Может ли убить таблетка из аптеки?

 Может ли таблетка убить человека?  По-вашему, странный вопрос?  Не скажите, тревожит любого из нас. Как государство контролирует качество лекарств? Что такое фальсификат? Можем ли, положившись на контроль, купить таблетку, не опасаясь, что она навредит -  вызовет тяжелые осложнения,  приведет к инвалидности? Возможно, и к летальному исходу?

 Лекарственные комбинации ХХ1 века

Vfv

Виталий МАМЧУР и Валентина ОПРЫШКО

Виталий МАМЧУР, профессор, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой фармакологии, клинической фармакологии и фармакоэкономики, проректор по учебной работе Днепропетровской медицинской академии, председатель Государственного экспертно-фармакологического центра Минздрава Украины в Днепропетровской области, отвечая на вопрос  корреспондента «Вечерки», сказал по этому поводу следующее:
- Может ли таблетка убить? Лекарства никак не могут быть убийцами. Это все равно, что спросить: может ли пища убивать? Безусловно! Могут ли убить пять литров воды, если  сразу их выпить? Да, могут! Может ли соль, если принять ее в количестве 30 граммов,  лишить жизни? Несомненно! Лекарства созданы человеком для того, чтобы помогать бороться с недугами, предупреждать различные заболевания.
Каждому лекарству соответствует инструкция - корпоративная, рассчитанная на врача. В инструкцию записывается все, что напрямую или косвенно было связано с приемом лекарственного препарата. Таковы международные правила. А в практике: даже если препарат принимался 130 лет и его использовали 100 тысяч пациентов и один из них умер (даже если связь с лекарством не доказана), это обязательно должно быть отражено в инструкции для врача. Но ни в коем случае - для пациента. Для него существуют «памятки». В них содержится все, что необходимо знать, -  не только о действиях, но и о нежелательных эффектах. Как заметил профессор Виталий Мамчур, лекарство, которое не имеет нежелательных эффектов, лекарством быть не может.
Мировая статистика свидетельствует: 75 процентов пациентов нерационально используют лекарственные препараты. Это значит, что в 75 случаях из 100 они принимают лекарства не так, как в инструкции написано. И не так, как рекомендовал врач. А так, как кто-то в семье принимал, какая-то соседка сказала, в аптеке услышал и т.д.
Тот, кто жил в советские времена, очевидно, помнит, что тогда фармацевтический рынок не имел широкого спектра лекарственных препаратов, как в настоящее время (всего лишь - 4, 5 тысячи наименований). Сегодня в Украине разрешено к медицинскому применению от 18 до 24 тысяч наименований лекарственных препаратов.  В Европе  16 - 18 тысяч наименований лекарств. 75 тысяч наименований в Бразилии, 120 тысяч - в Индии, 180 тысяч - в Китае, где значительная доля лекарственных препаратов создается на основе экзотических растений, тканей животных, за счет всевозможных комбинаций.
Именно в ХХ1 веке, считают международные эксперты Всемирной Организации Здравоохранения, комбинации лекарственных препаратов будут соревноваться между собой. Эту точку зрения разделяет профессор Мамчур и объясняет, почему.
- Ни одно заболевание не является однозначным. Слишком много причин, которые способны вызвать патологию. На самых разных уровнях жизнедеятельности может произойти поломка. На уровне тканей, органов, уровне  систем, клетки генома, даже отдельных каналов, благодаря которым живет клетка. Поэтому в дальнейшем фармацевтическая промышленность будет развиваться по пути создания комбинированных лекарственных препаратов.
Было время, когда в бурные 90-е годы в Украине официально разрешалось производить лекарственные препараты 920 (!) производителей.

Но когда Союз распался и правопреемницей всего, в том числе и нормативно-технической документации на лекарства, стала Россия, пять лет  еще разрешалось выпускать лекарства по прежним технологиям и регламентам Украине. А потом нам предложили покупать. Чтобы все-таки лекарства не исчезли, «открыли шлюзы» - резко сократились требования к производству. Лекарства готовили чуть ли не в гаражах и на кухнях. Со  временем Украина становилась на ноги, и требования ужесточались. В прошлом году в Украине было 150 химико-фармацевтических производств, а сегодня их 111. Будет их еще меньше, потому что без развития технологий фармацевтические предприятия должны закрываться, считают ученые.
 

