А зори здесь громкие

DSCN2551_

С бойцом «Донбасса» Алексеем на блокпосту у Лисичанска

Под раскаленным июльским солнцем плавится асфальт. От жары спрятали головы даже тянущиеся к солнцу подсолнухи. А, может, они поникли от трупного смрада, гари и ужаса происходящего вокруг. До въезда в Лисичанск Луганской области, за который продолжаются жаркие бои в ходе антитеррористической операции, осталось несколько километров. Но это – километры настоящего ужаса. Черный шлейф горящего резервуара Лисичанского нефтеперерабатывающего завода обволакивает неубранные поля подсолнечника и пшеницы. Убирать зерно, похоже, никто не будет. Напоминанием того, ЧТО может произойти с любым сунувшимся на дорогу, стоят обгоревшие остовы машин.

Уродливой грудой железа громоздится машина БМП, рядом с которой еще дымится громадный «скелет» тягача-фуры. Неподалеку – обгоревшие каркасы автобуса и легковушек. Но что машины!.. Обочины густо усеяны вспухшими, разлагающимися на жаре трупами. Над этой апокалиптической картиной стоит пугающая тишина, которую разрывает только гулкое эхо выстрелов и взрывов. В Лисичанске еще продолжается бой.

На окрестных дорогах – ни души, ни машины.

- Сойдите с дороги – там трупов десятки, если не сотни, - подсказывает боец добровольческого батальона «Донбасс» Алексей, который сопровождает меня в поездке к Лисичанску. – Тут был укрепрайон сепаратистов. Нам их трупы убирать просто некогда. Да и опасно – из «зеленки» стрельнуть могут в любой момент. Местные жители стараются лишний раз вообще из подвалов и погребов не выходить. Так что…

DSCN2508_

С бойцом «Донбасса» Алексеем на блокпосту у Лисичанска

Брат на брата

Побывать в зоне АТО мне удалось благодаря героине нашей недавней публикации, нашей землячке, а сейчас пресс-секретарю батальона «Донбасс» Василисе Трофимович. Похоже, она единственная, кто рискует (несмотря на негласное сопротивление регулярной армии, о чем речь ниже)  показать журналистам правду войны. И искренне при этом снимает шляпу перед теми журналистами, кто согласился на этот риск. Насчет риска – не преувеличение. И дело даже не в близких взрывах и выстрелах. Там, где идет война, пальнуть может кто угодно и в кого угодно. Не счесть, сколько раз из «зеленки» озверевшие сепаратисты стреляли в проносящиеся машины – потому-то дороги Луганской и Донецкой областей оглушительно пусты! Но если бы стреляли только «чужие» в «своих». Эту историю стараются особо не афишировать, но недавно НАШ блокпост расстрелял НАШ же микроавтобус просто потому, что водитель машины не затормозил в положенной сотне метров от поста. Нервы бойцов - давно за пределом.

Потому что из любой машины в любой момент может полететь граната, раздаться автоматная очередь…

Самое страшное в том, что эта война провела линию смерти не только между вчерашними соседями и друзьями. По разным сторонам огня оказываются родители и дети, братья… Алексей Марценюк по прозвищу «Архаровец» служит в роте охраны батальона «Донбасс». О службе рассказывает буднично: занимается охраной блокпостов, больниц, сопровождением VIP-лиц в зоне АТО. Но его лицо враз делается каменным, когда вспоминает о брате Владимире:

- Так получилось, что он сражается в отряде ДНР. С головой у него давно не все в порядке, да еще мозги пропагандой промыли. Прислал мне по электронке фотку, где он позирует с пулеметом. В Донецке у меня много друзей осталось, хотя далеко не все поддались влиянию сепаратистов. Как быть, если на линии огня встречусь с братом или кем-то из друзей? Даже не знаю…

Из столицы Донбасса - и зрелый Геннадий, чья голова давно стала седой.
- Пойти в «Донбасс» меня заставило возмущение от того, какая шепупонь подмяла под себя Донецк. Мечтаю поскорее добраться в родной город, чтобы вымести оттуда всю эту нечисть…

Геннадий тоже сопровождает нашу небольшую журналистскую группу к зоне боев. Перед тем, как отправиться на Лисичанск, каждому выдают бронежилет класса 4+. Геннадий помогает мне его правильно застегнуть. На жаре долго находиться под 10-килограммовым панцирем невозможно. Пот льет ручьями, тело просится наружу. Но, глядя на вспухшие трупы по обочинам дорог, вжимаешься в броник поглубже…

Там, где была война

А всего в паре десятков километров от Лисичанска теперь уже и не угадаешь, что еще недавно здесь тоже была война. В напоенном солнцем Артемовске (где базируется «Донбасс») цветут шикарные клумбы роз, щебечут птицы, гудят троллейбусы, сверкая сочными ляжками, в шортиках и мини-юбках спешат на свидания местные девахи. Даже знаменитый артемовский завод шампанских вин работает без перебоев и срывов.

