Середа, 17 липня 2024 року

Спрашивайте у Путина, пусть и отвечает!

Встречи российских и украинских военных выглядят иногда как встреча пацанов из разных кварталов. При телевизионщиках парням приходилось напяливать маски

армии Украинцы разглядывают амуницию русских. Фото автора

Насколько поразительным было заявление Владимира Путина, не признавшего русскую армию в Крыму, настолько же в республике всех удивило, что молчаливые солдаты в тот же день вдруг пошли на контакт.

Вместе с репортерами-итальянцами пытаемся разговорить группу участников «народного отряда самообороны». Их шестеро, блокируют один из входов в украинскую военную часть 36-й бригады в поселке Перевальное.

— Ребята, вы же из России? — спрашиваем у военных.

— Без комментариев, — солдат с веснушчатыми носом и серыми глазами отвечает мне и отдельно итальянцам, нацелившим на него камеру. — Интервью — нет. Ноу, говорю. Нихт!

— Они из Италии, — говорю. — По-итальянски «нет» — это «но».

— А я из России, — злится солдат, — и «нет» у нас — значит нет, понял? Скажи, чтоб убрал!

— Вы старший в группе, выходит?

— Так точно. Но снимать запрещено!

Пришлось убрать. Солдаты заметно расслабились. Старший, который с веснушками, опустил маску до подбородка — на вид лет 20–22, не больше.

— Путин назвал вас «народными отрядами самообороны». Что скажете?

— Самообороны? — старший оглядывается на сослуживцев. — У нас же здесь телевизора нет. Может, и есть какая-то самооборона тут.

— Но Путин имел в виду именно вас.

— Да ладно, — на секунду старший растерялся, а потом снова натянул маску. — Так, без комментариев. Спрашивайте у Путина, пусть и отвечает!

На шестой день присутствия российских военных напряжение в Перевальном немного спало. Сами военные блокируют теперь лишь входы/въезды в украинскую часть, хотя еще вчера стояли частоколом по всему периметру. Украинцы, в свою очередь, сняли режим боевой готовности. Всего в блокаде 36-й бригады участвует, как говорят местные, около тысячи российских солдат. Но с каждым новым днем блокада становилась все менее грозная. А часть, как рассказывал мне командир Сергей Стороженко, вообще «живет обычной жизнью».

Наконец начались и братания.

— Мы же не воюющие стороны, — объяснял Стороженко. — Стрелять друг в друга — зачем это все? Политики должны обо всем договориться, а мы обычные люди…

На крыльце одной из проходных украинские солдаты общались с российскими, разглядывая амуницию друг друга. В отличие от первых дней, на украинцах была совсем новая форма песчаной расцветки и ботинки, как у американских пехотинцев.

— Слушай, очки ночного видения, да? — интересовался украинец.

— Да какой там, — отвечал русский. — И так тяжело на башке таскать.

— Ну, у нас-то у спецназа есть тепловизоры.

— Да и у нашего есть.

— Жарко, конечно (в Крыму в эти дни +18)…

— А в море тут у вас купаться когда уже можно?

Выглядело все это, в общем, как встреча пацанов из разных кварталов. То и дело их тревожили расспросами телевизионщики — и парням снова приходилось напяливать маски и расходиться по разные стороны. Война, к которой были готовы еще пару дней назад, снова казалась невозможным безумием.

Из КПП части выходит невысокая женщина в камуфляжной куртке и решительно направляется на пятачок, где толкутся журналисты и пророссийские дружинники, защищающие часть от «провокаций фашистов».

— С России есть кто? Сходите в магазин, купите ребятам сигарет, носки, — сказал она. — Вообще пойдите спросите, чего им надо…

Российские журналисты замялись, иностранные — на всякий случай включили камеры: вдруг будет важное заявление.

— Вообще-то это не наша работа, — сказал кто-то из телевизионщиков. — Мы обязаны освещать…

— А мы, что ли, обязаны? — возмутилась женщина. — Сколько им тут уже носим: и сигарет, и яблок, орехов грецких. В баню вчера мыться пустили. Это же ваши ребята!

Журналисты молчали.

— Зачем тогда прислали их сюда? — продолжала уже сама с собой украинка. — Кинули тут пацанов, ружьями побряцали — и нам на шею…

— Это оккупанты! — закричал в толпе парень лет 20. — Они должны убраться!

— Ты потише, малой, — сказал дружинник с триколором. — Не в свое дело не суйся.

— У меня тут отец служит, пятый день не приходит домой!

— Кто этот парень? — зашумели в толпе.

— Да Костя Захаров, отец у него под ружьем там сейчас…

И на парня тут же налетели камеры. Возмущенный юноша дал крымским событиям антироссийскую оценку, после чего его тут же обступили дружинники.

— Ты чё несешь? — говорил несогласному Захарову дружинник с красным лицом. — Чё ты рассказываешь этим иностранцам?

— А что, не имею право на свое мнение?

— Ну смотри сам, они-то уедут, а тебе здесь жить, — сказал краснолицый, — с нами.

На нервах в эти дни и Симферополь. Вечером в среду пророссийски настроенные граждане поймали в центре города спецпредставителя ООН Роберта Сери и пытались выпроводить его в аэропорт. Похожая история приключилась на минувшей неделе с Петром Порошенко — депутат Верховной рады сделал попытку встретиться с местными парламентариями, инициировать переговоры между Киевом и Симферополем. Но на подходе к Верховному совету Порошенко встретила негодующая толпа пророссийских демонстрантов с флагами. Депутата закидали землей и яйцами, посадили в такси и заставили уехать из центра.

В этом смысле Роберту Сери повезло больше. Дипломат таки смог добраться до Верховного совета и даже провел встречу с депутатами. После нее, впрочем, спецпосланник ООН отправился к зданию местного Совмина, где и был пойман.

— Понимаете, мы не приглашали его сюда, а он не предупредил, что приедет, поэтому какие к нам вопросы, — комментировал мне историю советник премьер-министра республики Дмитрий Полонский. — У нас, жителей, уже такое накопилось недоверие к этим иностранцам, ко всему западному, что не стоит удивляться господину Сери такой встрече.

— Но при чем тут Запад? Он же представитель ООН, это всемирная организация.

— Да какая разница. Он иностранец, — говорил Полонский. — Люди и не выдержали.

С криками «Ро-сси-я-Ро-сси-я!», «Путин-Путин!» люди окружили дипломата и приказали уезжать в аэропорт. Посланник дал слово, но попросился в отель за вещами. Хотя в сопровождении улюлюкающей толпы Сери ушел недалеко, и в какой-то момент его загнали в кафе «Венские булочки» на улице Розы Люксембург. Там дипломат и вынужден был дожидаться помощи милиции и машины с водителем.

— Убирайся, продажный фашист! — кричали люди дипломату ООН.

— Ну, если так нужно для мира и спокойствия, — говорил через переводчиков растерянный Сери. — Конечно, уеду.

Ликующая толпа, усадив Сери в машину, разразилась долгим и торжественным «Россия!».

Павел Каныгин, Новая газета

ПОПУЛЯРНЕ

Архів новин
Июль 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
Контакти

Столярова, 1, Дніпро, Україна, 49038

mail@dv-gazeta.info

© Останні новини Дніпра та України за сьогодні. Онлайн трансляції, фото та відео репортажі на сайті Днепр вечерний. Всі права захищені.