Жуть в горах

Пожалуй, альпинизм - наиболее мистический из всех экстремальных видов спорта. Поэтому и легенд там бытует больше всего. К примеру, о Черном альпинисте, Папайском мальчике, призрачном Снежном барсе... Но мистики хватает и помимо легенд.

Смерть в расщелине

Помнится, во время двухдневного тренировочного похода на седловину перевала, перед восхождением на пик Кап 2-Б категории трудности, мы с подругой, с которой находились в связке, слегка поотстали от группы и, преодолев "лесенкой", чтобы не подрезать, крутой снежный склон, решили передохнуть. Погода была солнечной, видимость вокруг - прозрачной. Опираясь на ледорубы, мы с восхищением окидывали взором расстилавшиеся внизу ландшафты, пока не увидели, как по расстилавшейся далеко внизу долине двигалось гигантское черное существо, похожее очертаниями на человека, но явно не человек. Тень от него падала аж до противоположного склона. Причем, что ужасало, передвигалось оно с колоссальной скоростью, неестественными прыжками. Конечно, возразят мне, это могло быть отражением туч, принявшим человеческий облик, или просто блики света и тени, случайным образом сложившуюся в фигуру. Но ведь могло быть и нечто иное. По крайней мере, мы постарались как можно быстрее одолеть крутую марену и скрыться из поля видимости гигантского существа, не привлекая его внимания. До сих пор не знаю, что это было.

алибек

Во время перехода в альплагере Алибек (я справа) мы с подругой видели в долине гигантское существо

Однако мистика может быть не только видимой (явной). Как объяснял нам инструктор, в горах человек трансформируется: из него словно выдавливается все зло либо, напротив, добро, и он становится ментально полностью обнажен. Потому злые люди в альпинизме не удерживаются. В нашей смене в альплагере "Алибек" поначалу особым успехом пользовался черноглазый парень из Ленинграда - эдакий мачо южного разлива. Он был обаятелен, тренирован, начитан, поэтому пользовался успехом, особенно у женской половины лагеря. За честь привлечь его внимание сражалось не одно юное сердце. Но после первого же перехода он вдруг как-то сдулся, сник, несмотря на свою накачанность, а до восхождения так и не дотянул. Его списали с характеристикой: для занятий альпинизмом непригоден. Причина же крылась в том, что, как выяснилось, он был альфонсом - как по отношению к женскому полу, так и своим приятелям. А еще подкрадывал продукты. Поэтому горы и не приняли его.
Еще один аспект горной мистики - в тесных связях с потусторонним миром. Не всех погибших удается найти, а найденных - спустить вниз. Нам рассказывали историю о нашей землячке, родом из Днепродзержинска, которая по время восхождения на Ушбу провалилась в прикрытую тонким слоем снега расщелину. Она, то бишь расщелина, была столь узкой, что девушка не просто застряла в ней, а вмерзла. И когда ее нашли (что само по себе бывает редко), то никак не могли извлечь, несмотря на то, что сидела она не столь глубоко от поверхности. Прибывшие спасатели трудились без перерыва двое суток и конце концов попытались вытащить ее за поднятую руку (по ней, кстати, девушку и обнаружили). Они прикрепили ее к тросу и стали тащить с помощью лебедки. Тащили до тех пор, пока… не оторвалась рука, а тело так и не сдвинулось с места. Из расщелины скалолазку не удалось извлечь даже после ее смерти.
Поэтому часто мертвецы так и остаются наверху, среди льдов, в узких расщелинах, на подступах к вершинам, как зловещие метки и предостережение поднимающимся.

"Не надо геликоптера"

Особенно много их собрал Эверест - около трехсот, так что даже расписанные до мелочей маршруты восхождений для лучшей рекогносцировки включают в себя эти "падшие" ориентиры: подъем до ноги с зеленым ботинком, траверс до красной куртки и т.д.
- Эверест, конечно, сложная вершина, и спасработы там чрезвычайно опасны и зачастую невозможны, но дело не только в этом, - объясняет столь высокое скопление мертвецов на самой высокой вершине мира дважды кандидат в мастера спорта по альпинизму Юрий Артемьевич Ершов - личность в Днепре весьма легендарная. - Дело в том, что в западных группах не принята взаимопомощи, там каждый отвечает сам за себя. Не смог выдержать испытания, плохо подстраховался, упал - твои проблемы. Группа идет дальше. Бывает, альпинист умирает несколько дней, и никто из проходящих мимо не окажет ему помощь. Для нас это, конечно, дико. Кстати, этим летом все трупы на Эвересте, наконец, собираются капсулировать - то есть покрыть специальной "вечной" тканью, выдерживающей любые перепады температур и нагрузки. Спускать тела уже нет смысла - пусть покоятся в горах, где нашли свою смерть, но вот прикрыть их не мешало бы.

