Почему Зеленский обречен двигаться к диктатуре в Украине

Владимир Зеленский начал новую волну кадровых перестановок в силовом блоке. С чем это связано? Почему Зеленский обречен двигаться в логике установления диктатуры в Украине? Может ли Зеленский угодить в ловушку Януковича.

В гостях у Юрия Романенко в новом выпуске программы “Романенко. Беседы” политолог Кость Бондаренко.

Полностью беседу читайте на портале Хвиля.

Смотри, в связи с этим очевидно, что Зеленский сегодня становится более авторитарным. Это на наших глазах происходит. Формируется некая новая и силовая реальность вокруг него в связи с перестановками Авакова, теперь вот сегодняшних силовиков.

По твоему мнению, насколько Зеленский сегодня может угодить в ловушку Януковича. Что подразумевает ловушка Януковича?

 

Вот этот момент, когда Янукович ощутил, в его «семьи» появилось ощущение всевластие, что можно делать все, что хочешь. Мы тут европейцам кидаем вот эту кость по евроассоциации. То есть, они же видели момент «расторговки»: «мы вам даем евроассоциации, вы не лезьте сюда». Россиянам там, что-то пообещать. К Китаю поехали, и с Китаем договорились, строили большие планы. У Зеленского такой соблазн, как мне кажется, тоже существует.

 

Есть несколько моментов. В начале сентября 2019 года, буквально по свежим следам после выборов в Верховную Раду, я писал статью «Феминология ЗЕ», где я говорил о том конце, что Зеленский неизбежно будет строить диктатуру. Он неизбежно станет диктатором в Украине. В тех или иных формах (эта диктатура может быть лайт диктатурой, софт диктатурой) он будет стремиться именно к диктаторским полномочиям, что мы сегодня и наблюдаем в принципе. Это абсолютно объективный процесс.

 

Но, если сравнивать его с Януковичем, Янукович, в принципе, не был, как диктатором таковым. Скорее опереточный диктатор. Если сравнивать, то Янукович (если взять испанскую историю) скорее, Мигель Примо де Ривера старший, которого быстро свергли. И соответственно, установили там республику очень похожую по бардаку на то, что мы наблюдали во времена Порошенко и раннего Зеленского после Майдана.

 

Зеленский больше похож на генерала Франко, который пришел к власти не военным путем, а скорее демократическим путем. Что касается, Зеленского, то он будет идти по этому пути закручивания гаек. Что касается Януковича - он видел во власти некий механизм достижения бизнеса для своего окружения, для своих ближних, и так далее.

 

То есть власть для него – это деньги.

 

Да. Для Зеленского власть – это власть. Власть – это самодостаточная функция, чтобы все боялись, чтобы не насмехались, в первую очередь. Поэтому он будет всячески, укреплять именно положение свое, не будет создавать «семью» (некий клан, который будет распоряжаться).

 

Более того, он будет постоянно тасовать людей, которых он приближает. Сегодня он приблизил Иванова, завтра – Петрова. Завтра Петров попадает в опалу Сидорову. И это будет с периодичностью, в полгода, в год, постоянно продолжаться. Это такая будет себе восточная деспотия.

Любая авторитарная форма власти опирается на некий экономический базис и некие социальные настроения. Потому что одно дело, социальное настроение, где-то в Ираке, где реально люди всегда привыкли иметь сильную власть. То есть для них сильная власть – синоним эффективности. У нас к сильной власти относятся всегда с подозрением, по объективным историческим причинам.

 

Соответственно, Зеленский, по сути, вступает в конфликт, как с интересами элиты, которая не заинтересована в сильной власти, так и с интересами очень многих социальных групп, которые тоже боятся сильной власти, потому что сразу переносят на себя, как она будет их иметь.

