Водяная кара

поместье-Синельникова
В Преображенском соборе хранится старинный крест-мощевик, возле которого исправно совершаются молебны о здравии. А среди сокрытого в нем сонма реликвий значатся частицы мощей первоверховных апостолов Петра и Павла, первомученицы Феклы, священномученика Игнатия Богоносца, великомученика и целителя Пантелеймона, мученицы Ефимии Всехвальной, святителя Митрофана, епископа Воронежского, мученика Меркурия, преподобного мученика Акакия.
Как гласит предание, мощевик этот был преподнесен в дар соборному храму (будущему Преображенскому собору) императрицей Екатериной II и ее фаворитом, князем Григорием Потемкиным. И связан с такой малоизвестной легендой.

В имении Синельниковых на правом берегу Днепра, над порогом Ненасытец, до самой революции простоял дворец. Его возвели в 1787 году на казенный счет как временное пристанище для отправившейся на юг Екатерины. Впоследствии дорожный дворец вместе с парком был подарен екатеринославскому губернатору, генералу Ивану Максимовичу Синельникову за оказанное царице и ее свите гостеприимство. Временная, но помпезная постройка с мощной колоннадой у входа оказалась на удивление прочной. Последней хозяйкой этого дома, не пережившего революционные времена, стала  правнучка губернатора Вера Малама.
В этом дворце Екатерина с многочисленной свитой остановилась в мае 1787 года после символической закладки Преображенского собора. После обильного обеда гости вышли на террасу, любуясь переправой через Ненасытец царских судов. Между австрийским императором, французским послом в России Луи Сегюром и царицей разгорелся спор, суть которого Сегюр в конце жизни передал в своих мемуарах «Записки о пребывании в России». Император Иосиф, облокотившись о балюстраду, насмешливо уверял, что в этом диком крае никогда не может быть построен ни город, ни, тем более, собор. Екатерина возражала:   его величество может считать, что собор уже стоит на холме, и первая икона отправлена в его ризницу.

Она щелкнула пальцами, и придворные засуетились. Но поскольку царские суда со всем скарбом уже отбыли, ничего подходящего они не нашли. В отчаянии обратились к толпившимся на берегу лоцманам, руководившим переправой (их атаман Полторацкий накануне был удостоен за удачный сплав дворянского звания и земельного надела). Лоцманы вспомнили, что месяц назад они переправляли через пороги одного купца, нагруженного всяким добром, с которым он ни за что не хотел разлучаться, отклонив предложение кормчих ради безопасности проследовать берегом. Он сильно суетился, подгонял лоцманов, не давая им возможности рассчитать время переправы. В результате спешки  лодка попала в бурун, налетела на скалу и разбилась. Купец утонул, а на другой день к берегу прибило его добро. Среди находившихся там вещей с удивлением обнаружили дорогую церковную утварь и старинный мощевик. Вскоре выяснилось, что это был вор, обкрадывавший монастыри и набожных прихожан, который двигался в Херсон, чтобы сбыть награбленное. Кара за святотатство оказалась скорой. А орудием ее выступил Днепр, считавшийся в старые времена очистительной границей между миром живых и миром мертвых.
- Несите, - велела царица, дослушав рассказ.

А когда мощевик, лицевая сторона которого изображала стоящих около креста со сложенными ладонями Спасителя и Богородицу, доставили ей, изрекла:
- Вот, сии мощи сама стихия вынесла на этот берег. Не это ли знак свыше? Так тому и быть.
И распорядилась отправить крест Потемкину для водворения его в будущем соборе в назидание  подданным.

Любовь РОМАНЧУК, кандидат    филологических наук

Loading...
Loading...