Лик “бедного Йорика”

Многие днепряне хотя бы раз в жизни видели человеческие останки эпохи мезолита, которые являются ярким экспонатом нашего исторического музея. "Скорченное погребение" (так по-научному называют этот скелет историки) "встречает" посетителей в первом зале. Но не многие знают, насколько этот экспонат уникален для исследователей древней истории и антропологов. Это единственный, отлично сохранившийся скелет, который был найден на территории нашего края. Изучив его, можно больше узнать о наших древних предках. Однако, такие исследования еще не проводились, поскольку в нашем регионе нет квалифицированных (их единицы по всей стране) ученых-антропологов.

1
И вот один из старших научных сотрудников нашего исторического музея - археолог Александр Хоменко - первым взялся исследовать эту область. На днях историк успешно защитил магистерскую работу по физической антропологии, которая написана на основе коллекций ДНИМ и Днепровского национального университета имени Олеся Гончара.
Со временем Александр планирует воссоздавать портреты древних людей по черепам.
"Вечерку" очень заинтересовала эта тема, мы решили пообщаться с археологом на предмет его антропологических исследований.
- Александр, расскажите об уникальности "скорченного погребения"?
- Это "скорченное погребение" периода мезолита было найдено на территории Днепропетровщины - в селе Васильевка Солонянского района. Экспедиция проводилась еще в советские времена.
Там обнаружили целый некрополь с несколькими могильниками: некоторые были периода мезолита, а некоторые - более поздние - периода неолита.
Тогда практически все найденные материалы были увезены в Москву, сейчас они хранятся на российской территории, и мы не имеем к ним доступа. Остался только один этот экспонат.
Когда обнаружили захоронение, по просьбе днепровских историков была сделана вырезка из этого могильника. И один фрагмент - наше "скорченное погребение" (скелет в скорченном состоянии) прямо вместе с грунтом был привезен в наш музей и помещен в экспозицию. Однако, его никто из антропологов до этого времени не изучал.
Осенью минувшего года в Днепр приехал сотрудник киевского Института археологии Юрий Долженко, вместе с которым мы и занялись изучением антропологической коллекции ДНИМ.
Мы изъяли останки из экспозиции буквально на 2-3 часа, сделали замеры, всё описали и сопоставили с данными, которые имелись по этому периоду и по этому могильнику (например, известного антрополога Ильи Гохмана). А обработка материала заняла около месяца.
Для того, чтобы эту коллекцию изучать, нужно иметь не только определенный уровень знаний, но и специфические инструменты, которые на сегодняшний день производят только в Швейцарии.
- Но, несмотря на сложности, вы решились на такую серьезную работу?
- В нашем историческом музее находится антропологическая коллекция, 80% которой практически никем из антропологов не изучалось.
Рано или поздно нужно было этим заняться. Ведь мы имеем такой уникальный ценный материал, который может о многом рассказать.
Интересно, что кроме "скорченного погребения", тогда в Васильевском некрополе, был найден череп со следами прижизненной трепанации. Это на сегодняшний день самый древний пример удачной прижизненной трепанации черепа, который был найден на территории Европы. Более древнего еще не находили! И интересно то, что человек, которому делали эту трепанацию, еще после нее какое-то время жил. Сейчас мы понимаем, что это серьезная операция со вскрытием черепной коробки. То есть, наши предки могли уже тогда проводить такие хирургические вмешательства. Кроме того, тогда люди еще не знали анестезии. Но раз они делали такие операции, значит, что-то использовали в качестве анестетиков, иначе человек умер бы от болевого шока. А также были инструменты для проведения такой операции. Это очень интересно.
Этот могильник в Васильевке еще был интересен тем, что здесь наблюдались фактически два основных антропологических типа. До этого момента на территории Украины нигде ничего подобного выявлено не было. Это говорит о том, что один из этих типов пришлый, который назывался средиземноморским. Он встречается позже на территории Европы.
И мы здесь приходим к одному очень важному выводу: не с Европы началось заселение нашей территории, а с территории Передней Азии в сторону Европы.

2
- А какие данные вам удалось узнать, исследуя "скорченное погребение"? Кем был тот "парень" из первого зала?
- Этим останкам около 9-ти тысяч лет. Мы установили его примерный возраст: мужчине было где-то 29-39 лет. У него был довольно массивный мышечный рельеф, что видно по костям. В целом, он достаточно крупный для того периода. У него европеоидный тип черепа. Сложно конкретно сказать от чего он умер, там нет каких-либо костных повреждений, чтобы это установить. Однако мы знаем, что часть погребенных в этом могильнике погибли в результате военных стычек. Поскольку у некоторых были найдены наконечники стрел в позвоночниках и характерные повреждения костей от сильных ударов твердых предметов.
Предположительно, это был еще молодой и сильный воин. Возможно, он погиб в сражении.
- Какие еще интересные антропологические экспонаты хранятся в коллекции ДНИМ?
- Интересно то, что часть коллекции ДНИМ была найдена еще Дмитрием Яворницким.
Также мы сравнивали коллекцию ДНИМ с экспонатами, которые находятся в ДНУ. Ученые университета тоже занимались раскопками, и у них есть своя коллекция.
Кроме "скорченного погребения", у нас есть еще очень интересный череп периода энеолита (3 тысячелетие до н.э.), то есть перехода от каменного века к периоду бронзы. Он хранится в фондах нашего музея, но его периодически экспонируют на определенных выставках.
- А какие данные вам удалось выяснить по этому черепу?
- Этот череп тоже принадлежит мужчине, приблизительно 40-50 лет. Он также довольно массивный. По этому периоду найдено очень мало черепов, сохранившихся целыми. Это большая редкость. А он в хорошем состоянии. Форма черепа у него немного вытянутая (долихокранная). Такие черепа чаще встречались в период бронзы у скифов, сарматов.
Кстати, как установили специалисты, у большей части современного населения на нашей территории тип черепа также долихокранный.
- Какую научную ценность представляет ваша магистерская работа по физической антропологии?
- В этой работе есть данные всех обмеров, сравнений, кроме того есть научные статьи. Некоторые из них уже опубликованы, а некоторые только будут публиковаться в этом году. Так досконально в нашем регионе коллекцию еще никто не изучал.
Мы сможем лучше узнать об образе жизни наших предков, способе питания, болезнях.
Например, о распространении в Киевской Руси такой болезни, как сифилис, можно проследить даже по останкам.
По черепу также можно установить родственников.
Интересно сравнить наши заключения с данными иных территорий. И выяснить, чем мы отличаемся от населения других областей.
- Каковы ваши научные планы?
- Я пока в начале пути. Также планирую исследовать черепа казаков, кочевников.
В перспективе я хотел бы заниматься реконструкцией лица по черепу (по методике скульптора-антрополога Михаила Герасимова). У нас в стране проблема с такими специалистами.
В нашем музее над "скорченным погребением" находится такой уникальный образец - скульптурное изображение лица одного из погребенных этого могильника, который был сделан по методу Герасимова. Я хочу продолжить это дело.
Возможно, вскоре мы сможем увидеть восстановленный лик того молодого воина из "скорченного погребения". Или древнего человека, череп которого находится в фондах музея. Сможем увидеть их черты лица, узнать, какими они были и как выглядели.
Юлия КЛИМЕНКО

Метки: Александр Хоменко, исторический музей, человеческие останки