 

Ты не видишь в этом, что закладывается очень серьезная конфликтная база, которая в принципе под собой имеет еще массу сюжетных линий. Начиная от земли и заканчивая теми же законами экономическими (опять 5600), которые будут очень серьезно эту логику действий Зеленского, с которой я согласен (потому что я это говорил еще в феврале 2019 года, когда он еще президентом не стал). Я говорил, что «Зеленский может стать нашим Эрдоганом (президент Турции, - ред.), ребята, и вы зря смеетесь, думаете, что это комик, который не будет закручивать гайки».

 

Именно. Дело в том, что это абсолютно объективно. Любой, кто бы пришел в такой ситуации, и, имея такие полномочия, механизмы и уровень такой поддержки, он бы неизбежно стал диктатором. Поскольку революция – это всегда радикальное отрицание старой системы, а диктатура – это радикальное учреждение новой системы. Поэтому за любой революцией приходит та или иная форма диктатуры. Если это реальная революция.

 

Поэтому в данной ситуации, диктатура Зеленского абсолютно объективная реальность, которая пришла объективно, а не просто в зависимости от неких субъективных его желаний нарушить Конституцию или еще что-то.

 

Что касается социальной базы. Я думаю, что он об этом как раз не особо задумывается. Он где-то для себя, как ему кажется, изучил опыт Лукашенко и Путина (ранних Лукашенко и Путина). Ему этот опыт очень нравится, хотя он в этом никогда не признается публично. Он во многом повторяет их шаги. И при этом, условно говоря, это не столько он делает ставку на некую социальную базу, сколько на некие настроения общества.

 

Он пытается собрать сегодня вокруг себя людей, которые пока еще не разочаровались в Украине, как таковой. Не тех людей, которые собираются мигрировать с Украины, не тех людей, которые перешли в глухую оппозицию и ждут, когда придет Путин, условно. Не тех людей, которые вообще решили, что главное – это жить, а там после нас хоть потоп. А именно тех людей, которые считают, что они здесь останутся жить. Вот он им посылает сигналы.

 

Строительство дорог, на котором он акцентирует внимание, это не только способ заработать деньги для его команды, не только коррупционные схемы. Это не только попытки, каким-то образом, стимулировать губернаторов. Потому что у нас, как только приходит новый губернатор в область, он первым делом меняет подрядчиков на строительстве дорог (приводить своих людей). Это, кроме всего прочего, и еще какой-то символический момент. Это вот мы строим (что-то строим), мы верим в будущее - верьте и вы.

 

Кстати, это работает. Я вчера по глубинке ехал и там, где не было 30 лет дорог, они появились.

 

Это действительно работает, как некий идеологический механизм, в первую очередь как идеологический посыл. Что касается Зеленского, по-большему счету, он наверно, где-то интуитивно понимает, что все разговоры про гражданское общество и т.д., это не больше, чем разговоры про коммунизм во времена Брежнева. «Никто не верит, но мы что-то строим. Есть, как бы, некие идеи, и мы эти идеи воплощаем. Главное о них чаще выступать, и говорить в своих докладах». Гражданское общество в Украине невозможно в ближайшие 100 лет.

 

Что касается Зеленского, он реставрирует классическое «сословное общество». И скорее всего, в ближайшее время у него появится еще и новое «сословие». Если он начал воевать с олигархами, у него появятся и свои опричники. Он будет создавать этих опричников из молодежи. Хунвейбинов, если это ближе к нам по времени. Они появятся обязательно, и они начнут воевать с олигархами, со старой аристократией, которая сложилась.

 

Кстати, это то, что Путин делал, когда «Наших» организовал…

 

Вот именно, вот эти наши появятся в Украине. И они станут опорой для Зеленского, если он успеет.

 

Что будет со старыми игроками?

 

Мы видим, с одной стороны, Зеленский вышел на какое-то «плато», сейчас рейтинги его стабилизировались, даже подросли (уже стабилизировались). Потому что весной мы видели из-за санкций шел рост. С другой стороны, рейтинги других игроков, типа Порошенко – стабилизировались. У Тимошенко чуть-чуть поднялся, до 11-12%, после падения до 8%. И у ОПЗЖ снизилось, но в принципе болтается около 11%.

