Две родины Любови: Германия и Украина

Недавно редакцию «Вечерки» впечатлила и заинтересовала история о сломанной судьбе маленькой девочки Любы, которую на самом деле звали Ливша.
Немецкий ребенок остался сиротой. Девочка была ранена и вынуждена скрываться, горькая судьба заставила ее забыть о своих корнях, о своем роде и стать нашей землячкой.

Остаться в живых малышке тогда помогла медсестра из Днепра.
Это очень длинная, печальная и, в то же время, жизнеутверждающая история о том, как много горя способен вынести на своих плечах один человек, и не сломаться, сохранив доброе сердце и любовь к ближним.

Героев той далекой военной истории уже нет в живых.
Однако, нам чудом удалось разыскать единственного сына Любы-Ливши, который в деталях поведал «потайные» страницы истории своего рода.
А теперь всё по порядку…

ГЛАВНОЕ ФОТО

Взглянув на фотографию юной красавицы Ливши Блюменфельд (или Любови Кирюхи) даже невозможно предположить, что эта светлая девочка перенесла так много горя

История, написанная войной

В далеком 1945-м по запыленным и разрушенным улицам Берлина бежали две девочки. Та, которая была постарше, помогала младшей, постоянно подхватывая ее и неся на себе - у малышки было прострелено колено.

Так бы они и бежали дальше в никуда, испуганные, не ожидая ни от кого помощи...Но вдруг из брезентовой палатки с красным крестом, где располагался полевой медпункт советских солдат, вышла молодая медсестра Раиса, родом из советского Днепропетровска. Увидев девочек, она пригласила их в палатку и оказала раненной малышке помощь. Как оказалось, старшую 18-летнюю девочку звали Галя. Она была угнана немцами из Кривого Рога.
А младшая, 10-летняя Ливша, еврейка из семьи берлинского банкира, сирота - ее родителей немцы убили у нее на глазах, прямо во дворе их дома, когда ей было 6 лет. А саму девочку отдали прислугой в дом зажиточного бюргера. К нему же, спустя несколько лет, попала и Галя. Кроме них в том доме прислуживали ещё несколько детей. Хозяин был жесток с ними. Но его жена тайком подкармливала всех детей, а также рассказывала им об их корнях - чтобы дети не забыли о своих родных семьях и знали правду. С приходом советских солдат в Берлин, хозяин решил расстрелять всех детей. Им чудом удалось спастись. Лишь самая маленькая была ранена в колено.

Медсестра Раиса определила девочек в советский госпиталь, разыскала маму Гали и переправила девочек в Украину. Мама Гали удочерила Лившу, которую стали звать Люба. Люба до конца своей жизни скрывала, что она немецкая еврейка, боялась КГБ, в котором хранилась бумага, написанная с ее слов в 1945-м, чтобы получить возможность въезда в СССР.

Прошли годы…Медсестра Раиса Давыдовна Луховицкая стала известным фармацевтом и много-много лет заведовала аптекой № 9 в Днепре. Она всю жизнь дружила и помогала спасенным девочками, которые волею судьбы стали сестрами.
Ну а Ливша-Любовь - это мама известного в Днепре доктора-реабилитолога.

Такую историю рассказала в соцсетях известный днепровский журналист и режиссер Наталья Огородняя. С помощью Натальи нам удалось разыскать родственников той многострадальной немецкой девочки, которую война забросила в наш край.

2

Доктор Леонид Блюменфельд намерен восстановить историю своего рода

В гостях у доктора Блюменфельда

Семейный врач Леонид Федорович Кирюха – сын криворожанки Любови Кирюхи, а на самом деле - немецкой еврейки Ливши
Блюменфельд. Пять лет назад доктор официально вернул себе родовую фамилию, став Леонидом Блюменфельдом.

Леонид Федорович любезно пригласил меня в свой дом в исторической части Днепра, мы долго говорили о его маме, доктор показывал ее девичьи фотографии. И вдруг к нам вошла 8-летняя девочка, как две кали воды похожая на девушку с только что увиденных старых фото.

