Возвращение Боцмана — 3

Окончание. Начало в номере от 5 октября

Извилистое русло Мокрой Суры порой достигает каменной платформы, через трещины которой  в нее могут попадать пришлые животные виды и даже нечисть

Извилистое русло Мокрой Суры порой достигает каменной платформы, через трещины которой
в нее могут попадать пришлые животные виды и даже нечисть

Нежданные гости
- Короче, сошлись мы (трое друзей) в 1994 году в Сурско-Литовском, как в море корабли, - продолжает свою повесть Николай Валерьевич. - А тут еще один сюрприз – подхожу к калитке, где уже Сашко меня встречает, а тут откуда ни возьмись – Аленка (16-летняя дочка его бывшей сожительницы Светланы Коломб. – Авт.). Вот совпадение. Как в плохом мексиканском или бразильско-индийском сериале. Такого я не ждал, проглоти меня акула. Аленка оказалась племянницей жены Сашкиного брата-кузена, и Ванькиного кума, который служил в «пожарке»! Я так и осел (хорошо, во дворе какая-то колода стояла). Сашок тоже рот раскрыл от такого дива дивного.
И тут началась кутерьма. Сашкин брат обрадовался, позвал Танечку (его жену и Аленкину тетю), чтобы несла сулию гостям. Та вышла, заулыбалась, но по глазам вижу – не особенно рада. Видно, ей уже и Сашок в тягость, а тут еще один гостенек прилетел нежданно-негаданно. Ну я ей пару комплиментов отпустил, что в голову пришли, - немного оттаяла. Накрыли на стол (благо, было тепло – конец мая или июнь). Снедь разная – в основном всё со своего огорода – молодая картошка, в молоке сваренная да с зеленым укропчиком, вареники с творогом и сметаной, огурчики с грядки и малосольные и прочее. В общем, закуски много. Да еще сальцо, мясцо, колбаска домашняя. Ну и сулия – «четверть» с чамбером. Для дам – красненькое.

Луноходы и канарейки
- Вспоминаю анекдот той эпохи, - улыбается Николай Черепанов. - В парфюмерный магазин заходит «рожа» небритая, дает деньги и говорит продавщице: «Два «тройняка» и один «Бузок». Продавщица: «Хм, берите уже три «тройных». «А мы с дамой», - ответ.
Даже в 1994-95 годы наблюдались отголоски проведенной Горбачевым антиалкогольной кампании – сухое и марочное вина напрочь исчезли, вместо них продавали якобы крымское бочковое вино и в пакетах (порошковое). А водку хлестали в основном контрафакт и фальсификат – «Пшеничная», «Распутин», «Гетьман» и т.п. Для особо невзыскательной публики – винище типа «Бормотуха» и «Бормотель». Сколько душ невинных из-за того было погублено!
Когда в 1999 году Кучма прикрыл вытрезвители, интеллигентная часть «потребляющих» и «идейно пьющих» вздохнула с облегчением, ибо менты на «луноходах» (так прозвали авто «спецмедпомощи») и «канарейках» (ментовские спецавтомобили были желтыми с синими полосами) хватали в основном прилично одетых подвыпивших советских граждан – у них было чем поживиться, а потом, наутро шантажируя их протоколами (которые направлялись по месту работу, а это – увольнение по статье или лишение 13-й зарплаты и премий вообще), вымогали дополнительные «зузы» на «новые ментовские рейтузы» (шутка).

Не судите – и не судимы будете
- Пир удался – и песни пели, а под конец и в пляс пустились под «КВН» домашнего изготовления, - с теплотой вспоминает рассказчик. - Откуда-то деды старые появились (одному под 90, другому – и того больше), которые называли один другого «холуй сталинский» и «отрыжка Бухарина». Видимо, из разных лагерей ребята – один при Сталине сидел, другой – сам сажал (или охранял).
Я недаром всё это рассказываю. Молодые пускай на ус мотают – там, где компании начинаются, там начинается и беспредел. Появляются какие-то «активисты», «жертвы» и «пострадавшие», которые после своей реабилитации начинают мстить этим самым «активистам» и прочей публике, причастной к их мукам. И пошла «карусель» в обратную сторону...
Поэтому и сказано: не судите – и не судимы будете. Господь всем воздаст по заслугам и прегрешениям. А все обиды непрощенные возвращаются бумерангом. Мой мудрый дед (тоже Николай) говаривал мне: «Помни, внучек, Сталин Сталиным, а кто 2,5 миллионов доносов написал? Вот тот-то и оно». А он 8 лет отсидел по 58-й статье (контрреволюционная пропаганда) в 1937-м.

