Кадровый голод Зеленского

У меня есть большая мечта. Хочу, чтобы Украина была страной, где основанием для назначения на должность — были ум, образование, талант и совесть, а не то, что вместе крестили детей.

Это сказала не я.
Это сказал господин Зеленский с той самой трибуны в ВР, с которой сегодня выступала я.

А знаете, какая есть мечта у меня? У меня есть мечта, чтобы с каждым следующим президентом страны, мы не оставались страной несбыточных мечтаний. И хороших предвыборных лозунгов.
Потому что сегодня никто — никто из украинцев — не может сказать, что назначение на государственные должности у нас происходит по критериям ума, профессионализма, образования или совести, а не потому, что вместе «крестили детей» (или играли на сцене, или снимали фильмы, ходили в школу).
Лифт государственной службы сломался в самом начале.

Сегодня мы рассматривали абсолютно правильный законопроект: это законопроект о кадровом резерве на государственной службе. Когда на государственную службу подаются профессиональные люди, которые уже проходили тестирование по языку и на знание законодательства, и когда они получают высокие баллы — они должны оставаться в кадровом резерве и иметь возможность быть назначены на другие должности государственной службы.

Но вот вопрос, давайте честно: идут ли сегодня достойные образованные люди на государственную службу и на эти конкурсы вообще?
Худшая возможна система отбора на государственные должности — это когда делается вид, что какой-то честный отбор есть. Давайте скажем честно, что мы не будем больше делать вид, что честный отбор существует.
Или что конкурсы работают и талантливые, профессиональные, светлые люди имеют хоть небольшую возможность эти конкурсы выиграть. И когда мы это признаем, то сможем тогда и регулировать эту проблему.

Конкурсов сейчас вообще нет, друзья. Какой кадровый резерв?
Слуги в изменениях в государственный бюджет (!) отменили все конкурсы на время карантина. Кстати, это время может длиться бесконечно долго со смягченным карантином.

Мы много говорим о слабом государственном управлении. Я попробую объяснить, что это такое.
Слабое государственное управление — это когда на государственную службу уже не идут ни достойные, ни профессиональные люди. Потому что они не верят больше в эту систему отбора, не верят в страну, не верят в «лифт» и не верят в государственную службу. Они больше не хотят тратить свое время на конкурсах, на которых не имеют шанса выиграть настоящие профессионалы.
А Зеленский говорит потом о «кадровом голоде».

Слабое государственное управление — это когда, простите, ни черта в стране не работает. Это когда вы не можете получить качественный сервис от госорганов, когда президент раздает поручения и даже его поручения не выполняются. Потому что вертикали и профессиональных людей на должностях нет.
Слабое государственное управление — это когда проблему надо решать только в ручном режиме.
И прав тот, кто первый к властному кабинету добежал. А тот, кто не добежал — «в пролете».

Слабое государственное управление — это когда решение принимается закрыто узкой группой людей, у которых нет опыта и знаний эти решения принимать, а тех, у кого они есть — не приглашают. Когда нет ни стратегии, ни плана действий, ни оценки, ни выводов. Вы удивляетесь потом экономическим результатам такого управления?

Давайте честно скажем о состоянии дел.
— Сейчас нет конкурсов вообще. А когда мы к ним и вернемся (если), то доверия к отбору будет 0.
— Профессионального разговора о том, как вернуть доверие и восстановить систему — нет. Я жду этого разговора 9 месяцев.
— Национальная академия государственного управления при президенте Украины и обучение государственных служащих находятся вообще в летаргическом сне.
— Единственный закон, который сегодня пытался что-то улучшить в государственной службе и разделить политические должности и должности профессиональной службы в так называемых независимых госорганах (как АМКУ, Счетная, ЦИК и другие) — № 2260, который был принят всем парламентом пять месяцев назад — пять месяцев не подписывается президентом.

Так делал в свое время господин Порошенко. Так делал в свое время Янукович, и так сегодня делает господин Зеленский. Нарушая при этом Конституцию, потому наложить вето или подписать законопроект он должен только через 15 дней после его принятия.
— Сегодня популистски сократили финансирование РГА на 50%, а вот не сократили функции, и количество государственных служащих сократили только процентов на 20−30%.
И обычные люди по всей стране, которые работают и получали и так по 6000 гривен — на сегодня не получают ничего, и работают без зарплаты несколько месяцев.
— На сегодняшний день закон о службе в органах местного самоуправления — не рассматривается, так как он (почему-то) не ко времени.

Понимаю, не ко времени перед местными выборами разделение на местах политики, крупного бизнеса и службы. А жаль. Потому что это не имеет ничего общего с новой политикой.
Все это нивелирует любые хорошие инициативы о кадровых отборах, о конкурсе, об улучшении деятельности Комиссии Высшего корпуса по вопросам государственной службы или о кадровом резерве.
Никто в него не пойдет.
Когда не работает государственная служба, парламент — становится только безгмозглым принтером. Безмозглым принтером я быть не хочу и уверена, что в зале Верховной Рады есть много людей, которые не хотят им быть.

Потому — что делать?
Надо, чтобы мы начали говорить правду хотя бы себе, и, по крайней мере, начали этот диалог между собой. На сегодня такие разговоры происходят в вакууме то ли Офиса Президента, то ли в глухих коридорах за 5 минут. Не удивляйтесь потом, что есть и такое же государственное управление «за 5 минут» в коридоре без выхлопа.
Алена Шкрум
Новое Время