В духе бедной Венесуэлы: как власть собралась повышать “минималку”?

Президент сказал, что мы не ищем легких путей. И приказал правительству поднять минимальную зарплату на 37% за год.

Правительство ответило "есть". И минимальная зарплата должна стать через год уже 6500 гривен. Действительно, не ищем легких путей.

 

Кризис нам не страшен?

Что такого должно случится в кризисный год, чтобы зарплата в гривне выросла на 37%? Вопрос риторический. Если мы, конечно, не планируем девальвацию гривны. Такой сценарий ведь есть. Посмотрели на рейтинги. Увидели, что 61% украинцев против сотрудничества с МВФ и вообще всяких там кредитов, перестали сотрудничать с МВФ, получили дефолт с резкой инфляцией и девальвацией. И вот тогда в минимальной зарплате в 6,5 тысяч гривен уже нет ничего удивительного.

Да и украинцы получать то, что хотели. Ведь не хотят кредитов? Не хотят. Без кредитов в мире живет только Северная Корея. Значит этого хочет большинство украинцев? Тарелка риса в день? Получили то что хотели. Все справедливо. И сейчас президент и правительство просто прозорливо заглядывают в будущее, принимая решения наперед.

 

Но давайте предположим, что никто не делал самоубийственных глупостей. И у нас не падает курс в 2 раза. И не галопирует инфляция.

С какого перепугу тогда, кроме как желания президента, экономика должна обеспечить такой сумасшедший прирост зарплат? А рост почти на 40% за год – это сумасшедший рост. Не естественный.

В прошлый раз, когда минимальная зарплата была резко повышена, это стало уже результатом резкой девальвации. И просто отразило реальность. А сейчас? Что отражает рост на 40% за год? Где деньги? Где их взять, вернее?

 

Что такое в принципе рост минимальной зарплаты?

С одной стороны, это рост расходов бюджета. Потому что зарплаты бюджетников надо повышать. И это во время кризиса. На фоне рекордного дефицита бюджета. Эти деньги тогда надо либо печатать, либо занимать. Но если мы остаемся в сотрудничестве с МВФ, но руки по печатанью денег у нас связаны. Да и мы сказали, что без самоубийств. А значит деньги надо занимать. Но это резкий рост долговой нагрузки, которая и так у нас в этом году значительно вырастет, с 5-% до 67% от ВВП. А в следующем значит продолжим наращивать стахановскими темпами?

 

С другой стороны, это детенизация. Очень часто в Украине минимальная зарплата – это минимальная официальная зарплата. И все прочее просто платят в конверте. Когда мы резко увеличиваем минимальную зарплату, то просто растет та прозрачная часть. С одной стороны, это хорошо. Чем меньше зарплат в конвертах, тем лучше.

 

С другой – в кризисный год это может означать больше нагрузку на бизнес, который и так под ударом от карантина и падения покупательной способности. Нужна ли такая форсированная детенизация именно сейчас, без снятия коррупционный ренты, вопрос открытый. Ведь с одной стороны – тень это плохо. Это однозначно плохо. С другой стороны – шок для бизнеса на фоне кризиса не есть хорошо. И надо искать какое-то решение.

 

Снова популизм?

Но ключевое – нет никаких экономических причин для такого роста зарплаты. Это совершенно искусственное решение. В духе отчаянных популистических автократий. В духе Венесуэлы.

В Украине действительно низкие зарплаты и низкие пенсии. Но просто повышать их "по моему хотению по моему велению" – это путь курильщика.

Чтобы они повысились – должна расти экономика. Чтобы росла экономика – должны прийти инвестиции, причем желательно прямые внешние инвестиции. А чтобы они пришли, им необходимо чувствовать себя в безопасности. А значит должна сохраняться макроэкономическая стабильность и быть проведена настоящая судебная реформа и реформа силовиков. И тогда да, зарплаты начнут расти.

Второй путь – не быстрый. Но он работает. А первый не работает. И проверять это каждый раз уже надоело.

 

Сергей Фурса

24 канал