Злой дух

Одни верят в существование неких темных сил (демонов, бесов, дэвов и прочих сущностей), которые время от времени вмешиваются в жизнь людей, побуждая их совершать неблагонравные поступки. Другие ответственным за все зло на Земле считают единственно самого человека.
Как доказать, так и опровергнуть ни первое, ни второе невозможно. Можно лишь верить или же нет Христу, говорящему о своём противнике (или Яхве, отдающему Сатане поручения). Весь Новый завет, по сути, есть рассказ о борьбе Христа с дьяволом и о спасении.
Любопытную историю на этот счет этим летом рассказала мне 55-летняя жительница Новомосковска Евгения Миронова, дизайнер по профессии. А концовку ее сообщила недавно уже по телефону. Верить ей или нет – воля каждого.

Евгения Михайловна и представить не могла, с чем или кем столкнет ее жизнь

Евгения Михайловна и представить не могла, с чем или кем столкнет ее жизнь

Дым от костра
- Дело было так, - после долгих уговоров решилась она поведать семейную драму. – Десять лет назад в июле я с сыном, ему было тогда восемь лет, и он мой поздний ребенок, отправилась на дачу к Марине, сводной сестре по отцу. Разница в возрасте между нами составляла 15 лет, тем не менее, мы плотно общались. Дача досталась ей от матери, которая незадолго до того умерла. И она решила навести порядок в доме, ну а я вызвалась помочь. Мы разгребали старые вещи (одежду, рваное постельное белье, деревянные поеденные древоточцем полочки, какие-то безделушки) и относили этот хлам к костру, а мой сын вдохновенно руководил их сжиганием. По сути, он не отходил от костра весь день и надышался так, что к вечеру у него поднялась температура до 39 градусов. Мы тогда подумали, что от перегрева – на дворе стояла жарища, а тут еще огонь добавил пыла. Три дня Макс провалялся в горячке, даже бредил. Это уже потом, спустя месяц я сообразила, что температуру могло вызвать отравление дымом и вредными парами: ведь в топку шли и вещи из синтетики, и побитые плесенью деревяшки, и гнилушки. Возможно, он сильно отравился, и дело могло окончиться куда хуже.

Это не Макс
- Но самое любопытное началось спустя месяц после той глобальной чистки, - продолжает Евгения Михайловна. - Сын уже оправился от перенесенного то ли перегрева, то ли отравления, пошел в школу, тут и обнаружились перемены. До этого он был отличником, ходил на танцы и айкидо, много читал, имел массу друзей. А в тот год впервые принес двойку в дневнике за… поведение. А когда я по вызову классного руководителя явилась в школу, мне рассказали о том, что Макса не узнать. Из воспитанного мальчика он за лето превратился в драчуна и забияку. Уроки не высиживал, препирался с учителями и, естественно, его успеваемость резко упала. Дома я серьезно поговорила с сыном, он вначале отшучивался, а когда я стала напирать, вдруг сдвинул брови и процедил: «Не мешай, а то хуже будет».
Я так и плюхнулась на диван. Он никогда в таком стиле не разговаривал со мной, а о том, чтобы еще и угрожать, и речи не шло. Пришла мысль, что, возможно, просто начался период полового созревания, а он всегда сложный, особенно для мальчиков. Поэтому вечером попросила поговорить с ним Олега, моего мужа, и лучше бы этого не делала. Я как думала? Он психолог по профессии (хотя в последнее время ради нашей мечты купить загородный дом перешел на работу дальнобойщиком), и ему всегда было легче найти подход к сыну. А мальчик отца просто обожал. О чем они проговорили полчаса в детской, я не знаю, так как Олег отказался передавать мне содержание разговора. Знаю только, что вышел он оттуда мрачнее тучи и обронил:
- Я его не узнаю. Это не Макс.

Авария
А через неделю Олега не стало. На дороге в Чернигов, куда он перегонял фуру со светильниками, случилась авария. Расследование показало, что, вероятней всего, водитель заснул, или у него случился временный сердечный приступ, фура потеряла управление, слетала с откоса и врезалась в столб. Погиб он мгновенно. Однако напарник, отделавшийся переломом руки, ушибами и сотрясением головного мозга, позже говорил другое. По его словам, Олег вдруг ни с того ни с сего запаниковал, стал выворачивать руль, словно пытаясь избежать столкновения с чем-то невидимым, затем заорал: «Да отвали ты!», и это были его последние слова.
Когда Женя хоронила мужа, то обратила внимание на то, что Макс, который всегда был более дружен и откровенен с Олегом, чем с ней, стоял и совершенно не плакал. Более того, показалось, что он даже не особо и расстроен. Впрочем, это могло быть наваждением.
На поминках она обняла его и сказала:
- Мы потеряли папу, сыночка.
А он вдруг что-то скороговоркой произнес, будто на неизвестном языке.
- Что ты сказал? – переспросила мать. – Я не поняла.
- Невелика потеря, - отмахнулся он, и было непонятно, относилась ли эта фраза к ее вопросу, или же к факту утраты отца.