 

И есть отток. То есть, появились люди, которые не доверяют. Уже последние рейтинги показали минус 56% у Зеленского. Он идет медленно, но верно, в ту ситуацию, с которой сталкивались все президенты.

 

И вот в этой ситуации с одной стороны, есть старые игроки, которые точат ножи, и пытаются играть с этим недовольством, которое потихонечку расползается. С другой стороны – он избавляется от нефункционального балласта той команды, которая привела его к власти. И возникает вопрос появления альтернатив.

 

Как ты думаешь, что будет с альтернативами?

 

В том-то и дело, я пока не вижу альтернативу. Мне говорят люди, которые хорошо знают Зеленского (потому что мне с ним приходилось когда-то сталкиваться еще в той жизни пару раз, буквально эпизодически), что он не доверяет никому из своего окружения сегодня. Он не верит ни одному политику, ни одному чиновнику. Он считает, что это все расходный материал по-большему счету.

 

Точно так, очевидно, к нему относятся и другие политики, которые его боятся. Многие боятся и понимают, что они в любой момент могут, как в сталинские времена никто не был застрахован от «опали», точно так и они могут попасть в «опалу».

 

Только это не «сталинская опала».

 

Это салазаровская. Вот Салазар (Анто́ниу де Оливе́йра Салаза́р - португальский государственный деятель, премьер-министр Португалии в течение 36 лет (1932—1968), вроде бы было три десятилетия такой жесткой диктатуры, но за это время не был приведен в исполнение ни один смертный приговор.

 

В Португалии.

 

Так что, по-большему счету, я считаю, что приблизительно такая диктатура может быть и у нас. Правда, Салазар был блестящим экономистом, профессором и аскетом, который жил в съемной квартире до конца своих дней.

 

Что касается Зеленского, я думаю, что он чудесно понимает, что пока он и остальные политические игроки играют в разные игры. Тот же Порошенко, Бойко, и прочие пытаются закапсулироваться в свое нише. «Вот есть у нас 15%, и дай Бог, чтобы не потерять, не скатиться на 14%. А вот, если будет 16, это будет очень хорошо». Это вот первое.

 

Второй момент, у Зеленского этого нет. Зеленский создает некое «полурелигиозное» движение, которое к политике имеет мало отношения. Он, скорее, создает некую политическую силу, которая действует по принципу большой тоталитарной секты.

 

Что касается остальных политиков, они привыкли играть в сериал. Есть сериал, в котором у них, где-то какие-то союзы, размолвки. Кто-то, кого-то кинул, кто-то стал премьером, кто-то лидером оппозиции. Потом поменялись местами и т.д. Это у нас длится уже несколько десятилетий. Одни герои приходят, другие – уходят. Выходят на первый план. Потом, соответственно, из первого плана на второй и т.д. Но при этом, это все длится как длинная, всем надоевшая «мильная опера».

 

И тут вдруг людям предлагают, вы переключитесь на другой канал, там идет более что-то интересное. Они переключаются и смотрят на Зеленского. И остальные политики уже не понимают, что Зеленский и герой этого сериала. Он задает другой абсолютно сериал. Он играет в другом сериале, где их нет по-большему счету.

 

Но другой вопрос, это мне напоминает, у Игоря Ильинского был фильм по рассказам Чехова «Эти разные, разные, разные лица», в котором все роли сыграл Игорь Ильинский (в том числе женские).

 

Так вот Зеленский сам играет все роли. У него нет других лиц, которые играли бы в этом сериале. Он никого не допускает в этот сериал. Вот в чем проблема тех, кто хотят сыграть сегодня с ним. Их всех впускают в тот сериал. Играйте с Порошенко, Тимошенко, с остальными. С Бойко, со Смешко… Вот там можете играть. Выбирайте себе любую роль, там их достаточно. Там и играйте.

 

Хотите 5% у вас будет (можете претендовать на 5%), хотите 7%, но ни в коем случае, не 20%. Про это забудьте. Двадцать может быть только у человека, который играет в другом сериале.