Практически идиллическая картина и в соседних городах Донецкой области – Константиновке и Красноармейске. Только укрепленные блокпосты подсказывают, что недавно здесь тоже была война. Красноармейск вообще прихорашивается ударными темпами. На его улицах дорожных бригад коммунальщиков столько, что подумалось о скором приезде в эти края кого-то из первых лиц государства. Сорняки косятся, мусор убирается, асфальт кладется такими темпами, каких в Днепропетровске с прошлого года не видел. К слову, Красноармейск стал первым городом, освобожденным в ходе АТО.

- Ну, как освобожденным? – с усмешкой вспоминает Василиса Трофимович. – Был в городе блокпост сепаратистов. «Донбасс» зашел в город первым, дал пару залпов по посту – бандиты разбежались, оставив после себя гранаты вперемешку с бутылками водки. Но обстановка здесь остается тревожной. На руках у населения - масса оружия. Стрельнуть могут где угодно и в кого угодно. Вот в соседней Карловке тоже таких бандитов и снайперов полно, из-за чего не можем восстановить водоснабжение Донетчины.

Действительно, воды в Красноармейске (как и других городах области) в кранах давно нет. За ней народ в очереди выстраивается к колодцам или привозным цистернам.
- Все эти сложности – чепуха! – машет рукой жительница Артемовска Антонина Денисенко. Она вместе с десятками горожан каждый день приходит к штабу «Донбасса», чтобы принести бойцам что-то вкусненькое, предложить свою помощь в бытовых вопросах. – Главное, что в наши города вернулись мир и покой.
Добровольных помощников «донбассовцы» от всей души благодарят и просят… поменьше их баловать снедью. Почему?!

DSCN2530_

На врага!

- Да просто потому, что благодаря нашему комбату Семену Семенченко мы обеспечены всем необходимым даже не на 100 – на все 120 процентов! – сообщает мне командир отдельного взвода материально-технического обеспечения батальона «Донбасс» Олег К. – Государство нам выделило только оружие, и на этом его поддержка желающих отдать жизнь за единую Украину закончилась. А всем остальным нас обеспечили благотворители и меценаты. Форма английская, каски немецкие, машины все подарены меценатами, еды столько, что мы (по сравнению с нищими батальонами Нацгвардии) перекормлены. Но люди из освобожденных городов не хотят это слышать. От всей души стараются нам помочь, видя в нас освободителей.

Разные прописки – цель одна

Я долго пытался понять и систематизировать, что объединило сотни столь разных людей под стягом добровольческих батальонов. В том же «Донбассе» - 600 представителей практически всех регионов страны, а об их профессиях можно своеобразный справочник издать. Кстати, подавляющее большинство – люди с высшим образованием, сделавшие особенно осознанный выбор: оставить семьи, родных, науку или бизнес ради того, чтобы сохранить целостность и мир в нашей державе.

DSCN2472_

«Косатка» из Днепропетровска пошел громить бандитов, чтоб не добрались до берегов Днепра

Минер Вадим попал сюда из Киевской области.

- Знал, куда еду, – на войну, - говорит он. – До этого работал преподавателем истории в школе. Но когда у нас заграбастали Крым, пошел в военкомат и потребовал отправить меня добровольцем. «Донбасс» идет сразу после артиллерии, танков и Нацгвардии. На нас – зачистка, разминирование освобожденной территории. Потери, конечно, есть. За последние дни в Лисичанске мы потеряли нескольких ребят. Но это война… Сколько она еще продлится? Думаю, когда опадет листва, террористы уже не смогут прятаться в «зеленке» - к холодам мы их дожмем.

Анатолия из Западной Украины в батальон привел… Майдан.

- Меня ранили на Майдане серьезно, спасибо медикам из франкфуртской клиники «Катарина» - поставили в плечо протез и пролечили бесплатно, - рассказывает щирый украинец. – Когда стал на ноги – сразу в бой. Не переживайте – всех этих тварей мы убьем.

А Путин – х..ло, ла-ла-ла-ла-ла-ла…

- Я за Украину голову положу! – столь же решителен его тезка из Киевской области. – Я пошел в батальон после того, как моего друга из Донецка эти бандюги расстреляли в его же машине, а труп бросили у дороги. Каждого в добровольческий батальон привел слом в сознании. Есть среди нас и грузин (у него жена из Днепропетровска), и даже испанец.
Испанца мне отыскать не удалось. Зато земляков – сразу несколько. Среди них – и футбольный фанат «Днепра» с батальонным позывным «Косатка».