Кошмары
Горе же Евгении было таким неописуемым, что спустя неделю после гибели Олега она попала в больницу с нервным расстройством. А когда вышла из нее, начались кошмары.
– Это были и жуткие сновидения, от которых я просыпалась с криком, и галлюцинации, - вспоминает Евгения. - То казалось, что в окне я вижу лицо Олега, залитое кровью, то слышала, как открывается дверь, и кто-то идет по коридору, то скрипела кровать, на которой я лежала, словно кто-то ложился на нее с другой стороны. А однажды явственно увидела, как через темную гостиную плывет фигура моего мужа. Я чувствовала, что схожу с ума. Возможно, и сошла бы, но однажды, прибирая в квартире, сдвинула ноутбук Макса, тот от толчка активизировался, и на экране я увидела ретрансляцию той самой фигуры. Как дизайнер я сама разрабатывала пространственные симуляции интерьеров, коттеджей и придомовых территорий, и сын довольно рано перенял мои умения. Вот только применил их против меня.
Но зачем? Чтобы выжить из квартиры? Свести в могилу? Запугать и затем подчинить себе? Зная о моих кошмарах и видениях, решил дополнить их реальным фантомом и окончательно поставить точку на моем рассудке? Я не знала, что и думать. И тогда мне действительно стало страшно.
Отныне я с ним и не общалась толком. Знала, что учился он теперь плохо, хулиганил и был на волосок от исключения из школы. Каким-то шестым чувством я понимала, что он причастен к смерти Олега. Возможно, тот в пути прокручивал в уме их последний, оставшийся тайным разговор, и так разволновался, что выпустил из рук руль. А возможно, это было что-то другое, повлиявшее на его рассудок.

Ведьма
Однажды Евгения решила открыть сестре свои проблемы с сыном. И, выслушав ее рассказ, Вера припомнила тот злополучный день, когда они жгли на даче старые вещи. С этого костра, по ее словам, всё и завертелось. И, помолчав, рассказала следующее.
Всё, по ее словам, началось, когда ее мама Лена вернулась из турпоездки в Тунис. До этого она была доброжелательной женщиной, даже более мягкой, чем требовала жизнь. Но во время поездки, видимо, что-то случилось. Что именно, она не говорила, только по возвращении стала не в меру раздражительной. Дело шло к полному разрыву отношений с отцом, который во время очередной ссоры прямо назвал ее ведьмой, и она переехала на дачу. Туда же перевезла и все свои вещи, приобретенные в поездке: статуэтки, отрезы материи, наряды. Она в тот период просто помешалась на них. И даже дочери отказывала в просьбе надеть что-либо из привезенного.
А потом… потом начала сильно болеть. Подозревали и некий завезенный из-за моря вирус, и онкологию, и нервный срыв. Но ничего явно не подтвердилось. Несмотря на плохое самочувствие, уезжать с дачи она наотрез отказывалась, мотивируя тем, что тут есть некие специально заговоренные вещи, которые ее если и не вылечат, то хотя бы поддержат ее существование. Что это были за вещи, кто их заговорил, с какой целью и когда, было неизвестно. По мнению Веры, у матери просто поехала крыша.
И вот наступил день, когда Елена уснула, а проснуться уже не смогла. Тело обнаружил отец спустя три дня, когда наведался на дачу, чтобы подвезти бывшей жене продукты.
- Мама была такая худая, что походила на мумию, - закончила Вера свое признание. – А тело то ли от болезни, то ли загара обрело коричневый цвет. Мы никому о том не рассказывали, но сейчас - особый случай.
Версия, которую она выдвинула вслед за своим рассказом, была фантастической и логической одновременно и сводилась к тому, что мать из поездки привезла заключенного в одной из статуэток или бутылочек с экзотическими снадобьями злого духа, который и влиял на нее, сделав раздражительной и грубой. Возможно, он требовал большего, но так как мать изолировала себя на даче (возможно, тем самым уводя из-под удара своих близких), весь негатив в итоге направил на нее, отчего та и умерла. А когда сестры сжигали на костре ее вещи, в том числе сувениры, этот дух (или сущность) вырвался на волю и вселился в стоявшего у костра мальчика. По крайней мере, по ее словам, это было единственным логическим объяснением происшедших с ним вскоре после этого перемен.

P.S.
Евгения Михайловна никому не рассказывает о догадках и версиях, к которым пришла с сестрой. И в беседе со мной попросила изменить ее фамилию. А напоследок добавила, что в последнее время тоже живет на даче, чтобы поменьше видеться с сыном. Особенно после того, как в их пятиэтажном доме произошло возгорание квартиры соседа, с которым особенно не ладил юноша. Случайность это была или же поджог, следствие так и не установило. Сосед умер, и Евгения до сих пор не уверена, что к этому не приложил руку ее сын, хотя на тот момент и находился далеко от дома. Ведь злому духу, как известно, никакие расстояния не помеха.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...
Loading...