Загадки Царевой могилы

Как передает далее история, Процюк, добравшись до Криворожья, договорился с хозяином земли, на которой якобы хранился клад: вначале с прежним ее владельцем г. Гельмерсоном, а затем и с нынешним - О. Лихманом. После чего в мае приступил к раскопкам.

курган
Он копал от кургана в самых разных направлениях, сверяясь с переданной ему картой, но ни погреба, ни даже ответвления с атаманским котлом так и не нашел. Вместо золота и драгоценностей ему попадались лишь битые горшки, кости, а иногда скелеты.
Вскоре, в точном соответствии со сценарием «12 стульев», у него появились и конкуренты. Некто Г. Васильев однажды подслушал, как Процюк рассказывает о миллионном кладе
И. Лихману, уговаривая его продлить аренду земли, и решил в свою очередь самостоятельно попытать счастья. Он влез в доверие к землевладельцу и убедил того разрешить за определенные проценты копать и ему, местному жителю, поскольку неизвестно, что именно пришлый копатель сделает с кладом. Лихман в конце концов дал на то свое согласие. Процюк копал с одной стороны кургана, а Васильев по ночам – с другой. Но результат у обоих был одинаковым – нулевым.
Судьба копателей осталась неизвестной. Вернулся ли Процюк в Вознесенск к привычному образу жизни или навсегда осел в Кривом Роге, не имея сил расстаться с мечтой? Или же погиб, сунувшись однажды в курган «Царева могила» и будучи завален обвалившейся землей? Либо был убит, сцепившись со своим конкурентом в одной из вырытых ими траншей? Никто этого не знает.
Однако существовала и другая легенда, о которой мне поведала старенькая библиотекарша из санатория «Куяльник».
Согласно ей, отец Процюка, торговавший в свое время тканями и камнями, сильно перешел дорогу своему сопернику: он не только увел его девушку, но еще практически и разорил последнего. И тот затаил на него жгучую обиду. А со временем, зная о пристрастии своего врага к историческим древностям, придумал план мести. Через подставных лиц он состряпал стопку старинных документов, включающих план зарытых сокровищ, поддельные грамоты с обозначением примет тайника и текст завещания.
Такая практика в былые времена была довольно распространенной, и сведущие люди делали на этом состояние. Текст писался на пожелтевшей ломкой бумаге, дабы придать ей старинный вид, иногда на медных пластинах или даже камне. И, соответственно, составлялся архаичным языком, для чего нанимались лингвисты. Затраты стоили того. Ибо за такую находку кладоискатель порой готов был выложить не одну тысячу рублей.
На эту удочку попадались и вполне здравомыслящие люди. Не смог, видимо, устоять против соблазна и отец Процюка. Как именно он обнаружил в сундуке старинное завещание, кто и каким образом его туда подложил, предание умалчивает. Говорили, что торговец с тех пор все свои помыслы направил на поиск сокровища, забросив свой доходный бизнес (что и нужно было мстителю), а затем передал тягу к кладоискательству своему сыну.
Но это лишь одна из версий. Вполне возможно и другое: что криворожские сокровища в самом деле существуют и только ждут своего часа. Ведь существует поверье, что клады открываются лишь в четвертом или пятом поколении после того, как были зарыты. И то при соблюдении ряда заложенных в них условий.
Так что не исключено, что предки вознесенского копателя ищут их до сих пор.
Попытки отыскать сокровища предпринимались и другими людьми. Как повествует предание, весной 1898 года Лихман в компании с криворожцами Карпом Проходой и Федором Саенком заручились советами шептуньи Пелагеи Войтовой, которая, поколдовав над различными смесями и заглянув в несколько зеркал, заверила их, что клад в самом деле есть, но особый. По ее указанию они принялись за раскопку маленького кургана, расположенного вблизи Царевой могилы. Прокопали вглубь до трех сажен (около семи метров), ничего не нашли и работу бросили. По словам Пелагеи, неудача объяснялась тем, что копатели не выполнили рекомендованного ею обряда, и теперь клад ушел в глубину.
Последующие знахари, к которым не раз обращались сведущие люди, продолжали уверять, что несметный клад существует, только лежит вовсе не там, где копали Процюк, Васильев и Лихман. А где именно – до поры до времени будет покрыто завесой тайны.

Любовь РОМАНЧУК, кандидат филологических  наук

Метки: городские байки
Loading...
Loading...