Как украинцы покоряли Памир

Днепропетровский спортсмен-экстремал Юрий Ершов поделился воспоминаниями, как летом 1975 года в составе группы альпинистов совершил восхождение на хребет Академии наук, который находится в Центральном Памире (Ванчский район).

Untitled-1

Этот могучий горный кряж до той поры был неприступной стеной на пятикилометровой высоте между ледником Географического общества и ледником Федченко. И привлекал к себе наших альпинистов тем, что его еще никто не покорил.

Юрий Ершов напомнил слова известной песни Владимира Высоцкого: «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал». А в этом районе таких гор было много.

Составили группу альпинистов Днепропетровщины. Кроме Юрия Ершова в нее вошли: Александр Зайдлер - главный инженер проекта института «Электротяжхимпроект», Эдуард Аксельрод - инженер «Укргипромеза», Николай Мисюра - мастер Днепродзержинского металлургического завода и другие.
Основная цель была определена сразу. Это - три безымянные вершины хребта Академии наук, недалеко от знаменитого пика Коммунистической академии.

Прибыв на место, альпинисты снизу долго изучали и запомнили каждую ложбинку, каждую зазубрину на пути, по которому предстояло пройти.

- Когда идёшь на много раз пройденную классифицированную вершину, всё известно заранее, - поясняет Юрий Ершов. - В подробном описании, составленном предшественниками, детально описаны трудные участки маршрута с раскладкой по времени, рекомендуемое снаряжение, возможные места ночёвок и т.д. А мы пришли сюда первыми. Единственный наш помощник - многолетний опыт. Только он, подкреплённый тщательной предварительной подготовкой и разведкой маршрута, мог дать нам ответы на все вопросы. А вопросов на маршруте возникало более чем достаточно.

И почти на каждом участке возникали десятки вариантов. Например, на очередной взлёт гребня можно было подняться напрямую по скальному ребру, где очень легко ухватиться за «плохой» камень со всеми вытекающими из этого последствиями.

Можно уйти вправо и пробить цепочку ступеней по солнечному снежному склону. Тепло и удобно! Однако небольшая толщина и рыхлость снежного покрова не позволила бы обеспечить надёжную страховку. А слева - на северной стороне - тот же снег, к тому же схваченный ночным морозом, и по нему можно достаточно быстро подняться на кошках. Правда, сначала их нужно надеть, а после выхода на скальный гребень - снять. Все это лишние затраты времени! Может быть, лучше прорубить ступени и пройти в ботинках без кошек? Но получится ли это быстрее, легче и надёжнее? Вопросы, вопросы...

- Кроме того, ежедневно вставала задача, где остановиться на очередной ночлег, - вспоминает Юрий Ершов. – А восхождение длилось неделю. Например, рядом был защищённый от пронизывающего ветра стеной гребня небольшой горизонтальный уступ на скале. Но его ширина не позволяет поставить палатку, а перспектива сидячей ночёвки нас мало устраивала. Можно было остановиться и на гребне, выложив площадки из скальных плиток. Но здесь уже второй день буйствовали памирские вихри со снежными зарядами, которые наверняка не предоставят редкую возможность вытянуться во весь рост на ночёвке. Впереди за скальным «жандармом» вроде бы просматривается отличная мульда на снежной перемычке. Но до неё ещё больше часа тяжелой работы. А силы уже на исходе, и неизвестно, успеем ли туда добраться засветло.

И множество других вопросов, когда идёшь по нехоженому маршруту, приходится решать ежедневно, ежечасно, а иногда и ежеминутно. Но, очевидно, именно в этом и заключается привлекательность покорения вершин первыми.

И вот наступил самый интересный, но и самый ответственный этап - долгожданное свидание с тремя незнакомками, которые все время снисходительно поглядывали через разрывы облаков с пятикилометровой высоты на карабкавшихся к ним «букашек».

Подъём на первую вершину от базового лагеря занял три дня с преодолением полного ассортимента горных препятствий. Даже пришлось прорезать снизу нависающий снежный карниз. И вот первая красавица покорена. Первопроходцы задумались, как ее назвать. Изначально нашими альпинистами было запланировано подать это восхождение в зачет Чемпионата Украины. Поэтому альпинисты решили присвоить вершинам украинские имена. Первую - «пик Ивана Франко», покоренную следом вторую - «пик Леси Украинки». А решение о названии третьей было абсолютно логичным. Ведь основная часть группы альпинистов была связана с чёрной металлургией. Вершину высотой 5320 м назвали «пик Академика Чекмарёва», Героя Социалистического Труда, лауреата Государственных премий СССР и УССР, заслуженного деятеля науки и техники УССР, талантливого учёного- металлурга.

- В традиционном туре из камней, сложенных на вершине, мы оставили записку, на которой написали: «Пик Академика Чекмарёва», 27 июля 1975 г. Команда альпинистов Днепропетровской области». Таким образом, на далёком Памире были увековечены имена знаменитых украинцев.

