Как Украина может превратить войну на Донбассе в эффективный инструмент глобального продвижения

РоманенкоЮрий Романенко

Позавчера я написал небольшой текст про намерения Юрия Стеця, новоназначенного министра информации, родить глобальное украинское телевидение и обосновал - почему это начинание заранее обреченно на провал. Развернувшаяся вокруг моей заметки и весьма интересная полемика навела меня ещё на пару мыслей.

Телеканал иновещаеия можно создать, если:

а) понимать что ты будешь продавать;
б) иметь хороший ресурс под это.

Здесь уже прозвучала мысль, что Украина могла бы создать канал войны и это могло бы быть передовой медийной технологией. В этом случае страна продает войну не только как геополитическую услугу в качестве союзника США, но и как медиаконтент. Если подойти системно к данному вопросу, то можно очень быстро поднять эту тему. Но для этого нужно принципиальное изменение подходов с военной и с государственной точек зрения.

Например, все подразделения ВСУ должны получили медиагруппы, которые будут давать качественную картинку. Она будет интересной и дорого стоить. Сам собой напрашивается live-сериал «Киборги» или «72 бригада».

Журналисты уже двигаются в этом направлении. В частности, у них появился ряд своих любимых героев (например, тот же Маршал), которых они регулярно подают в сюжетах. По логике нужно идти дальше и производить не сюжеты, а сюжетные линии, которые сработают, как в свое время сработал «Дом-2″. Только целевая аудитория другая. Это вовлечет и западного зрителя. Причем, вовлечение может быть очень большим.

Если проанализировать успех фильмов «Голодные игры», то очевидно, что цивилизация вышла на уровень, когда именно смерть становится наиболее мощным развлечением масс и позволяет сфокусировать огромную энергию. Кстати, древние римляне это очень хорошо поняли, отсюда знаменитое хлеба и зрелищ. Современные риалити-шоу движутся в этом направлении и этот дрейф становится все более заметен.

Поэтому Украине нужен не глобальный канал, на котором она не сможет производить глобальный контент, а, значит, не будет способна конвертировать свою ситуацию в более выгодные позиции.

Украине нужен канал войны, который будет через расширение картинки о событиях на востоке вовлекать в нее внимание глобальной аудитории и формировать ее мнение в нужном направлении.

Таким образом, такая технология:

а) станет мощным пропагандистским инструментом;
б) монетеризирует войну и позволит средства направлять на вооружение и помощь тех же киборгов и прочих подразделений;
в) создаст линейку героев за которыми будет наблюдать не только страна, но и весь мир.

В общем, вариантов много, но проблема в том, что для того, чтобы так играть, нужно хорошо понимать, как работают современные медиа. Во-вторых, война в этом случае будет требовать драматургии, то есть военные операции перестанут быть военными операциями, их нужно рассматривать как медийный продукт, а это требует вообще переосмысления современного военного искусства, что для наших генералов смерти подобно. Ведь сразу будет видна дурь, неповоротливость, коррупция и все остальное.

В общем, именно в таком ключе должна работать медийная машина государства, чтобы получать побочный продукт, который откроет огромные возможности с точки зрения продвижения Украины и правильной контригры против россиян.

Метки: война