Жмурик полосатый
- Ну а моя баллада завершилась странным происшествием. Утром вся толпа (даже тетя Таня, ее дочки, Аленка и старые деды), слегка «приняв на грудь», выдвинулась на Суру. Благо, далеко от хаты кума идти не пришлось – пересекли огород, вот и бережок, травкой-муравкой поросший. Там тёлка паслась, бока нагуливала перед случкой с быком-производителем. Он на ферме кооперативной под надзором опытных ветеринаров к спариванию готовился. Для этого дела имелся еще один «продуктатор», еще помощней.
Мы с Ванькой сетку поставили метров на 20-25, а Сашок с братом «парашюты» наладили. Раколовок с десяток закинули. Сашко хотел резинки, но кузен отсоветовал. А сами сели с удочками мелочь промыслить для котов и кошек, их у Тани трое, да у Вани две).
Сидим, веселимся, пивко потягиваем, пряники жуем. И вдруг гляжу – Аленка с сестрицами-кузинами бегут (они купались метрах в 20-30 вверх по течению, чтобы в наши «пауки» рыбу нагнать). Сразу ко мне – а я с дедами сидел, былины их слушал. Они дурному не научат, а если чего и сбрешут – не беда, значит, фантазия работает хорошо, а это уже неплохо...
- Дядя Коля! Там жмурика полосатого к камышу прибило! Страшный такой, разбухший и синий, - кричат во всё горло.

Конец Боцмана
- Я братьев свистнул. Деды тоже с нами оправились, - заканчивает Николай Валерьевич. - Глядим – а там такая картина: утопшего течением к камышу прибило. Круглый весь из себя – видимо, газами расперло, давно бултыхается в воде. А на нём... «тельник» флотский напялен. Вот такой «фендебобер». Деды сразу взяли бразды правления в свои руки – «Федор, Сашка, давай жердину! Ваня, Коля, этой палемакой вытолкните его на «течку» - нехай дале плывет. Иначе оно много-много непокоя с собою принесет!».
Так и сделали. Мы с Сашком многозначительно переглянулись. «Финита ля комедия», - проговорил он. Я-то понял, а остальным долго объяснять, что да как. Пускай лучше ничего не знают...

Финал
Аленке я нашел жениха в лице хорошего мальчика, он уже и «армейку» «отбойцарил», и ремесло в руках было – каменщик-штукатур. Без работы такие кадры и тогда не сидели.
Полковнику я хуторок приглядел – три хатынки-развалюшки брошенные. Там три старушки жили-доживали, друг друга на погост провожали. Последняя померла год назад. Наследников не обнаружили. Так что почти «халява». Документы на право владения строениями с прилегающим земельным участком гектаров на пять оформили в сельсовете Сурско-Литовском за литр «огненной воды» и пять лимонов «хохлобаксов» (купонов).
Сашку я более не встречал – где-то копейку зашибает, если жив.
Ванюшка развелся и укатил на родину – в Злобин Полтавской губернии и пропал с горизонта.
Так завершилась история многолетней дружбы и невероятных приключений.

***
О таинственном Боцмане, живом или мертвом, никто больше не слышал. Куда его прибило, нашли ли тело, опознали ли его, или же выходец из потустороннего мира куда-то безвестно канул, - покрыто тайной. Как и то, кем он был, где обитал, откуда являлся людям и куда исчезал. Может, оно и к лучшему – не знать того, что не положено разуму.

В ТЕМУ
Река Мокрая Сура, правый приток Днепра, с давних времен считалась как священной, так и загадочной. По одним версиям, ее название означает «солнце», по другим – жертвоприносимый напиток, о котором упоминал еще летописец Нестор в «Повести временных лет» («Пьют суру во славу богов наших»), а по третьим – палец, который указывает, в каком направлении нужно двигаться. Хотя на палец она похожа меньше всего: русло ее настолько извилистое, что, говорят, даже рыба там плутает.
Считается, что в глубину это русло, промывая мягкие породы дна, порой достигает каменной платформы. Через подземные протоки и трещины этой платформы в Суру и попадают иной раз нездешние рыбы и прочая живность, не свойственная этому региону. В том числе, возможно, и нечисть.

Метки: мистика, река Мокрая Сура
Loading...
Loading...