Видение преисподней

Со средних веков до нас дошли так именуемые "видения", в которых люди самых разных рангов и сословий (от высокопоставленных особ, героев или простых смертных) описывали, как они спускаются в загробное царство и что там видят. Снились ли эти видения им, являлись ли в религиозным экстазе, выдумывались, чтобы прославить имя сочинителя, или это плод коллективного гипноза, мы уже не узнаем. Скорее всего, работало всё вместе.

Спуск в ад

Именно оттуда, с пропахших запахом тлена и пропитанных верой в чудо и обратимость смертных процессов средневековых времён, тянется обычай поминать умерших, не говорить о них плохо, ухаживать за могилами, приносить на кладбище еду и питьё, а в поминальные дни ставить на стол пустой стакан и тарелку для отбывшего в мир иной. При желании можно было с ними и пообщаться, а постоянными молитвами улучшать положение упокоившихся (в большинстве своём, по мнению средневековых людей, пребывающих в аду).

Василиса Никитовна в мае этого года спустилась в ад

Василиса Никитовна в мае этого года спустилась в ад

Наконец, возможно было и свидеться с ними воочию, отправившись в загробный мир (или вызвав их дух в мир живых во время специальных сеансов, которые в наши дни называют спиритическими, а в XIX веке - столоверчением). Одних приглашали к себе умершие родственники, других заманивали в ад демоны, третьи погружались в подземный мир в своих видениях, четвёртые попадали в мир скорби случайно, заплутав на дорогах, а пятые  (подобно чернокнижникам) намеренно искали путь в иной мир, рассчитывая на помощь потусторонних сил в своих черных делах.

Свидетельства визионёров, побывавших на том свете во сне, коме или же во время неких озарений, запечатлены в многочисленных "примерах" или "хождениях по мукам".

Если раньше разрешения посетить мир мёртвых удостаивались герои, причём на определённых условиях (Геракл, Тесей, Одиссей, Орфей, Эней, Данте, наконец, Иисус и апостол Павел), то в средние века туда мог попасть каждый (во сне или же в своих видениях). Проблема состояла лишь в том, как достойным образом понять и описать увиденное. Так, как это сделали рыцарь Тнугдал, Данте или же мистики Сведенборг и Даниил Андреев, не удалось больше никому.

После XVIII века число визитов в мир мертвых стало сходить на нет, пока и вовсе не иссякло. Одни из последних видений посетили в середине ХХ века Даниила Андреева и были оформлены им в книге "Роза мира". Тем более удивительно, что аналогичный спуск в инфернальный мир неожиданно пришлось пережить в мае этого года нашей землячке, Василисе Никитовне Буцир, в возрасте 55 лет. Ей и дадим слово.

Ловцы душ

"В тот день я легла спать как обычно, около полуночи, - рассказала Василиса Никитовна.-  Ничего плохого по телевизору, по моим любимым каналам, не показывали: к тому же, вот уже три года как я вообще не смотрю новостных программ, чтобы не портить себе настроение - ведь повлиять на события все равно нет никакой возможности. С родными тоже не ссорилась. Поэтому внешних причин для кошмара не было. И тем не менее, он приснился. Тот ужас, который пришел ко мне той ночью - как говорится, ни с того, ни с сего - не забуду до конца дней. Вообще, как правило, я сплю крепко и до самого утра. Бессонницей не страдаю. Но в ту ночь проснулась затемно, причем без дыхания. Только спустя минуту заставила себя сделать вдох. И вся привидевшаяся мне картина тотчас предстала перед моими глазами во всех подробностях. Я точно знала, что это был не обычный сон. Такое не могло просто так присниться, ведь, как уверяют ученые, нам снятся те впечатления и образы, которые мы получили днем, только в фантастических комбинациях, в которых их обрабатывает и переваривает подсознание, прежде чем разложить по полочкам. А тут…

Прежде в его, во сне я сразу поняла, что умерла, и это было неприятно, хотя и не страшно. Тела не было - только вытянутый веретенообразный сгусток ярко-красного цвета. Подобных сгустков вокруг было много. Они хаотично перемещались, заполняя все пространство. Я тоже пыталась занять свое место, не понимая еще, по какому закону они все движутся. И, главное, зачем? Мелькнула мысль, что мертвые должны покоиться, и, значит, их сознания (души) тоже. Но там, куда я попала, покоя не было. И спустя несколько мгновений (или часов?) пришло осознание, почему. За сгустками охотились. Это был еще не ад или некое место постоянного пребывания, а нечто вроде предбанника, распределителя, в котором предстояло выживать, отстаивая свое право на бытие, пусть и в потустороннем мире.

