Как Миша похоронил Гену

Неделю назад харьковский мэр порядком взбудоражил местные, да и не только местные политические круги. Геннадий Кернес, и без того сильно нездоровый после тяжелого ранения в 2014 году, подхватил коронавирус, и болезнь протекала в очень тяжелой форме. С детства верный друг Павел Фукс организовал сначала приезд израильских специалистов в Харьков, позднее по их рекомендации Кернеса срочно переправили в Берлин в клинику «Шарите», при поддержке того же Фукса.

За месяц до местных выборов намечалась сенсация: из участия в них мог выбыть единственный реальный претендент на свой собственный пост. Вчера еще нереальные приосанились и стали взвешивать свои шансы. Посуровели мэрские, вдруг особенно остро ощутившие хрупкость своего положения. Если бы было кому, сильно задумались бы и на Банковой, ведь не только в Харькове, но и во всем стратегически важном регионе многое, опасно многое завязано на Геннадии Кернесе. Как прочно подсевший на наркотик организм, Слобожанщину может больно скрючить, если она резко соскочит со старой зависимости. Потом-то, может, и вычухается, а, может, и нет, но на самотек этот процесс точно отпускать не надо бы.

И вот в этой вдруг запутавшейся ситуации неожиданно на картинке появляется еще один харьковский мэр, разумеется, бывший. О своей регистрации кандидатом в мэры Харькова объявил Михаил Добкин, уже побывавший во главе города в 2006-2010 годах. Особая тонкость тут в том, что тогда мэром его фактически сделал Геннадий Кернес. В Украине и ближних пространствах фурор произвело видео, запечатлевшее, как «Гепа» натаскивает «Допу» при записи рекламного ролика. Полдесятка бессмертных мемов ушло в народ и продолжает жить своей жизнью, хотя тесная дружба Добкина и Кернеса давно осталась в прошлом.

Кстати, друг Гена точно так же активно помогал другу Мише избраться в парламент в 2002 году, дав старт его яркой и нелепой карьере: из депутатов в мэры, при том, что секретарь горсовета Кернес держал все процессы под своим контролем, из мэров в губернаторы при Януковиче, оттуда в кандидаты в президенты от Партии регионов, это в 2014-то году, когда партия, собственно, и прекратила свое существование. Он еще разок с братом Димой сходил в Верховную раду, но в 2019 году по мажоритарке в Харьковской области не смог подняться выше третьего места. В какой именно момент Кернес принял решение держаться подальше Добкина, закусившего удила и уверовавшего в свой исключительный политический талант, сказать сложно, но последствия отключения мозгов великого комбинатора от тела Михаила Марковича налицо.

Добкин, несмотря на свой, казалось, уникальный опыт, никому не пригодился, и он, чтобы напомнить о себе, записал очередной ролик, давая понять, что поучаствует в борьбе за кресло, в котором сейчас разместился Виталий Кличко. Мужчине явно скучно, а денег много (да, это отсылка к мему «Миша, у тебя лицо скучное, тебе никто денег не даст»). Но сообщение о тяжелой болезни бывшего друга вынудило забыть киевские амбиции и нет, не рвануть в Берлин с букетом, а заявиться претендентом на место потенциального покойника. Нет, конечно, в своем сообщении о выдвижении он пожелал Геннадию Адольфовичу скорейшего выздоровления, но мы-то понимаем.

Говорят, немецкие чудо-врачи вытаскивают харьковского пациента, и недели через полторы-две тот вернется, вопреки нескрываемым ожиданиям огромного количества народа. Но прочие ладно, а вот Мишин поступок он оценит по достоинству.

Леонид Швец,
«Слово и дело»