Фальсификат фальсификату рознь
Сегодня мы вышли на среднеевропейский уровень по фальсификату. В самые плохие годы или месяцы было 2, 5 - 3,5 %  фальсификата от общего количества лекарств. Среднемировые показатели: 0,5 - 0, 9 - 1, 0 %.
- Специалисты знают: фальсификат фальсификату рознь, - резюмирует В. Мамчур. -  Есть такое понятие в профессиональной среде, как «белый» фальсификат, «черный» фальсификат. Это как черная, белая, серая сборка машины, которые мы видим на авторынке. Так и лекарственные препараты. «Черный» фальсификат - это такой фальсификат, в котором присутствуют некачественные ингредиенты.  То есть, присутствует меньше действующего вещества, чем положено по нормативной документации. В Украине -  0,7%  «черного» фальсификата. А в некоторых регионах, где достаточно хорошо работают государственные службы лекарственных средств по контролю - в том числе и в Днепропетровской области - достигает 0,3 - 0,4% фальсификата.
Что такое «белый фальсификат»?  Любая продукция, которая производится, должна облагаться налогом. Но производитель продукта, в том числе и лекарственных препаратов определенной серии, вместо 10 тысяч упаковок выпускает 11 тысяч. 10 тысяч  проходят налоговую процедуру, с них налог взимается, а с одной тысячи - нет.  Эта тысяча идет в продажу. И только соответствующий орган ловит известным способом фальсификат. Это тот же продукт, такой же хороший лекарственный препарат, но он не прошел процедуру налогообложения. И потому считается фальсифицированным.
Как фальсификат расценивается лекарственный препарат, когда нарушена упаковка. Или, допустим, какие-то буквы в инструкции затерты, или имеются грамматические ошибки. Фальсификатом  считается препарат, если даже он сопровождается пожелтевшей  инструкцией к применению. Все это фальсификат.

Зачем нам фармаконадзор
Немало «подводных камней» подстерегает человека, которому показано лечение. Чтобы не напороться на рифы пациенту, существуют группы контроля и экспертизы.  Одну из групп представляют врачи. Они владеют информацией о нежелательных эффектах лечения пациента лекарственным препаратом. Такая информация поступает в департамент здравоохранения области и города.  А также  в Днепропетровскую медицинскую академию, на кафедру фармакологии, где работает профессор Валентина Опрышко. Валентина Ивановна возглавляет группу фармаконадзора, которая является подразделением Минздрава Украины по Днепропетровской области.
Стекается информация и к Ивану Кондратенко, члену региональной группы государственно- экспертного фармакологического центра Минздрава Украины в Днепропетровской области.  Данные систематизируются и отсылаются в Государственный  экспертный центр Министерства здравоохранения Украины, где информация снова систематизируется и отправляется в УПСОЛ - Международную организацию по мониторингу нежелательных эффектов лекарственных препаратов.
Отвечая на вопрос корреспондента «ДВ» о необходимости фармаконадзора,  Валентина ОПРЫШКО, доктор медицинских наук, профессор кафедры фармакологии ДМА, руководитель службы фармаконадзра Государственного фармакологического центра Минздрава Украины в Днепропетровской области, сказала:
- Безопасность лекарственных препаратов стоит на главном месте после их эффективности. Сегодня  мы должны говорить о том, в безопасности ли пациент, который принимает лекарства. А не только о «безопасности лекарств». Потому что любое лекарство может быть ядом для организма.  По международным  критериям, осложнения  после принятых лекарственных препаратов наблюдаются в  23% случаев в детской практике, в 14% - в геронтологии. Самое страшное, что лекарственный препарат может вызвать летальный исход.  И таких случаев в мировой практике множество. Мы знаем и о применении обычного противопростудного препарата, который привел к гибели детей в Бангладеш, Аргентине, Нигерии.
Смерть после приема лекарственных препаратов стоит на пятом месте в мире  после онкопатологии, сердечнососудистой патологии, заболеваний легких, травм. Это серьезная цифра. Только США говорят о том, что у них погибает от приема от приема широкоизвестных  широкоприменяемых препаратов группы гастропрепаратов 16 900 пациентов в год. В нашей стране мы приобретаем опыт борьбы с побочными действиями лекарственных препаратов, начиная с 1963 года. При  ВОЗе  была создана система фармаконадзора - мониторинга и  контроля  за побочными действиями лекарственных препаратов.
Толчком послужила «толитонидовая трагедия», которая грянула в 1962 году. Толитонид рекомендовался пациентам как обычный снотворный препарат, совершенно безопасный. А привел к трагедии, когда  стали  применять беременные. Родилось 10 000 детей с ластоподобными конечностями. 5000 таких детей погибли. Поэтому нужно было создавать государственную систему контроля за побочными действиями лекарственных препаратов. Такая система фармаконадзора работает сегодня.
Это - государственная система сбора, научной оценки и контроля информации о побочных действиях лекарственных препаратов, которые принимаются в обычных условиях. Это касается таких препаратов, которые зарегистрированы на территории страны. Такие препараты  имеют право продаваться в аптеках.

Лариса СТОЛЯРОВА

Метки: лекарство, фальсификат
Loading...
Loading...