Гимн Любви

Как-то сложилось, что с региональными гимнами их создателям не везет. Времена меняются, а с ними меняется и отношение к эстетике и исполнителям главных городских песен. Вот нового гимна Днепра-Днепропетровска нет. Нет также официального гимна области. В Кривом Роге гимн города есть, но о его создателях практически забыли. Авторские права создателей главного музыкального символа Кривбасса, увы, не соблюдают.
Двадцать лет назад впервые прозвучала песня «Кривий Ріг – моє місто», которая два года спустя стала официальным гимном города. Сегодня мы расскажем об одном из авторов городского гимна – замечательном актере, режиссёре и поэте Викторе Удовенко, который давно и беззаветно влюблён в Кривбасс. Увы, любовь эта не всегда взаимна.

Автор гимна всегда артистичен

Автор гимна всегда артистичен

Горький привкус сгущенки

Детские воспоминания в нашей памяти точно искорки, вечно юные солнечные зайчики, которые лишь иногда возвращают нас в сказочное вчера. Разумеется, это вчера не было таким уж светлым и безоблачным, но в нём мы всегда чувствовали себя абсолютно защищенными. А разве может быть иначе, когда рядом мама и папа! Когда же кого-то из родителей не было с нами, накрывало одиночество-страх. Непобедимое и бесконечное.
- Когда были маленькими, мы с младшим братом стояли на недостроенной веранде нашей хаты и ждали маму с работы, - рассказывает Виктор Федорович. - Даже придумали такую игру: нужно просто сосчитать пятьдесят прохожих, а потом уж точно появится мама. Чаще бывало, что мама не появлялась и тогда мы считали до ста. А потом еще… И, когда мама наконец приходила, радости и ликованию не было предела. И принесенная мамой ржавая килька казалась самой вкусной на свете.
Заметим, что детство будущего режиссера и поэта, проведенное на Слобожанщине трудно назвать таким уж радостным и счастливым. Виктор родился в марте 1944-го и, конечно, ему, мальчишке пришлось испытать и голод, и страх. Любовь и ненависть.
- Я застал еще сталинские времена. Жуткие и несправедливые, - продолжает рассказ Виктор Удовенко, - Мой отец работал бухгалтером и однажды его по ложному доносу обвинили в растрате государственных средств. Его арестовали и солдат с винтовкой за спиной вел папу по поселку. Как мне было больно. Сердце щемило. Хотелось зубами вцепиться в этого нквдэшника и разорвать его. Отца отправили в Красноярский край на 10 лет, где он отсидел полтора года, а потом, в 53-м, реабилитировали и отпустили, сняв судимость. Помню, папа вернулся с отсидки из Сибири и привез диковинные банки сгущенки. Она была такая вкусная - рассказывать не пересказать, но сегодня вспоминаю о ней с определённым привкусом горечи.

Мама знала о войне всё, но почти ничего о ней не рассказывала

Горький привкус вкуснейшего детского продукта объясняется просто. Слишком высока цена этой сгущенки. Полтора года, проведенные Федором Алексеевичем в заключении, существенно подточили его здоровье и ушел из жизни он рано, в 61 год. От отца Виктор Федорович унаследовал не только саму любовь, но привычку любить, которую благодарный сын сохранил на всю жизнь.
- Любовь родителей для меня - пример высочайшего чувства и верности, - отмечает наш герой. - В день смерти Сталина мама плакала, потому что знала: теперь отца уж точно отпустят. При том, что она была сентиментальна и чувствительна. Это понятно. Юности у мамы фактически не было. В 18 лет она пешком из дома по степной стерне дошла до Сталинграда, где была зачислена в танковую бригаду. Наверное, о войне моя мама знала всё, но почти ничего о ней не рассказывала. Правда, позже, когда вышла брежневская «Малая земля» возмущалась, что в её тени осталась самая кровопролитная в истории человечества Сталинградская битва. «Немец прошел туда и обратно мимо этой Малой земли и не заметил её», - говорила она.
К сожалению, мамы Марии Ивановны сегодня уже также нет на этом свете. Хотя, конечно, разве наши мамы умирают насовсем? Мамина улыбка — это как раз и есть самый верный наш солнечный зайчик, который с нами всегда-всегда. Мы то сами ничего уже не можем сделать для мам, а они для нас могут и делают.
Однажды, благодаря родителям и особенно маме, Виктор Удовенко понял, что любовь – не просто чувство. Она вполне материальна. Она вдохновляет и окрыляет, придаёт жизни значение и смысл. Она может приумножится. И, главное, ею возможно поделиться совершенно без ущерба для себя.
Свою любовь к маме любящий сын выразил в стихотворении-песни «Мамина улыбка», из которой мы процитируем восемь последних строк:
Мамина улыбка
С солнцем лишь сравнима,
Лучезарным взглядом
Ты несла тепло,
Мама, моя мама,
Ты- незаменима,
Ты прости, родная…
Больше нету с лов…

