Маэстро-полковник, аккомпанировавший Бернесу

Эмиль Генрихович Зигель – один из очень и очень немногих ныне живущих настоящих участников Второй мировой войны – встретил Победу в поверженном Берлине. В июле ему исполнится 95 лет. Просто не верится, что после пережитого им в 16-летнем возрасте и многого другого, выпавшего на долю этого человека, он сохранил силу духа, любовь к людям, необыкновенные харизму, притягательность, изящество, музыкальность и обаяние. Словом, настоящий полковник.

21-2

А еще Эмиль Зигель почетный радист СССР, судья международной категории по радиоспорту, академик Международной академии духовного единства народов мира, академик Международной академии научных открытий и изобретений, академик Ганноверской (Германия) академии…
Кроме того, судьба подарила ему дружбу с Расулом Гамзатовым, Махмудом Эсамбаевым, Анной Герман, Юрием Левитаном, Ираклием Андрониковым, Клавдией Шульженко… Зигелю, который не мыслит себя без музыки, посчастливилось аккомпанировать великому Марку Бернесу. Музыка – его страсть и сама жизнь!

Днепр бомбили, Кисловодск оцепили
21 июня 1941 года в 33-й Днепропетровской школе, где Эмиль закончил седьмой класс, прозвучал последний звонок. Счастливые мальчишки и девчонки договорились увидеться на пляже поутру на следующий день, а встретились возле репродуктора, слушая тревожное сообщение о начале войны.

21-1

Немцы терзали город беспрерывной бомбежкой. А толпы беженцев штурмовали переполненные поезда. Среди них и 16-летний Миля с родителями. Конечный пункт эвакуации – Северный Кавказ, город-курорт Кисловодск. Никто даже представить не мог, что немцы вообще дойдут до предгорий Северного Кавказа, все прибывшие с Украины были уверены: это самое безопасное на земле место. Увы, ошибались. И не только семья Зигелей – десятки тысяч польских, молдавских и советских евреев, оказавшихся в той западне, окруженной со всех сторон горами.
Немцы на Кавказ прорвались стремительно. А когда перерезали железную дорогу, эвакуироваться стало некуда. В Кисловодске фашисты и их приспешники сразу же занялись переписью еврейского населения. И в начале сентября на окраине города начались массовые казни евреев. Эмиля прятала семья его одноклассницы-армянки.

Грузин спас еврея
Избежать страшного приговора парню удалось лишь благодаря знакомому грузину Серго Метревели. Эмиль рвался повидаться с родителями, но Серго, предчувствуя беду, не пустил его.
В последний день августа Серго Метревели вывел Эмиля Зигеля и Аркадия Рабиновича горными тропами на Северо-Осетинскую дорогу и через перевал в родовое грузинское село Уцера. Голодные, оборванные, изможденные, за шестнадцать суток они преодолели почти 500 километров.
По дороге Эмиль тяжело заболел тропической малярией. Едва добрались до места, юноша занемог и пролежал две недели в доме Метревели под присмотром его родных.
После выздоровления Эмиль отправился в Баку, оттуда в Ташкент. По дороге у него украли мешок с вещами, деньги и дорогие сердцу фотографии. Остались только часы, что незадолго до расставания подарила мама. Чтобы купить билет до Орска, где у Эмиля жили двоюродные брат и сестра, часы пришлось продать.
К тому времени на эвакуационных территориях уже знали о страшной трагедии под Кисловодском. Когда Эмиль предстал перед родственниками, они восприняли его как посланника с того света.
На три месяца парнишка был принят в местную воинскую часть сыном полка, а в феврале 1943-го по призыву отправился на Урал в Ленинградское военное училище связи, расквартированное в Уральске.