- Прозвали так потому, что занимался подводной охотой, - смеется парень. – Я пошел сюда, потому что у меня замечательные жена и сын. Не хочу, чтобы эти твари добрались до моего родного города на Днепре. В батальоне нас сплотила жажда освободить родную землю от этой нечисти, и да поможет в этом нам Господь! Вообще же террористы – подлые во всех отношениях. К нам на разведку засылали девочек по 10-14 лет…

Старшина 2-й батальонной роты 63-летний Владимир Дмитриевич по прозвищу «Батя» никогда не думал, что вернется в школу (в которой дислоцируется «Донбасс») в статусе воина. Родом тоже с Днепропетровщины, из старинного казацкого села Лычково, он в свое время был кадровым военным, вдоволь повоевал, в том числе и в Афгане. А в этой школе 16 лет назад был замдиректора.

DSCN2488_

В редкие минуты отдыха

- Главное – поддерживать среди наших ребят дисциплину и внимание к каждой мелочи, - считает он. – В Афгане немало ребят погибло из-за самострелов, беспечности, но из моих подчиненных – ни одного. Моя задача – и свою роту провести через это пекло без потерь…

На пороге пекла

Телефон Василисы раскалился докрасна. Одни командиры разрешают повезти журналистов в Лисичанск, другие на эту идею отвечают воплями мата: «Ты хочешь и себя, и нас подставить?! А если кого-то из них подстрелят?!».
Промчавшись через пропитанные смрадом трупов и дымом поля, понимаешь обоснованность этих криков. Бойцам Нацгвардии и «Донбасса» на блокпосту у въезда в Лисичанск – вообще не до приезда журналистов. Громыхает так, что вздрагивают железные «ежи», а обезумевшие дворняги из соседнего разгромленного села прячутся под днищами БМП. От нас требуют вообще не высовываться из машин. Но что эти запреты, если хочется вживую впитать дух войны…

Командир группы сопровождения «Сильвер», устав на нас гаркать, поясняет:
- Сегодня тоже тяжелый день. Два 200-х, несколько тяжелых 300-х. Бои идут за каждую улицу и дом. Вместе с Луганском и Донецком Лисичанск входит в тройку самых укрепленных сепаратистами городов. Террористы ведут бой, прикрываясь мирными жителями, а мы не имеем права применять тяжелую технику. Но взять Лисичанск крайне важно – он открывает прямую дорогу на Луганск. Это будет непросто – его защищает много непримиримых: бывших афганцев, российских наемников.

С линии фронта примчался и командир батальона Семен Семенченко. С его милым добродушным лицом контрастируют слова крайнего недовольства ситуацией, созданной визитом журналистов. Кто-то в штабе командования АТО, узнав об этом, дал «полный раздрай» - наша поездка в объятый войной город закончилась на этом же блокпосту.
- Лучше радуйтесь, что вернетесь домой живыми и здоровыми, - утешает Семен. – Там работает не шантрапа – казаки, российские наемники. Мастерски используют укрытия. У них много толковых снайперов, в том числе женщин, – насколько мы поняли, из особого женского отряда. Здесь была хорошая команда биатлонисток. Подлость боевиков в том, что они лупят по нам минометами и орудиями из жилого сектора, используя людей как прикрытие. Окопались в школе и трех детсадах. Сегодня мы организовали гуманитарный коридор, по которому из зоны боя уже вывели несколько десятков человек. Сейчас Лисичанск – мертвый город, все прячутся по подвалам, на улицы категорически не рекомендовано вообще выходить. Вообще же мы, «донбассовцы», отдаем должное сидящим в этих полях с апреля бойцам вооруженных сил и Нацгвардии. Они несут на себе основную нагрузку, мы им помогаем всеми силами. Сколько погибших в боях за Лисичанск, сказать не могу. Есть потери с нашей стороны. А трупов террористов на улицах Лисичанска – сотни…

Сотнями разлагающихся тел усеяны поля Донецкой и Луганской областей. И от этого зрелища страшнее всего. На вздувшихся и почерневших от жары телах не написано, за чьи политические взгляды эти парни, мужики отдавали свои жизни. Еще вчера они жили, радовались, работали, любили. Сегодня их напрасно ждут матери и жены, не знающие об их смерти. Каждый день война размалывает в своих жерновах десятки людских судеб и жизней. Ужас Апокалипсиса в Украине продолжается. Будь прокляты те, кто открыл ему дверь в нашу страну!

Константин ШРУБ

Метки: война. Донецк, зона АТО, Луганск