500 стихов о любви

В 16 лет Виктор поступил на радиофизический факультет Харьковского госуниверситета. Почему именно туда?
- Здание мне понравилось, - отвечает Виктор Федорович, - Красивое такое! А потом мне сказали: «Это не твоё - иди в театральный». Ну и пошел. Я хотя в самодеятельности не участвовал, но кино и театр очень любил. Особенно нравился Олег Стриженов. Его Овод просто великолепен. Окончил сначала актёрский факультет Харьковского института театрального искусства, а потом в Киевском институте имени Карпенко-Карого выучился на режиссера. Затем познакомился со своей будущей женой Нюсей.
Существуют десятки достаточно проверенных и эффективных способов соблазнения и обольщения хорошеньких девушек. Но наш влюбленный герой выбрал весьма сомнительное средство – стихи. Какой в них прок? Ведь ямб или хорей – не доллар и не фунт стерлингов! Из стихов норковую шубку не сошьешь и «Лексус» на поэзии не заработаешь. Потому многие прекрасные представительницы человечества предпочитают мужчин, которые, возможно, и не могут связать пяти слов, зато знают как заработать пять миллионов.
Но избранница Виктора Удовенко такой не было. Стихи помогли. Правда, их было не пять и даже не двадцать пять, а около пятисот.
- Поэзия для меня всегда много значила, - констатирует Виктор Федорович, - Очень любил Блока, а когда влюбился в будущую супругу, меня прорвало. Стихи сочинялись ночью и днем, дома и на улице, когда шел пешком или ехал в трамвае. Стихия стихов. Всего написал около пятисот маленьких поэм большого чувства. Ну и на мою Нюсю это подействовало.
Тут, впрочем, сложно определить, что больше тронуло сердце и душу молодой талантливой актрисы Нюси Дембовской, позже Удовенко: мужское обаяние или стихи. Кто поймет эту любовь, о чем в одном из стихотворений написал сам Виктора Удовенко:
Любовь глупа.
Наверно, странно
Ведь нет за мной вины, греха,
Когда бы собственная рана
Лилась, как исповедь в стихах.

Театральный роман длиной в жизнь

В 1971 году Виктор и Нюся Удовенко переехали в Кривой Рог, и Виктор Федорович в шутку сказал: «Здесь стану знаменитым». И, как показало время, в этой шутке была только доля шутки. Ну, а жизнь шла своим чередом. Супруги работали в Криворожском театре драмы и музыкальной комедии и их чувство проявлялось не только в семейной жизни, но и на сцене. Быть может потому их творческий дуэт был так убедителен.
- Учась в Киевском театральном институте, я поставил в Криворожском театре преддипломный спектакль по новелле Мара Байджиева «Дуэль», - рассказывает наш земляк. - Спектакль получился удачным. Когда были гастроли в Кишинёве, его посмотрел замминистра культуры Молдовы и сказал, мол если у вас все такие спектакли, вы прекрасный театр. И вот однажды случилось такое.

Талантливую актрису Нюсю Дембовскую Виктор покорил стихами

Талантливую актрису Нюсю Дембовскую Виктор покорил стихами

В финальной сцене героиня Нази, которую с блеском исполняла моя жена, бежит вслед за улетающим вертолётом, уносящем её умирающего возлюбленного. От бессилия и отчаянья она бросается на элемент декорации - туристическую палатку, закреплённую верёвочными тросиками за сценические штанкеты. Смысл режиссёрской метафоры в том, что героиня как бы тоже погибает, так как нет смысла жить без любимого. Под драматическую музыку палатка с героиней торжественно и медленно должна была опускаться, открывая чистый светлый жизненный горизонт запутавшейся в жизни Нази. Зрители были в восторге! Но, на этот раз, один и тросиков оборвался, и героиня со всего маху рухнула на планшет сцены, накрывшись палаткой. А героя, которого я играл, уже унёс вертолёт! Не раздумывая я кинулся из-за кулис к жене: мало ли что случилось! Тихо спросил: «Ты как?» Радость моя была неописуема, когда услышал: «Всё нормально… Иди ты …». Дальше услышал адрес куда идти и такую мелодику слов, что в тот миг они показались нежной песней. Ну, а публика ничего не заметила и не расслышала. Думала, что так и надо по режиссёрскому замыслу. Искусство - великая сила, а любовь все-таки выше.

Почему автор городского гимна вынужден в 76 лет зарабатывать на жизнь?

Как вы уже поняли, всё что в своей жизни делает Виктор Федорович, он делает с любовью. И, конечно, главную песню Кривого Рога, написанную совместно с преподавателем Криворожского педуниверситета Ириной Шевченко, можно назвать гимном любви к Кривому Рогу. Но взаимна ли эта любовь?
Конечно, жизнь Виктора Федоровича в Кривом Роге сложилась вполне удачно. Он был замечательным актером и режиссером, руководил местным театром драмы и музкомедии и 18 лет был директором театром кукол.
Всё великолепно и в семейной жизни. Красавица и умница дочь Марина с отличием окончила школу и Криворожский педуниверситет и, защитив диссертацию, в 27 лет стала кандидатом психологических наук. Сейчас Марина с мужем живет в Ирландии. Уже подрастают внук и внучка - Лёша и Алина, с которыми дедушка общается по скайпу. Несмотря на возраст, Виктор Удовенко ведет театральный кружок «Диалог» в ЦДЮТ «Гармония».
Всё вроде отлично. Но почему автор городского гимна вынужден в 76 лет зарабатывать на жизнь? Какое вознаграждение автору-пенсионеру заплатил город? Знает ли вообще президент Владимир Зеленский об авторе главной песни его родного города? Сам Виктор Федорович не любит говорить на эту тему.
- Гордость и самолюбие не позволяют говорить об этом, - признаётся Виктор Удовенко, - но иногда все-таки обидно. Мой гимн звучит на городских мероприятиях, на ж-д вокзале при отбытии поездов на Киев, открывает сессии горсовета, но за использование моей интеллектуальной собственности я ничего не получаю. Кстати, за минуту звучания гимна в одной из передач 95-го квартала авторам полагалось три тысячи гривен. Мне заплатили полторы, а муж умершей Шевченко вообще ничего не получил, не было прав за умершую жену. Справедливо ли это? Вот в прошлом году я отмечал 75-летие, но городская власть об этом почему-то забыла…

Александр Разумный

Метки: автор гимна, Виктор Удовенко, Кривой Рог