Победа в деле «Цаценко и Рябоконь против Украины» – прецедент, который должен изменить подход к содержанию людей под стражей!

146937698_1120214045106222_3153111014111444446_n-1

Сергей Рыбий, Управляющий партнер Европейской правозащитной организации Украины

«Посадить нельзя избрать другую меру пресечения»: Украина снова не там ставит знаки препинания и Европейский суд по правам человека снова ставит «двойку» Украине.

Подачей жалоб в Европейский суд по правам человека я занимаюсь с 2017 года. За это время мы выиграли уже 25 дел против государства Украина и еще более 70 находятся на рассмотрении в ЕСПЧ.

В 2019 году ко мне обратились несколько заявителей с одинаковой жалобой: нарушение сроков содержания под стражей. Их жалобы я подавал отдельно, однако в ЕСПЧ сочли нужным объединить их в одно производство. Обстоятельства по жалобам были практически идентичными. 17 октября 2019 года Суд принял по этим двум жалобам совместное решение – было констатировано нарушение базовых прав человека, гарантированных Конвенцией по правам человека.

Этот момент хочу прокомментировать отдельно. Нарушение сроков содержания под стражей во время судебного производства обнаруживается у каждого второго моего клиента. Это огромная, системная проблема в Украине, и она не решается. К сожалению, постоянная практика нашего государства такова, что гражданина, вина которого не доказана, отправляют в места лишения свободы на время досудебного и судебного следствия, чаще всего без достаточных оснований, и содержат там длительное время. Одна из причин длительного содержания под стражей: оказание давления на подозреваемого/обвиняемого. При этом часто намеренно затягивается следствие, заседания суда переносятся на неопределенные сроки. В моей личной практике я неоднократно встречаю клиентов, у которых заседания происходят один раз в два месяца (исключительно для продления сроков содержания под стражей). При этом условия содержания в местах лишения свободы нечеловеческие. Всё это время человек находится в заключении, а его родные и близкие лишены сна и нормального образа жизни в ожидании окончательного решения суда. Так же в моей практике есть случаи, когда в отношении человека избрана мера пресечения в виде содержания под стражей в течение пяти, шести лет. При этом его вина ещё не доказана. Государство должно принимать меры, чтобы обращений с подобными жалобами в ЕСПЧ больше не было, но этого не происходит, несмотря на то, что ЕСПЧ регулярно в своих решениях против Украины обращает внимание на идентичные жалобы.

Да, Минюст Украины реагирует, направляет уведомления в госорганы, представителям правоохранительных органов, прокуратуры, судов, которые допустили такое нарушение в том или ином конкретном деле, но «воз и ныне там», то есть всё остаётся по-прежнему.

Так же было и в деле «Цаценко и Рябоконь против Украины». Мой клиент Алексей Цаценко провел в Днепровском СИЗО около двух лет в условиях, мягко говоря, ненадлежащих, а срок содержания его под стражей всё время продлевался без наличия на то оснований. Разумеется, ЕСПЧ констатировал нарушение государством Украина п.3 статьи 5 Конвенции по правам человека и присудил нам победу. Помимо денежной компенсации, эта победа возымела более важные последствия.

По итогам дела «Цаценко и Рябоконь против Украины», в котором ЕСПЧ констатировал нарушение положений Конвенции, а именно: необоснованно долгое содержание гражданина под стражей, Министерство Юстиции направило уведомления в целый ряд госорганов и учреждений. А именно: в Национальную академию внутренних дел Украины, Национальную академию прокуратуры Украины, Национальную школу судов Украины, в Генпрокуратуру, в Министерство внутренних дел, в Верховный суд Украины, а также в ряд судов Днепра: Ленинский, Бабушкинский, Индустриальный, Красногвардейский районные суды и в Третий апелляционный суд.

В уведомлении Минюста Национальным академиям внутренних органов и прокуратуры, в частности, указывается следующее: «забезпечити включення рішення Європейського суду у цій справі [«Цаценко і Рябоконь проти України» – автор], до програм підготовки та підвищення кваліфікації працівників правоохоронних органів та прокуратури».