- Это моя младшая дочь Виктория, - познакомил нас доктор. - Она больше всех из нашей семьи похожа на бабушку Любу, и характер такой же сильный.

Расстрелянное детство

Весь род помнит и хранит историю мамы и бабушки, которую Леонид Блюменфельд рассказал нам из первых уст.

-Моя мама, Блюменфельд Ливша, родилась в Берлине, примерно в 1932 году. Ее маму звали Блюменфельд Лучия-Маргарет, а – отец Блюменфельд Георг имел там свое банковское дело. В 1938 году, со слов мамы, когда ей было 6 лет, к ним в дом во время завтрака ворвались военные со свастикой на рукавах. Ее маму за волосы вытащили на улицу. Ее отца били прикладом по спине и в лицо. Офицер говорил ему, что он «юда швай» и избивал ногами, при этом спрашивая, как он мог вывезти 1,5 миллиона марок из своего банка в Швейцарию. В конце концов, он наступил на горло, лежащему на полу отцу, и выстрелил в него. Малышка слышала крики мамы и выстрелы, но ничего не видела, так как солдаты вывели ее в другую комнату.

3

Старые немецкие фотографии, которые удалось сохранить маленькой Ливше, и статуэтки, найденные в тайнике возле дома в Берлине

Маленькую Лившу Блюменфельд вывели из дома и посадили в машину к другим детям, которые уже находились там. Их вывезли за город в палаточный лагерь, который охраняли солдаты с собаками. В лагере было мало еды, да и условия были нечеловеческие. Там она пробыла около недели. Через несколько дней в лагере появился офицер с доктором Блюменталем, который дружил с её отцом, в сопровождении неизвестного человека. Этот человек оказался хозяином большого поместья. И Лившу продали ему за две овчарки и немного денег (за сколько, она не знала).

Девочку связали, положили в деревянный ящик и сказали, чтобы молчала. Ящик погрузили на медицинскую машину и повезли в Гамбург, где её определили в больницу на сутки.

Затем хозяин поместья забрал её к себе на работу. Там она тяжело трудилась: убирала, кормила животных, помогала по хозяйству. За это её кормили. Спала маленькая Ливша в сарайчике рядом с животными и остальными работниками. В 1942-43 годах был массовый привоз бесплатной рабсилы, и её хозяин набрал много новых людей. Так мама познакомилась с Галиной Кирюхой, которая была родом из Украины. Галина прекрасно владела немецким языком. Вместе они ходили на завод к Галиному брату – носили ему еду, которую брали в поместье. Так продолжалось до окончания войны.

После капитуляции Германии их «хозяин» решил перестрелять всех детей-работников. А Гале и Ливше (малышка успела получить пулю в колено) удалось бежать.
Они вдвоем отправились в Берлин. Добравшись до своего бывшего дома, Ливша увидела, что там хозяйничают советские солдаты. Девочка нашла и взяла с собой семейные фотографии, куклу, которую папа привез ей из Кракова, и несколько тарелок на память о своей семье. Вещи в доме были разбросаны, всё перерыто.

Ливша очень боялась бомбежек, и Галина Кирюха уговорила её ехать с ней в Советский Союз. Они добирались туда через Польшу. Ехали на крышах вагонов. Ночевали в Кракове в поместье, которое было заполнено молодыми гастарбайтерами, добиравшимися домой. Девушек пустили ночевать на крышу, что спасло их от посягательств солдат, которые искали себе ночлег.

4

Медсестра Раиса Давыдовна Луховицкая (в последствии - известный фармацевт Днепра) - спасительница Галины и Ливши

Домой, в Кривой Рог, они добирались около двух месяцев. В пути ели мерзлую картошку, макуху, иногда даже траву. В Кривом Роге Ливша стала жить в семье Галины, где ее обучали русскому языку.
Однажды, к ним в дом пришли из НКВД. Увидев девочку, говорящую по-немецки, сдали ее в интернат в Сталиндорфском районе (нынешнее Соленое). Спустя некоторое время, мама Галины – Мария Кирюха добилась соответствующего решения и усыновила девочку Лившу Блюменфельд. После этого ей дали новое имя, отчество и фамилию - Любовь Силовна Кирюха (что подтверждается в архивном отделе Солонянского района).

