Обычный (анти)фашизм

Ôîòî Àëåêñàíäðà Åðìî÷åíêî 01.03.14 Äîíåöê. Ïðîðîññèéñêèé ìèòèíã

Если у вас нет времени на чтение этого материала, вы можете прослушать его аудиоверсию


В конце 30-х гг. ХХ в. советская пропаганда широко использовала жупел фашизма, который трактовался очень широко. Под ним понимался не только итальянский фашизм, но и немецкий национал-социализм, другие антикоммунистические течения. Доходило даже до того, что к числу фашистов советские идеологи готовы были отнести социал-демократов. Словом, при желании фашистами можно было назвать кого угодно, кто не был согласен с «генеральной линией партии». Такая трактовка фашизма сохранялась и во время немецко-советской войны 1941—1945 гг., а также после нее. Правда, под фашизмом начали преимущественно понимать немецкий национал-социализм. Хотя представители последнего себя фашистами не называли. В конечном итоге, если разобраться, то между фашизмом и национал-социализмом, несмотря на общие черты, были и отличия. Хотя такие общие черты можно отыскать между фашизмом, национал-социализмом, другими фашистскими течениями, которые возникли в межвоенный период, и коммунизмом. Ведь, во-первых, часто исходным пунктом для этих течений был социализм марксистского типа, который был направлен на создание тоталитарного общества. Кстати, ведущие теоретики итальянского фашизма начинали свою деятельность как социалисты и сторонники учения Карла Маркса. Во-вторых, и фашисты, и коммунисты имели целью создание сильного диктаторского государства, где демократические свободы, права людей были бы сведены к минимуму.

В последнее время в Украине некоторые политики, вытянув заплесневелые образцы советского агитпропа, снова начали использовать жупел фашизма. И как в старые «добрые» советские времена фашизм трактуется очень широко. К нему пытаются «притянуть за уши» украинских националистов или даже тех людей, которые отстаивают национальные и демократические ценности. Для современных «антифашистов» фашистами являются «бандеровцы», «западенцы» и «демократы». Похоже, сейчас жупел фашизма будет активно использовать российская пропаганда и ее адепты в информационной войне против Украины и ее патриотов. Собственно, это они уже делают.

Фашизм и война

На самом деле, наши «антифашисты» в своей практической деятельности демонстрируют типичные черты классического фашизма. Чтобы показать это, позволю себе обратиться к рассуждениям ведущего идеолога итальянского фашизма Джованни Джентиле (1875—1944), который был профессором философии Римского университета. Кстати, его первая книга была посвящена Карлу Марксу. В 20-х гг. ХХ ст. Джентиле занимал высокие посты в фашистской Италии, стал автором ряда работ, где обосновывал фашистскую идеологию. Наиболее известная из них — «Философские основы фашизма» (1929), где фашизм предстает как политическая вера, которая имеет целью создание «этического», или «духовного» государства, лишенного либерализма, демократии и даже национализма в его классическом понимании. Если разобраться, то предлагаемый Джентиле идеал государства во многом напоминает современную Россию или Беларусь.

Но не будем трогать наших соседей. Поговорим об украинских «антифашистах», которые в своих действиях, не ведая того, во многом ориентируются на постулаты Джентиле. Так, он считал, что важной для фашизма является апелляция к «опыту войны» и героизация этого опыта. Даже не столь важно, была ли эта война победной. Важно то, что она является «испытанием кровью», объединяет граждан «единой мыслью, едиными чувствами, единой надеждой», формируя в сознании каждого индивида, «что все имеют что-то общее» и, соответственно, это общее «преобладает над личным интересом». А теперь посмотрите на наших «антифашистов». Как они любят дефилировать с георгиевскими лентами, как спекулируют на советской военной тематике, например, рассказывая, что их «деды воевали». И, конечно, эти «антифашисты» за советские ценности, в частности за коллективизм, который мало чем отличается от понимания коллективизма Джентиле.

Как воплощаются в Украине принципы фашизма?

А теперь (внимание!) один из основных принципов фашизма в понимании Джентиле. Фашизм, пишет он, «не политическая теория, которую можно вложить в набор формул. Смысл фашизма нельзя понять, исходя из отдельных тезисов, которые он время от времени принимает, когда, в связи с определенными обстоятельствами, заявляет о программе, цели, концепции достижения целей. Фашизм, не проявляя колебаний, отказывается от них, когда на практике обнаруживает их несоответствие или несовместимость с фашистским принципом». Господа, вам это ничего не напоминает? Например, можно сегодня декларировать европейский выбор государства, а завтра в один миг отказаться от него. Потому что, оказывается, так подсказывает практика.

Или еще. Джентиле считает, что фашистская система не является политической, однако центр ее тяжести находится в политике. Соответственно, фашизм решает серьезные политические вопросы. Не является ли такой «неполитической» системой современная государственная система России, где уже нет реальной многопартийности, политической борьбы? Ведь эта «неполитическая» система решает вполне политические задачи. Не такая ли система создана в Беларуси? И не такую ли систему предлагают создать нам в Украине «антифашисты»?

Интересно также отметить, что Джентиле считает фашизм антиинтеллектуальным. Правда, при этом использует понятие «возвышенно антиинтеллектуальный», утверждая, что под этим имеется в виду единство теории и практики. Об этом единстве любили  поговорить и в Советском Союзе, что в реальности часто выливалось в игнорирование теоретических научных исследований, особенно в отрасли гуманитарных дисциплин. В целом Джентиле справедливо указывал на антиинтеллектуальность фашизма, хотя и пытался (правда, не очень умело) оправдать это явление.

Теперь взглянем на наших «антифашистов». Найдете ли среди них известных интеллектуалов? Таких там и близко нет. Однако среди «антифашистов» есть немало людей, которые демонстрируют антиинтеллектуализм, — и не столь важно, делают они это сознательно или бессознательно.

В конечном итоге, можно найти немало других общих черт между «классическими» фашистами и нашими «антифашистами». Это и ставка на грубую силу при решении политических вопросов, и ориентация на «сильное» и «стабильное» государство, и нежелание идти с противниками на компромисс и т. п. В принципе, ничего здесь странного нет. Ведь наши «антифашисты» являются продуктом советской системы — такой же тоталитарной, как и фашизм. Словом, одного поля ягоды.

Поэтому если угроза фашизма, точнее тоталитаризма, и существуют в нашем обществе, то исходит она отнюдь не от украинских националистов, тем более демократов, а от людей, которые называют себя «антифашистами».

Пётр Кралюк, День

Метки: фашизм