То есть, дело «Цаценко и Рябоконь против Украины» теперь будет представлено в учебниках для работников полиции, прокуратуры, судов как прецедент систематического нарушения правоохранителями базовых прав человека. Мне кажется, это крайне важное следствие из нашей победы в ЕСПЧ. Какие выводы сделает наше государство из этого прецедента – посмотрим, но, по крайней мере, работа проделана не зря.

В уведомлении Министерства юстиции указано, что проблему с необоснованно долгим содержанием граждан под стражей надо срочно устранить, однако никакой стратегии Минюст не предлагает.

Мне чаще всего приходится иметь дело с нарушениями статей 2, 3, 5, 6 и 13 Конвенции по правам человека. Статья 2 Конвенции говорит о том, что государство должно как можно скорее и эффективнее расследовать смерть человека, тогда как на деле часто с расследованием затягивают, а если и задержали подозреваемого, то его держат в невыносимых условиях под стражей, чтобы он «сломался» и признал себя виновным даже если он этого не совершал. Статья 3 Конвенции подразумевает в качестве правонарушений со стороны государства ненадлежащие условия содержания под стражей гражданина, недостаточное либо неэффективное предоставление медицинской помощи, а также, скажем, избиение лица третьими лицами. Да, в ЕСПЧ принимают только жалобы граждан на государство, но, если расследование по нападению на человека расследуется не эффективно, например, под предлогом невозможности установить личности нападавших, ЕСПЧ констатирует нарушение за неисполнение государством своих прямых обязанностей.

В случае же нарушения статьи 3 Конвенции (нарушения условия содержания) и статьи 5 §3 (необоснованная длительность содержания под стражей) ЕСПЧ в большинстве случаев присуждает победу заявителю. К сожалению, в последнее время количество обращений в ЕСПЧ по этим двум статьям растет в геометрической прогрессии.

В качестве одного из способов, как можно снизить поток обращений в связи именно с этими нарушениями, по моему мнению, можно попробовать не брать под стражу всех подряд. Есть иные меры пресечения. Например, домашний арест. Есть же электронные браслеты. Они должны предоставляться в достаточном количестве. Часто правоохранители жалуются, что, мол, браслетов нет, поэтому они не смогут контролировать человека на круглосуточном домашнем аресте.

Большинство моих клиентов подозреваются в совершении особо тяжких преступлений, но я уверен, что процентов 80 из них в случае помещения под круглосуточный домашний арест не совершали бы попыток скрыться от правосудия, не стали бы никуда бежать и т.д. Ведь если человек нарушает условия домашнего ареста, ему через национальный суд всегда можно изменить меру пресечения на более жёсткую, и вот тогда ему уже будет гораздо сложнее добиться победы в ЕСПЧ, если срок его содержания не превысит разумные нормы. Большинство моих клиентов прекрасно это осознают.

Так или иначе, ситуацию с необоснованно длительным содержанием граждан под стражей в Украине нужно менять, и есть все возможности для соответствующих реформ. Не хватает только политической воли, чтобы перестроить систему. Я верю, что победа в деле «Цаценко и Рябоконь против Украины» станет хорошим сигналом к реальному старту изменения подхода к избранию меры пресечения, благодаря чему количество жалоб в ЕСПЧ по соответствующему поводу рано или поздно будет сведено к минимуму.

Автор: Сергей Рыбий

Связаться с нами:
Сайт организации: https://www.evrosud.org/
Сергей Рыбий: http://rybiy.com/
Телефон: +380664227177
Facebook: https://www.facebook.com/EuropeanHumanRightsOrganization/
E-mail: g.p.u.dnepr@gmail.com
Instagram: https://instagram.com/european_court_of_human_rights?igshid=p9hve5csfuck

tsatsenko_ta_riabokon_page-0001-791x1024 tsatsenko_ta_riabokon_page-0002-791x1024 tsatsenko_ta_riabokon_page-0003-791x1024 tsatsenko_ta_riabokon_page-0004-791x1024 tsatsenko_ta_riabokon_page-0005-791x1024
Источник https://www.evrosud.org/