Чем опасны игры с переселенцами в Минском процессе?

Игры с политическим усилением участия в Трехсторонней Контактной Группе (ТКГ) по урегулированию росийско-украинского конфликта на Донбассе, а также попытка ввести переселенцев в качестве паритетной составляющей «диалоговой группы» могут обернуться существенными стратегическими потерями Украины. По сути, нам предлагают тот же Консультативный совет Ермака-Козака, только под другим «соусом».

 

Инициативы Ермака-Резникова с "усилением" формата ТКГ направлены на решение сразу нескольких задач. Как многократно объясняли сами авторы концепции, во-первых, они хотят продемонстрировать серьезную волю Украины к урегулированию, подняв уровень ее представительства до глав профильных комитетов и заместителей министров. Во-вторых, Ермак и Резников полагают, что смогут изменить смысл слов "отдельные районы Донецкой и Луганской областей Украины" относительно переговоров в ТКГ. Неоднократно говорилось о попытке через различные "новшества" в процессе (то через одиозный Консультативный совет, то через другие конфигурации той же идеи, но под другим названием) "размыть монополию боевиков на представление ОРДЛО", пригласив на переговоры представителей вынужденных переселенцев. Третьей и основной целью является продемонстрировать, что Украина делает все, что от нее зависит – в том числе выполняет 12 пункт соглашений комплекса мер, ведя диалог с представителями ОРДЛО, а РФ саботирует выполнение Минска-2, что говорит о необходимости пересмотреть существующие соглашения.

 

Мы неоднократно говорили о том, что Минские соглашения не являются документом, который может претендовать на то, чтобы называться адекватной рамкой конфликта. Но план Ермака-Резникова содержит сразу несколько серьезных угроз, которые делают такую попытку пересмотра слишком рискованной.

 

Первое и ключевое замечание – в словах самого Резникова, которые повторяются им от интервью к интервью: "размытие монополии боевиков". Эта формулировка говорит о том, что и сам профильный министр прекрасно понимает, что боевики как присутствующая сторона, никуда не денутся. Точнее – это не в воле Украины. Приглашение боевиков осуществляет ОБСЕ. И если боевики никуда не исчезнут, то за счет переселенцев получится только дополнительно представить ОРДЛО. Озвучивались благородные намерения – "услышать украинский Донбасс, представить его через достойных и уважаемых людей".

Казалось бы, какая прекрасная идея – уравновесить различных Никоноровых и Дейнег уважаемыми выходцами из Донецкой и Луганской областей. Но ее авторов совершенно не смущает, что таким образом они по сути пытаются сопоставить людей, спасавшихся от российской агрессии и вынуждено покинувших свои дома с теми, кто совершал преступления против Украины.

Эта инициатива уже расколола сообщество переселенцев – спорили и об именах тех, кто должен представлять там Донетчину и Луганщину, и о целесообразности самого этого шага. Сторонники участия в малопонятном на сегодняшний день формате говорили о том, что голос переселенцев должен быть услышан, что это дело выходцев из Донецка и Луганска.

Но это совершенно точно не так. Переговоры о дальнейшей судьбе Украины – дело всей Украины, и двух мнений тут быть не может.

 

А о целесообразности инициативы можно задавать очень много вопросов: если переселенцами собирались усиливать подгруппы ТКГ – то они становятся частью украинской делегации. Украина не может вести переговоры о п. 12 комплекса мер сама с собой. На это уже указывала РФ и, несомненно, укажет еще много раз.

Но если переселенцы становятся некой отдельной приглашенной стороной – появляется угроза того, что Россия заявит о необходимости вести прямой и документально оформленный диалог приглашенных от ОРДЛО. И можно не сомневаться, что Дмитрий Козак подготовит соответствующий документ, который настоятельно попросит подписать, и к которому будет возвращать бесконечно. Кроме того, в его распоряжении есть подпись Андрея Ермака под черновиком проекта о Консультативном совете.

Так мы получим ровно то, чего все время хотела Россия – тот же КС, только под другим названием.

 

А те, кто уповает на то, что в подобном формате голос переселенцев будет услышан, что все зависит от того, кем они будут представлены – ошибается. Более того – подвергает серьезным репутационным рискам тех, кого номинирует.

 

Самым разумным, что можно сделать в данной ситуации, представляется возвращение к концепции Романа Бессмертного, который предлагал привлечь и переселенцев, и экспертов, и представителей гражданского общества, и ветеранов к созданию некой аналитической платформы, которая работала бы на обеспечение деятельности ТКГ, тщательно анализируя каждый ее шаг. Эта идея позволит задействовать действительно серьезный и специальный набор знаний переселенцев об их регионе, при этом не создав дополнительных рисков на самих переговорах.

А Резникову и Ермаку можно посоветовать только одно: не садитесь играть с шулерами по их правилам. Вспомните о том, что в тексте Комплекса мер безопасность идет первой – даже если читать его строго по букве. ТКГ может быть платформой исключительно для технических решений.

 

Минск действительно необходимо пересматривать, но нынешняя попытка рискует обойтись Украине очень дорого.

Виталий КУЛИК,

ДИРЕКТОР ЦЕНТРА ИССЛЕДОВАНИЙ ПРОБЛЕМ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА, "ХВИЛЯ"