Хлеборобов превратили в хлеборабов

22 ноября – День памяти жертв голодоморов в Украине

Даже по прошествии большого количества времени тема голодомора открывается для нас новыми гранями. И дело не только в том, что обнаруживаются новые факты, хотя и это имеет место быть (в Днепропетровском национальном историческом музее им. Д. И Яворницкого сейчас работает выставка, на которой представлены не известные до сих пор документы, свидетельствующие о страшных случаях каннибализма в нашем крае в начале 30-х годов). Оказывается, те психологические ситуации и аномалии, которые происходили с нашими предками, вполне применимы к тем событиям, которые происходят на Востоке Украины в наши дни...

К такому выводу мы пришли во время беседы с моей коллегой, в недавнем прошлом – журналисткой «Вечерки», а сейчас – научным сотрудником Института общественных исследований Ириной Ревой, которая год назад выпустила в свет книгу под названием «По той бік себе», посвященную теме голодомора.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Ирина Рева написала книгу о голодоморе, консультируясь с психологами и историками

- Среди тех, кто погиб во времена голодомора, был 91 процент этнических украинцев – это абсолютно точно и достоверно, - рассказывает Ирина Рева. - Сохранилась справка о смерти некоего хлебороба Андрея Остапенко из Сумской области, который скончался от недоедания в 1933 году. В графе «причина смерти» значится: «украинец»... Во многом такие ужасные последствия спровоцировала коллективизация: по Украине за два года прошло больше четырех тысяч восстаний тех, кто был недоволен политикой партии. И тогда власть решила забрать у людей все, полностью обессилить их. Только лишь 1932-33 годами дело не ограничилось: по сути, люди жили впроголодь до начала 40-х. Думаю, что довольно распространенные факты сдачи в плен советских людей в начале войны объясняются как раз влиянием посттравматического синдрома на человеческую психику.

Жизнь впроголодь сделала многих наших соотечественников пассивными, не готовыми к сопротивлению.
Когда уже в начале 2000-х годов исследователи этой темы сравнили поведение тех людей, которые пережили в детстве голодомор, и тех, кто жил в это время на более благополучных территориях, разница оказалась существенная. У столкнувшихся с постоянным голодом были комплексы неполноценности, низкая самооценка, отсутствие сопротивляемости обстоятельствам, неконтролируемая агрессия. И даже украинофобия, желание отказаться от своей этнической принадлежности. Дело в том, что как раз в начале 30-х годов, по словам Ирины Ревы, начинаются первые репрессии власти против украинских националистов, а к середине 30-х пик голодомора уже прошел. В связи с этим у некоторых людей сформировалась такая ассоциация: Сталин - молодец, он борется с националистами, жить становится легче. К тому же, нужно учесть, что в состоянии голода у человека пропадает способность критически воспринимать действительность – он верит всему, что ему говорят.

Документ

Фрагмент справки о смерти хлебороба Андрея Остапенко

Ирина уверена, что здесь есть прямая связь с так называемым стокгольмским синдромом – именно эту мысль она развивает в своей книге. В 1973 году в Стокгольме террористами были захвачены заложники, часть которых после освобождения проявили агрессию против полицейских и стали защищать своих мучителей – это необычное явление психологи назвали стокгольмским синдромом. Для его формирования необходимо четыре фактора. Угроза жизни, изоляция жертвы, проявление доброты со стороны агрессора (в этом случае жертва часто соединяет образ агрессора с образом отца) и, наконец, восприятие жертвой мира глазами агрессора. Именно такие условия сложились в Украине в период голодомора. Однако мало того – подобные условия для формирования стокгольмского синдрома отмечаются сейчас и на оккупированных сепаратистами территориях!

Фото1

30-е годы. Раскулачивание отца писателя Василия Мыколко

- У многих жителей Донбасса и Луганщины сегодня есть угроза жизни, изоляция, - рассуждает Ирина Рева. - Проявление доброты со стороны агрессора тоже имеется: вроде бы как сепаратисты защищают интересы местного населения, да и российские гуманитарные конвои - тоже явления из этой серии. Ну и, разумеется, люди на занятых врагом территориях видят мир глазами агрессора - в этом им «помогают» российские телеканалы и другие виды пропаганды. Конечно, не все люди склонны подвергаться этому синдрому – их число составляет около 37 процентов.

Кстати, о ситуации на Донбассе Ирина знает не понаслышке: четыре месяца ее муж находился в зоне АТО. Олег Репан, доцент ДНУ им. О. Гончара, кандидат исторических наук, служил в составе 93-й механизированной бригады в районе села Пески Донецкой области. В конце августа был ранен, сейчас проходит реабилитацию и, к счастью, находится дома – с женой и пятилетним сыном Богданом. Суммируя то, что рассказывал муж и другие бойцы АТО, Ирина пришла к выводу, что количество сторонников ДНРовцев и ЛНРовцев как раз составляет 20-30 процентов – остальные жители Донбаса и Луганщины поддерживают украинское правительство. Что ж, остается надеяться, что уроки голодомора не пройдут даром и помогут нам всем сделать правильные выводы...

Юлианна Кокошко

Метки: голодомор, День памяти жертв голодоморов в Украине