Аккомпаниатор Бернеса
1 января 1944 года курсанта Зигеля срочно вызвал начальник политотдела училища и загадочно сообщил, что ему предстоит отстаивать честь училища. Дескать, с концертом в город приехал Марк Бернес, но в дороге у него заболел аккомпаниатор и некому играть на фортепиано, так что надо выручать!
«Дело в том, что в училище знали, что курсант Зигель прекрасно владеет инструментом и имеет опыт выступлений на сцене перед большой аудиторией, как сольно, так и с оркестром,- вспоминает Эмиль Генрихович. - Но тут всеми обожаемый, боготворимый Бернес!.. В голове все смешалось, однако я самообладания не потерял. Меня провели в зал, где уже дожидался знаменитый артист. Марк Наумович удивленно взглянул на мою остриженную голову, на залатанную гимнастерку и обмотки вместо сапог и наверняка пожалел, что согласился на концерт с таким аккомпаниатором. Осторожно поинтересовался, смотрел ли я фильмы с его участием. «Конечно, - выпалил я, - все до единого: «Истребители», «Человек с ружьем», «Два бойца»…
- Ой, совсем забыл, - всплеснул руками Бернес, - ноты забыл! Похоже, концерт придется-таки отменять...
- Ноты мне не нужны, я без них сыграю,- нагло и самоуверенно выдал я, вызывая у знаменитости все большее подозрение.
- Ну, давай, попробуй,- с ехидцей произнес Бернес, кивая на рояль.
Репетировали час. Концерт прошел на ура. «Темную ночь» исполняли на бис трижды. От начальника училища курсант Зигель получил личную благодарность, а от Марка Бернеса – приглашение на ужин».

koncert_emilya_zigelya (1)

На Рейхстаге не расписывался, но Жукову играл
В числе других десяти выпускников училища младшего лейтенанта Зигеля готовили к заброске в немецкий тыл радистом, но в последний момент направили в 1-й гвардейскую танковую армию генерала Катукова, где ему довелось выполнять обязанности радиотелеграфиста командующего. А весной победного 1945-го командир радиовзвода лейтенант Эмиль Зигель, обеспечивая надежную связь между подразделениями армии, способствовал успеху Берлинской операции и падению цитадели немецкого фашизма.
«На стенах поверженного Рейхстага не расписывался – уже негде было. Зато, на его пороге играл на фортепиано для победителей, за что маршал Победы Георгий Константинович Жуков подарил именные часы», - рассказывает Эмиль Генрихович.
Встретив Победу в Берлине, он в составе группы советских оккупационных войск в Германии еще пять лет служил в должности командира радиороты.
…Сегодня китель гвардии полковника Зигеля украшают ордена «Красной Звезды» и «Отечественной войны», медали «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За Победу над фашистской Германией». Позднее были другие награды, но эти – самые дорогие.

Трагедия семьи
Заканчивая повествование о Второй мировой, нельзя с болью не констатировать, что из большой семьи Зигелей война пощадила лишь двоих: Эмиля и его сестру Веру, выпускницу медицинского института, военврача третьего ранга, прошедшую ад Сталинградской битвы в качестве хирурга и оставившую о тех днях подробный дневник. Вот одна из записей: «В Сталинграде работало несколько полевых госпиталей, располагались они даже в канализационных шахтах. В день в разгар сражения погибало больше пяти тысяч человек, примерно столько же получали ранения».
Их родители, инженер Генрих Леонтьевич и учительница младших классов Екатерина Наумовна, лежат в противотанковом рву. Не вернулись с фронта трое старших братьев. Наум пропал без вести, Моисей погиб под Ленинградом, Самуил – под Брянском.
В середине 50-х уже капитан Зигель поступил и успешно закончил военную академию связи в Ленинграде и до 1977-го года - ухода в отставку в звании гвардии полковника – служил начальником связи гвардейского гарнизона в Прибалтийском военном округе.
Офицера Советской Армии и талантливого музыканта-виртуоза Эмиля Зигеля по сей день любовно и уважительное называют «маэстро-полковник».

Евгений ЕВТУШЕНКО

Метки: вторая мировая война, Эмиль Зигель