В 1988 году на Памире Юрий Артемьевич с днепропетровской командой спас американского альпиниста, брошенного своими

В 1988 году на Памире Юрий Артемьевич с днепропетровской командой спас американского альпиниста, брошенного своими

В связи с этим Юрий Артемьевич рассказал одну историю, которая произошла летом 1988 года во время восхождения днепропетровской группы на пик Коммунизма на Памире.
- Нас всегда в те годы учили: как бы важен ни был маршрут и подготовка к нему, но если во время восхождения какому-то участнику становится плохо, то о дальнейшем подъеме следует немедленно забыть и заняться срочным спуском заболевшего. То есть, человеческая жизнь ставилась выше всяких горных достижений и результатов. Это были альфа и омега нашего родного альпинизма, в отличие от западного.
Неискушенному читателю поясню, что на высоте все болезни развиваются с поразительной быстротой, поэтому самым действенным средством при любой травме или инфекции является спуск. Нас этому тоже учили.
- На Памире работала международная альпинистская база, - продолжает Юрий Ершов. - До базового лагеря на высоте четырех тысяч метров вел ледник, затем был скальный подъем до шести тысяч, который выводил на огромное поле (плато). Затем путь шел на снежно-ледовый гребень на высоте семи тысяч метров. На этом пути были вбиты крючья и натянуты веревки. И вот мы поднимаемся к плато, я иду в одной связке со снежным барсом Александром Зайдлером (он руководил нашей программой, а старшим тренером был Сергей Мороз), и там встречаем группу американцев. По законам гостеприимства пропускаем их вперед. Они один за другим пристегиваются к вбитым в лед карабинам и движутся вверх. Но один из них, с большим рюкзаком за плечами, почему-то, то ли забыв, то ли, будучи чересчур самонадеянным, посчитал эту предосторожность излишней и не пристегнулся. И случилось непоправимое: на середине подъема он потерял равновесие и, нелепо размахивая руками, сорвался, с громкими криками пролетел мимо нас, кувыркаясь на ходу, а затем вниз по склону. Его товарищи на мгновение приостановили подъем, оглянулись, после чего как ни в чем не бывало продолжили восхождение. Мы в шоке. Памятуя основное правило альпинизма, вдолбленное в наши головы на многочисленных занятиях, прекращаем подъем, спускаемся с плато и подбираемся к упавшему на скальном участке американцу. Он лежал на камнях, но, к нашему удивлению, был жив, хотя двигаться совершенно не мог. Наш врач Сергей Дидора, тоже из Днепропетровска, оказал ему первую помощь, после чего мы вызвали спасателей. Через полчаса над нами уже крутились лопасти вертолета. Едва увидев его, пострадавший, превозмогая боль в суставах и чудом не теряя сознание, вдруг закричал: "No, no. Do not need a helicopter!". То есть, "не надо мне никакого вертолета". А когда мы принялись уверять его, что спасработы, и вертолет в том числе, не выставят ему в счет, долго не мог в такое поверить, твердя "It can not be" ("не может быть"). Мы загрузили его в вертолет, который доставил его в больницу. А после оказания экстренной помощи его переправили в Америку. Таким образом, наша группа, выходит, спасла ему жизнь. Удивительно, но бросивших его умирать мучительной смертью соотечественников он не упрекнул ни словом - такая практика у них является обычной.

К СЛОВУ

Легенда о Черном альпинисте

Согласно одной из версий легенды, однажды два альпиниста, влюбленные в одну и ту же девушку, отправились на парное восхождение. При подъеме по леднику один из них сорвался, а другой, то ли опасаясь за свою жизнь, то ли вспомнив о любовном соперничестве, вместо того чтобы вытащить его, перерезал верёвку. Тело погибшего так и не было найдено. Он и стал тем самым чёрным альпинистом. На нем черная одежда, на лице - черная маска, а в руках - черный ледоруб. С тех пор он и бродит по горам, пытаясь отыскать того, по чьей вине погиб. Ночью заглядывает в палатки к спящим альпинистам, всматриваясь в их лица, и уходит. Если же вместо лица увидит ноги, то может вытащить спящего из палатки, чтобы рассмотреть его лицо. В этом варианте легенды встреча с чёрным альпинистом является предвестником несчастья или неудачи.
Есть и другой вариант. Однажды группа альпинистов, в которой царили раздоры, заблудилась в горах, и люди стали гибнуть один за другим. Лишь один человек сохранял присутствие духа, пытаясь спасти оставшихся. В конце концов погиб и он, но после смерти остался в горах, чтобы помогать попавшим в передрягу альпинистам и предупреждать об опасности.
Любопытно, что легенду о Чёрном альпинисте порой связывают с наблюдениями реликтовых гоминидов (йети). Либо галлюцинациями, вызываемыми длительным кислородным голоданием в условиях высокогорья. Так или иначе, но силуэт его видят время от времени вполне реально.

Любовь РОМАНЧУК

Loading...
Loading...