «В лагерь». Улица, по которой мы шли, имела крутой, затяжной подъем. Идти было трудно. Шли медленно и молча. Конвоиры нас не подгоняли. Когда прошли еврейское кладбище и вышли на пустырь у железной дороги, впереди послышались выстрелы. Тогда мы поняли, зачем нас сюда привели. Но на этот раз очередь до нас не дошла, потому что на дворе стало темнеть. Толпу в несколько тысяч человек согнали к какому-то забору и оцепили со всех сторон… Когда рассвело, на пустыре появились немецкие солдаты с патронными ящиками…Потом нас стали гнать к ямам, которые были в конце пустыря…послышались крики, выстрелы…Я упала на колени и обняла своих детей, мне казалось, что я схожу с ума от ужаса. В этот момент ко мне подошел какой-то человек и сказал, что он выведет меня с детьми из толпы. Обезумевшие от страха люди, слышавшие его слова, стали кричать: «Пусть она умрет вместе с нами!», а моя мама Соня кричала: «Бог спасает мою дочь! Пусть хоть она спасется и расскажет, как мы погибали!»…

…Сейчас внуки и правнуки Брони живут в разных странах - в Украине, в Финляндии, в Канаде, в Израиле.

Корреспонденту «Днепра вечернего» удалось связаться с израильским историком и журналистом Григорием Рейхманом, который был лично знаком и дружил с самой Броней и ее сыном Леонидом. Нам посчастливилось узнать эксклюзивные подробности о судьбе этой семьи, а также увидеть их подлинные довоенные фотографии.

Это одновременно счастливая и трагическая история, ее не перескажешь в двух абзацах. Поэтому в следующем номере мы посвятим отдельный материал нашей землячке Брониславе Тартаковской и ее семье. Эта история никого не оставит равнодушным.

Редакция «ДВ» выражает благодарность за помощь в подготовке материала директору Украинского института изучения Холокоста «Ткума», Музея «Память еврейского народа и Холокост в Украине» Игорю Щупаку и заместителю директора Украинского института изучения Холокоста «Ткума», Музея «Память еврейского народа и Холокост в Украине» Егору Врадию, а также историческому обозревателю Григорию Рейхману.

246579318_177430131229216_7438619729841612968_n

Юлия КЛИМЕНКО