Она росла в той семье, как дочь. Больше ни Ливша, ни Галя в Германию не возвращались. Мама по документам стала украинкой.

Горькая судьба Любови

Люба заботливо помогала воспитывать младших сестер Гали, которые стали ей тоже родными. Она всегда говорила сыну Лёне, что всем обязана своей украинской семье. Иногда она по крупицам делилась какими-то воспоминаниями из прошлого.

- Мама вспоминала свою бабушку, которая жила с ними в Берлине. Рассказывала о своей большой дружной семье, которую погубила война. Она рассказывала неохотно и очень мало. Когда вспоминала о своих родных, всегда горько плакала, - поделился Леонид Федорович. - Моя мама была единственным и очень долгожданным ребенком в семье (мать родила ее уже в почтенном возрасте). Девочку ласково называли Либа.
Когда я рос, в нашей семье праздновали всегда и еврейские праздники, и православные. Мой отец был репрессирован. Мама растила меня одна и дала свою украинскую фамилию.

5

Дружная украинская семья - Любовь Кирюха (в нижнем ряду справа), ее сын Леонид (в центре верхнего ряда) и их криворожские родственники

-Каким человеком была Ваша мама, пережившая в детстве такую психологическую травму, столько горя?
- Она до последних своих дней жила с чувством страха. Всю жизнь боялась, что ее куда-то заберут, арестуют, расстреляют. По ночам мама могла просыпаться и кричать на немецком: «Не трогайте меня!». Она не могла выносить, когда при ней смотрели фильмы о войне. Когда-то, помню, по телевизору шел военный фильм, и в кадре раздались выстрелы и залаяли собаки. Мама вдруг упала на пол, обхватила голову руками, вся стала белая, как мел, и заплакала. Мама сказала тогда мне маленькому: «Ты не понимаешь, как это страшно».

Несмотря на душевные травмы, мама была добрым, открытым человеком, старалась всем помочь. Всегда говорила, что в этом мире нет большей ценности, чем жизнь. Она работала в криворожской больнице санитаркой.
Маме удалили раздробленный пулей коленный сустав, она получила инвалидность III группы, всю жизнь немного прихрамывала. Но она все равно была красавицей.
Мама отлично ездила на лошадях, с которыми ее учили обращаться в раннем детстве. Прекрасно считала, переводила немецкие и русские тексты, немного музицировала. Она воспитывала меня на любви к книгам, к музыке и к ближнему. Мамы не стало в 1992-м, ей было 63 года…
После смерти мамы Леонид переехал из Кривого Рога в Днепр. Сын стал талантливым врачом и уже около 30-ти лет помогает людям.

Мамин клад

В поисках сведений о своих немецких родственниках, Леонид Блюменфельд в 2000 году отправился Германию. Он разыскал в Берлине свой родовой дом, о котором рассказывала мама. Благодаря подробному описанию мамы, ему даже каким-то чудом удалось отыскать во дворе того дома клад, зарытый когда-то в земле маленькой Лившей Блюменфельд.

-Возле одного из деревьев я выкопал несколько статуэток, бережно сложенных в коробочку. Как все детки, мама любила делать такие тайнички. И через столько лет «сокровища», зарытые детской рукой, были найдены и привезены в Днепр. Это несколько немецких статуэток и какие-то бронзовые печатки, которые Ливша взяла со стола своего отца. Бывший дом моей мамы находится в центре Берлина. Сейчас в нем хозяйничают другие люди, там сделали ресторан.

Никаких своих немецких родственников я так и не нашел. Однако, не прекращаю поиски, хочу восстановить родословную. Ведь это история моего рода, невозможно ее просто забыть.

Такой уникальный документ сохранился в семье Блюменфельд с 1945 года

Такой уникальный документ сохранился в семье Блюменфельд с 1945 года

Сокровища маленькой Ливши

Сокровища маленькой Ливши

Режиссер Наталья Огородняя уже несколько лет собирает материалы и в скором будущем планирует снять документальный фильм об истории семьи Блюменфельд.

Юлия КЛИМЕНКО