Звездное подданство

Эта фотосессия Сергея Протальника, уже известного читателям путешественника и фотографа, – звездная. Как писал грузинский поэт Николоз Бараташвили в знаменитом стихотворении «Мерани»: «Ночная даль моим ночлегом станет. Я к звездам неба в подданство впишусь» (перевод Бориса Пастернака). Ну а с тем, что звезды полны тайн, согласятся все, даже самые прагматично настроенные ученые. Как и с тем, что они каким-то непостижимым образом влияют на нашу жизнь и судьбу.

Что позволено Юпитеру?

1

Ночь сама по себе - призрачное мистическое время, обнажающее мировые бездны и скрывающее недоступные пониманию тайны. Особенно когда землю освещает луна, спутница и покровительница влюбленных. Луна связывалась еще с плодородием, со смертью, ночью, тьмой, страхом. Но не в представлении фотографа, для которого и тьма оказалась пронизанной особой нездешней красотой. На снимке – небо над побережьем Днепра.
«Накануне было полнолуние, а к вечеру ветер затянул небо мраком туч, - передает он свои ощущения. - Тьма опрокинулась на землю и, казалось, стиснула собой весь мир. Даже фонари, светившие на улицах, не давали ощущения надежности и покоя. И вдруг всё изменилось. Порыв ветра, слабое зарево в тучах и… масса света от ночного светила хлынула в разметаемый воздушной стихией небесный проем.
Стою, обдуваемый ветром, приобщаюсь к ночной красоте мироздания. И кажется, что уличные фонари горят ярче, а всё вокруг заходится радостным праздничным светом. Немногочисленные прохожие, подняв воротники, спешат рассыпаться по своим домашним ячейкам. Редко кто остановится, завороженный ночным зрелищем, и глянет на небо взглядом Юпитера, обозревающего свои владения. Неужели только ему это позволено?»

Мимолетность тайны

2

Старый двухэтажный дом, запечатленный в вечернее время, Сергею Протальнику открылся как сколок вышних форм, отражение в микрокосме звездного неба.
«Прошелестел ночной ветер, и одна из еще не сошедших с уст жизненных тайн приняла в лунном свете облик старинного дома на незнакомой улице, с горящими в ночи звездной потаенностью окнами. В их мерцающем сиянии, сводящим воедино всё жизненное разнообразие, каждому видится свое: прожитое или несбывшееся. Но есть что-то высокое, пришедшее со звезд, носимое в душе безмолвной, зовущей к себе тайной. И, наверное, поэтому каждый раз для меня на этом месте, минуя бытовые негоразды, нежно, трепетно поет о сокровенном виолончель, унося на крыльях музыки в мечтательную безбрежность времени, о котором знают лишь я да пролетевший ночной ветер».

Порталы

3

Оконный проём еще наши предки считали воротами в мир иной (и фантасты охотно подхватили это представление, превратив его в портал параллельного мира). Поэтому с наступлением сумерек его зааминивали и обвешивали амулетами, чтобы преградить вторжение в дом нечистой силы. Специально подобранные цветы на подоконнике выполняли ту же роль (этот обычай, но без подзабытой уже подоплеки, дошел до наших дней). Именно такими воротами в неизведанное выглядят окна дома напротив танка генерала Пушкина, и Сергей тонко подметил их сокровенную суть:
«Порой не замечаемым салютом человеческому общежитию загорятся вечером обычные домашние окна, превращая будничный день в зовущую к себе праздничную иллюминацию». Или, скорее, в манящие недоступностью чужие миры.

Ладья Харона

4

Средством общения между мирами может выступать самая обыкновенная лодка, подобная той, в какой перевозчик Харон переплавлял души на берег загробного царства. Даже если просто плыть по живописной Самаре, могут открыться неведомые просторы. По ощущениям Сергея Протальника:
«Вечерней порой, по вспыхнувшим на воде отраженным звездам небосвода можно на обычной лодке доплыть до дальней звезды и пределов воображения, измеряя своей пытливостью глубину колодца мироздания, опрокинутого в зеркало залива».

Ночная дорога

5

Если верить преданиям и многочисленным фильмам, то по дороге, если она выбрана неправильно, можно угодить в проклятое место, инородный мир. В «Вие» дорога началась с “весёлого места” (семинарии) и в “весёлое время” (каникулы), а закончилась на отшибе: в демоническом селении и проклятой церкви. Это, по сути, дорога в никуда, ибо в мир грёз не может быть путей. На снимке Сергея Протальника дорога (от монумента Славы к Днепру) и таинственна, и по-своему романтична, даже в сугубо прозаических дорожных знаках. И куда ведет, тоже неведомо.
«В летящую мысль, без преград и расстояний, обращают узоры многослойного дорожного покрытия для покоряющего пространство земных просторов, - поясняет он. - Взламывая окружающее пространство, они становятся вехами, отмеряющими бесконечность».

Притяжение

6

Площадь перед театром имени Т.Шевченко хорошо узнаваема в любое время суток. А сам театр связан со звездами напрямую (и сам же их плодит). Свой снимок фотограф комментирует так:
«В это трудно поверить, но этим вечером центр мироздания для этих людей временно переместился из далекого космоса на эту городскую площадь, лишний раз подтверждая закон всемирного тяготения. Иначе как они все могли собраться в одном месте, заново открывая для себя закон человеческого притяжения, отчего от общения друг с другом у них загораются сердца».

Инфузорная галактика

7

А вот это пятно то ли воды, то ли бензина на Набережной Победы, напротив института физической культуры, в воображении фотографа ассоциируется с таинственной инфузорной галактикой – и своей разлапистой формой, и мрачным всепоглощающим цветом (черное ничто), и окаймляющей контуры полоской отраженного света, словно кто-то свыше обвел ее, остановив тем самым безудержное разрастание «черной дыры». Почему же инфузорная? Да потому что грязная.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...