Но горы не отпускают просто так, и могут отомстить своим покорителям. Опасность подстерегла на спуске.

- Опять возникли вопросы, - рассказывает Юрий Ершов. - Конечно, самый короткий и логичный путь вниз - по скальному гребню траверсом, т.е. не назад, а через вершину, чтобы спуститься по другой стороне. Но при спуске по скалам группы из восьми человек возникает серьёзная опасность попасть под камнепад, вызванный движением своих же товарищей. После недолгих размышлений принимаем решение разделиться. Одну связку составили руководитель траверса и опытнейший скалолаз Анатолий Брынза и Юрий Ершов. Остальная группа спускалась по леднику, где, как тогда казалось, более безопасный путь.
Движение «двойки» на скалах наиболее удобно, и она уже через несколько часов энергичной работы была почти на дне ущелья под склонами вершин. Можно было присесть отдохнуть на тёплых камнях и любоваться окружающей панорамой в лучах вечернего солнца. Отсюда хорошо было видно и передвижение основной группы. Сначала темп движения группы был достаточно высоким и позволял надеяться, что до наступления темноты она успеет спуститься. Однако вскоре чёрные точки на белом снежном склоне собрались вместе, а затем начали перемещаться вправо и влево.

- Портативных радиостанций (а тем более мобилок) тогда ещё не было, - поясняет Юрий Ершов, - но и без рации было ясно, что путь группе преградила поперечная трещина ледника, и альпинисты ищут удобное место для её преодоления. Особых трудностей там быть не должно, так как прыгать надо сверху вниз. Гораздо хуже, когда такая трещина встречается на подъёме - вверх в горах не прыгнешь!

Через какое-то время снизу увидели, как одна из точек быстро перемещается вниз. Значит, удобное место было найдено, и первый перепрыгнул через трещину. Вот уже и следующая точка переместилась к первой, но... почему-то не остановилась около неё, а вместе с ней продолжала лететь вниз по леднику. «Да это же срыв связки!» - поняли, находящиеся внизу. Пролетев практически всю крутую часть ледника, обе точки исчезли за склоном.

Больше всего пугала неизвестность. Кто сорвался? Почему? Что с ними? Мгновенно собравшись, Юрий Ершов с напарником бросились подниматься по скалам, надеясь до темноты выйти к перегибу, задержавшему падающих. Скорее! Скорее! Выбор пути и взаимная страховка выполнялись автоматически. Все мысли там - наверху!

- Я вспомнил 1963 год, когда на Кавказе из-за срыва одного участника на аналогичном снежно-ледовом склоне летели по леднику полкилометра сразу 8 человек, из которых трое погибли,- продолжает Юрий Ершов. - Я был в той группе, и от полученных травм находился без сознания трое суток. А эти летели целый километр! К сожалению, гонку с Солнцем мы проиграли. В горах темнеет очень быстро. И Луны нет. Хотя перейти со скал на лёд нам удалось, но пересекать изрезанный трещинами ледник в полной темноте мы не решились - слишком опасно. Пришлось ждать рассвета. Всё, что у нас было - мокрая верёвка. Садимся на неё спинами друг к другу, обмениваясь теплом. Тогда я принял решение: если погиб Александр Зайдлер – завязываю с альпинизмом навсегда. Ведь практически все свои лучшие восхождения я сделал в составе альпиниад или экспедиций, которые организовывал и проводил именно он. А нередко даже ходил с ним в связке. Лучшего напарника у меня не было.

Как только начало светать, Юрий Ершов с товаришем двинулся через ледник к левому его краю, куда катилась сорвавшаяся связка. Ночной морозец прихватил снег, идти стало легче и безопасней. После мрачных ночных мыслей даже не догадались просто покричать. Искали на снегу хоть какие-нибудь следы.
- Каково же было наше изумление, когда за очередной снежной грядой мы увидели палатку, в которой гудел примус и сидели живые Саша Зайдлер и Женя Щербак!!! - весело рассказывает далее Юрий Ершов. - Сколько было радости, объятий и даже слёз.

Оказалось, что подтаявший «вечерний» снег, из-за которого и произошел срыв первой связки, в какой-то степени и помог - не давал падающим слишком сильно разогнаться, смягчал удары. Но покувыркаться на этой километровой трассе падающим пришлось порядочно. Однако Женя вообще отделался только синяками, а Зайдлер лишь повредил ноги, но идти мог. Фантастически счастливый итог.

А оставшаяся четвёрка альпинистов хорошо видела и стремительный «спуск» первой связки, и благополучный их финиш. Зная, что у них есть палатка и примус, четвёрка благоразумно решила не повторять этот опасный спуск, а утром спокойно сошла по замёрзшему снегу.

Остается лишь добавить, что при подведении итогов сезона группа альпинистов Днепропетровщины за это восхождение была награждена золотыми медалями чемпионата Украины.

Валерий ТкаЧенко

Метки: альпинизм, горы, Памир
Loading...
Loading...