Жена атамана

В 15 километрах от Новомосковска, на правом берегу Самары раскинулось село Вольное. Его название уводит в казацкие времена. Именно в этих краях скрывались сбежавшие от преследовании со стороны Коша и государственных властей уголовные преступники. Тут им было вольготно и безопасно: большие поселения и всякие «битые шляхи» далеко, со всех сторон дремучие леса и извилистая Самарь, еды вдоволь. Кто найдет в этих чащах беглецов? И кто станет там с ними связываться? К тому же, сюда власть Коша не распространялась, а обитателей этих мест со временем стал бояться сам полковник Самарской паланки и его асаулы.

Вольное

По древнему праву убежища преступники организовали свою вольницу, от которой и произошло название села Вольное. Когда же Запорожская Сечь была ликвидирована, надобность в подобном убежище отпала, а саму территорию в 1776 году по указу премьер-майора Троицкого пехотного полка Михаила Фалеева, получившего землю в качестве «ранговой» дачи, заселили пришлыми людьми.
Как говорит предание, в первой четверти 18 века поселился в тех краях атаман Гаркуша с разбойниками. Периодически шайка братчиков грабила проезжавшие мимо обозы или груженные товаром караваны. Пленных через посредников продавали в рабство татарам на невольничьих рынках в Крыму, а добычу делили между собой.
На реке Вольнянке они обустроили запруду, благодаря которой в любое время года были обеспечены рыбой. Однажды братчикам удалось взять двигавшийся на юг и отставший от основных сил разъезд полковника русской армии. Часть солдат в ходе схватки перебили, а остальных взяли в плен. И оказалась среди них полковничья дочка, напросившаяся в путешествие к отцу. Но, как полагали сами братчики, она, пользуясь оказией, ехала к своему служивому суженому в одну из южных крепостей – предположительно, Новосергиевскую, расположенную невдалеке. Дочка была необыкновенной красоты, и на невольничьем рынке за нее можно было бы заломить баснословную цену. Но получилось так, что атаман Гаркуша, до того менявший женщин как перчатки и не ценивший их ни на грамм, влюбился в нее, да так, что потерял и покой, и ум, и атаманскую хватку. И захотелось ему не просто взять ее силой, как он делал не раз, а сделать так, чтобы она тоже влюбилась в него и добровольно отдалась бравому атаману. Поселив девушку в своем прибежище – доме над самой водой, стоявшем на сваях, - стал он осыпать ее награбленными ранее драгоценностями, но пленница оказалась к ним равнодушна. Не раз он гарцевал мимо окон на своем белом коне (других мастей он не признавал), демонстрируя лихость наездника, стрелял из лука и винтовки по мишеням. Но все было напрасно. Девушка тосковала по своему суженому, а в сторону Гаркуши если иной раз и кидала взгляд, то непременно с осуждением.
И тогда атаман пошел на хитрость. Он сказал, что даст ей свободу и даже сопроводит в крепость, если она выполнит ряд условий: вышьет за ночь цветок папоротника на его шейном платке, нанесет свой вензель на его табакерку и пообещает держать в тайне место их обитания. В противном случае ей придется остаться здесь и стать его, атамана, женой, если только она не захочет быть проданной в рабство и стать утешительным призом какого-нибудь мурзы. Условия показались девушке простыми, и она, недолго думая, согласилась – так сильно ей хотелось на волю, прочь от отчаянных и грубых братчиков. Прошел первый день, и она вышила мифический цветок на шейном платке атамана. Прошел другой – и вензель уже красовался на его табакерке. А на третий день повезли ее вместе с несколькими девушками на запруду для купания, а там их окружил и взял в плен гарнизонный отряд. Служивые стали допытываться, кто такие да откуда. На радостях девушка и рассказала, что их пленили разбойники, укрывавшиеся в здешних лесах, и ее отец до сих пор томится в заключении, ожидая свою судьбу. «Где это место, можешь показать?» - спросил солдат. Девушка и повела их прямиком к атаманской хижине. А там солдаты скинули с себя обмундирование, и оказалось, что это были просто переодетые преступники. Выйдя из хижины и скрестив на груди руки, Гаркуша недобро улыбался.
- Не сдержали вы третьего обещания, барышня, - попенял он. – Теперь придется держать четвертое.
Так полковничья дочка стала его женой. Говорят, помог в том и магический обряд с цветком и вензелем, нанесенными на вещи атамана. Так или иначе, вскоре она примкнула к его ремеслу, и многим победам разбойники были обязаны разработанным ею стратегическим планам, которым она научилась от отца. Еще говорят, что после гибели в одном из боев Гаркуши место атамана заняла его невенчаная жена и бесчинствовала до самого разгона Сечи, будучи уже в весьма преклонном возрасте. После чего сгинула неведомо куда.
Любовь РОМАНЧУК, кандидат филологических наук

Метки: городские байки