Жена бакенщика

В районе Старого моста есть островок со стоящим почти на берегу домиком. Оказывается, с ним связан ряд суеверий, о которых мне поведал Николай Черепанов.
- Эту историю мне рассказал дед на базаре, - вспоминал пенсионер. – Звали его Виктор Холоходников. С его слов, на этом островке когда-то жил бакенщик с женой. Были ли у них дети, неизвестно. В его задачи входило зажигать на реке маяки. Ну и следить за мостом и его опорами. И вот однажды случилось так, что его жена скоропостижно умерла. От чего, никто не знал. То ли простыла, то ли инфекцию подхватила. Злые языки утверждали, будто на тот свет ей помог отправиться сам бакенщик.

20190318_120741

Николай Черепанов в детстве побывал в самых загадочных уголках нашей области

Как назло, лодка его в то время дала течь, и потому вывезти тело на материк, чтобы похоронить по всем правилам, он не мог. И постоянной связи с берегом у него не было. Ждал он помощь целый месяц. (Почему за этот срок он не умудрился починить свою лодку, непонятно. – Автор). В конце концов, о смерти его жены узнали, приехали на островок и забрали ее тело. После похорон бакенщик вернулся на остров и стал работать один. И тут к нему стала приходить его умершая жена. Что она от него хотела, почему мучила, чего добивалась? Это осталось тайной, поскольку бакенщик вскоре сошел с ума. Он перестал зажигать маяки, не откликался на рацию, а когда за ним приехали, чтобы выяснить, в чем дело, его было не узнать. Он весь поседел, сгорбился, состарился лет на десять и, не мигая, смотрел пустыми глазами в одну точку. Ничего не оставалось, как отвезти его в психбольницу на Игрени, откуда он уже не вышел.
«Косвенно это подтверждает версию о его вине по отношению к супруге», - подумалось между тем мне. «И месяц странного выжидания на острове, и ее потусторонние приходы. Возможно, его мучила совесть, вот и мерещилось».
Но вслух я ничего не сказала.
- Но и это еще не всё, - продолжает Николай Валерьевич. – Те, которые впоследствии заменяли бакенщика, не выдерживали на острове и одного дня. Говорили, там творилось что-то нехорошее, а что именно, не уточняли. Просто уезжали, отказываясь работать на той должности. Так этот домик и забросили. А те, кто проезжал по мосту (на трамвае, троллейбусе или машине) иногда видели там огонек, что давало почву для разных пересудов. Ведь знающим людям было известно, что там давно никто не обитал. Однако выходило, что в домике все же что-то существовало. Со временем даже возникло такое поверье: ни одно судно не выходило из речпорта, если в окне домика замечали огонек. Ибо замечено было, что в противном случае с судном всегда приключалось какое-либо несчастье: оно садилось на мель, или ломался мотор, или трос обрывался, или кто-то из команды умирал. И так продолжалось довольно длительное время, пока не настали иные времена.
Свой рассказ Николай Валерьевич заканчивает словами.
- Неведомое бродит рядом с нами, только мы в своей суете часто не замечаем его. Живем как на вокзале, теряя наблюдательность и веру в непостижимость нашего мира.

Аксолотль
Еще одна байка от Николая Черепанова тоже касается днепровского речного порта.
- Есть такое животное типа саламандры – аксолотль (в переводе с науатля «водяная собака», «водяное чудище»), – начинает он издалека. - Это земноводное весьма любопытно. Я видел его на Кубе в мае 1975 года. Там почти у каждого агронома в кабинете стоял аквариум с личинкой аксолотля. Она может долго не переходить во взрослую стадию, но как только идет засушливый сезон, она зарывается в ил, и начинается процесс взросления. По состоянию этой личинки люди и узнают, когда будет засуха, и готовятся к ней заранее. Обитает это земноводное в Северной и Центральной Америке. А заинтересовался я им на Кубе потому, что еще раньше, в детстве, видел ее в наших краях. Случилось это в 1962 году. Мы только переехали в Днепропетровск из Красноярска. И, естественно, вовсю исследовали окрестности. Старшему брату Лере было девять лет, мне – шесть, и он, естественно, верховодил, а я шел в его кильватере, будучи очень любознательным и безбашенным. Однажды мы пошли к Старому мосту купаться. На Зеленый остров ходил катерок, а вместо песка там были плавни, и в них водилось много интересной живности. Мы перешли мостик через ручей, и там вдруг увидели невиданную рогатую личинку. Тогда мы не знали, что это, и очень испугались.

Аксолотль

Со странным земноводным с Кубы Николай Валерьевич в 1962 году столкнулся на Зеленом острове. По его мнению, его завезли в Днепропетровск баржи, груженные тростниковым сахаром

Объяснение же, по словам рассказчика, может крыться в том, что тогда в речпорт стали приходить баржи, или суда, груженные тростниковым сахаром с Кубы. И, вполне возможно, эта дрянь попала к нам с этими пароходами. Что потом стало с обнаруженной братьями на острове жирной личинкой, неведомо.
Любовь РОМАНЧУК, кандидат филологических наук

Метки: городские байки