Злой рок старой усадьбы

усадьба

В Магдалиновском районе нашей области есть село Котовка, которое до революции относилось к Новомосковскому уезду Екатеринославской губернии. По преданию, оно было основано запорожцем Степаном Котом, выходцем из Полтавской губернии.
В этом селе до революции стояла усадьба Алексеевых, которая прославилась гигантским количеством книг и шикарной коллекцией предметов старины.
Выстроил ее секунд-майор Илларион Спиридонович Алексеев, участник Семилетней войны против Пруссии, позже ставший губернатором в Пскове до самой своей смерти в 1798 году, который в 1758 году по купчей крепости (документ, скрепленный печатью) выкупил Котовку у запорожца Кота.
Усадьба располагалась на берегу озера. Это был одноэтажный кирпичный дом шириной в 25 и длиной в сорок метров, с шестью колоннами и двумя входами. Внутри - блестящий деревянный паркет, висячие канделябры, художественная лепка, мраморные колонны темно-вишневого цвета, печи из облицовочной плитки. Рядом с центральным корпусом находился еще один поменьше - по одним версиям дом для прислуги, а по другим библиотека, в которой, по слухам, хранилось около 30 тысяч книг. Окружал имение парк, разбитый специалистами из Франции. Вблизи располагалось небольшое искусственное озеро Кругленькое с цементированным дном, берег которого украшали белые статуи.
Правнук Иллариона, Георгий Петрович, прославился тем, что был предводителем екатеринославского дворянства, а также известным коллекционером, собирателем местной старины. Вместе со своим другом Яворницким он искал по области раритеты казацких и более ранних времен, часть которых хранил у себя. Женой его стала француженка Анжель де ля Геронньер (в православии Елизавета Ангелина Петровна Алексеева). А их дочь вышла замуж за князя Николая Петровича Урусова, гродненского и полтавского губернатора. Обвенчались супруги в Котовской церкви в 1894 году.
Стоя под венцом, зять Георгия Алексеева еще не знал, что станет последним владельцем Котовки.
Впрочем, вначале все шло хорошо. В феврале 1908 года Урусова, как и его тестя, тоже избрали екатеринославским губернским предводителем дворянства, затем почетным мировым судьей Новомосковского уезда. Не раз получал он благодарности от самого царя, стал членом Государственного совета. Одним словом, карьера росла как на дрожжах. Обосновался князь в фамильном владении, с которым оказалась связана любопытная легенда.
Невдалеке от усадьбы высилась гора Майдан высотой около десяти метров, к которому вела мощеная дорога. Там рос господский сад, тянувшийся вплоть до озера Лебединка. Холм представлял собой бывшую могилу скифского воина, а Майданом ее назвали запорожцы.
Вот эту гору Урусов затеял сровнять с землей для удобства продвижения и ухаживания за садом. Его пытались отговорить, мотивируя тем, что раскоп кургана всегда влечет за собой выброс потусторонней энергии, что имеет негативные последствия для копателя. Но князь, не страдавший суеверием, только усмехнулся в ответ.
Как передает легенда, едва начались работы, как в озере Лебединка утонула его малолетняя дочь. Девочка, как обычно, до обеда гуляла по берегу вместе с няней, рассматривая белоснежные статуи, как вдруг с последней ни с того ни с сего случился обморок. Оставшаяся без надзора малышка побежала было за помощью, но оступилась и упала в воду, не успев даже вскрикнуть. Мгновение - и она захлебнулась в лебединских водах. Гувернантка уверяла, что ее якобы напугала примерещившаяся ей статуя мертвого хозяина, а князь в память о своей дочери построил в селе каменную церковь.
Тем не менее, работы на Майдане продолжались. Вскоре грянула война (Урусов был назначен главноуполномоченным Российского Общества Красного Креста при Черноморском флоте и покинул имение), а вслед за ней - революция.
В огне гражданской резни сгорел дворец в Котовке, экономия, библиотека, уникальная коллекция казацких вещей. Крестьяне растащили господское имущество. Предание говорит, что супруга князя и домочадцы пытались найти спасение в саду на горе, но их выдал камнепад. С вершины горы вдруг стали с грохотом скатываться булыжники, на эти звуки и двинулись вооруженные вилами и топорами крестьяне. Что именно они сделали с беглецами, осталось тайной. Но никто не уцелел. Не избежал этой участи и князь. Его чекисты расстреляли в октябре 1918 года в Ессентуках, откуда он пытался бежать за границу.
Ныне и следа не осталось от парка, сада, семейного склепа, беседок и статуй, украшавших усадьбу. И лишь подвал, фундамент и фотографии напоминают о ней. А двадцать лет назад, когда строили новую школу, наконец сровняли с землей и гору Майдан. Но к тому времени она уже была пустой.

Любовь РОМАНЧУК, кандидат филологических наук

Метки: городские байки
Loading...