Ловцы душ имели различные облики. Одни из них представляли собой прозрачных длинных (до двух метров) червей, только твердых и с остро иззубренным подбрюшьем. Что-то в виде вытянутой пилочки. Их сложно было заметить из-за их прозрачности, поэтому это были самые опасные ловцы. Проникая в сгустки (духовные сущности) сверху, они рассекали их на мелкие части, и те прекращали свое существование. От нескольких такого рода ловцов мне с трудом удалось увернуться (одного из них я в последний момент буквально вытянула из своего подобия ротового отверстия, наяву ощутив жгучую боль в горле), а пару соседних сущностей даже удалось спасти от остро наточенных бесчисленных зубов.

Другие ловцы имели вид черных сгустков, молниеносно перемещавшихся вдоль поверхности громадными прыжками. Отлавливая сущности, они поглощали их, втягивая в себя, подобно змеям. Я слышала, как безмолвно кричали поглощаемые, видела муку напрасно извивающихся и тающих в невидимой пасти оболочек.

А третьи ловцы представляли собой вылезающих снизу то в одном, то в другом месте гигантских слизняков, хватающих зазевавшихся и утягивавших их вниз, в свои неведомые темные норы.
Таким образом, опасность исходила со всех сторон: от прозрачных зубатых червей сверху, от черных сгустков - в поверхностном слое, и от слизняков - снизу. От них и увертывались без конца перемещавшиеся ярко-красные сгустки - сознания умерших людей.

Баховская фуга

На какое-то время охота прекращалась, чтобы дать возможность попавшим сюда передохнуть, а затем звучал сигнал, и она возобновлялась. Потом я поняла, что каждому слышалась своя мелодия, с которой было связано определенное неприятное впечатление. Лично для меня звучал отрывок из фуги Баха ре-минор №565.

Когда я училась в музыкальной школе, эта многоголосая фуга стала для меня сущим кошмаром. Никак не получалось передать полифонию, а во время исполнения интермедии (средней части) пальцы непременно спотыкались, как пьяные. Однажды, когда я разучивала фугу на пианино в музыкальном классе, с гулким звоном лопнула струна (что случается крайне редко), заставив меня испуганно подскочить, и клавиша, потеряв связь с инструментом, выскочила из клавиатуры, прищемив мне палец. Он потом сильно распух, и концерт пришлось пропустить. Из-за этого случая у меня возник патологический страх перед исполнением любых произведений Баха: казалось, вот-вот вылетит клавиша и сделает меня калекой или заикой. Страх мешал погрузиться в произведение, я играла с напряжением, скованно, и в конце концов Баха из моего репертуара пришлось убрать. И вот он звучал снова. На этот раз в аду.
Страшно было так, что не передать словами. Вместе с другими я металась из стороны в сторону, выискивая укромные места, куда можно было бы заползти и там пережить очередной этап охоты. Но ни одно из укрытий не было стопроцентным, ловцы раскрывали их, и тогда приходилось искать другие. Я понимала, что это не может длиться долго, и однажды кто-нибудь из монстров доберется до моей сущности прежде, чем перед ней откроются ведущие в иной мир врата.
Видимо, средневековые люди не зря верили, что большинство попадет в ад, так как у каждого есть свои грехи".

"Я почувствовала, что в самом деле умерла"

И это в самом деле так. По оценке лифляндского апостола, францисканца Бертольда Регенсбургского (XIII в.), немецкого проповедника периода "Междуцарствия" и одного из самых оригинальных умов своего времени, которого современники сравнивали с пророком Илией, отношение осуждённых на ад к спасённым составляет пропорцию 100 000:1. Сто тысяч к одному! Практически все попадали в преисподнюю.

Но продолжим рассказ Василисы Никитовны, который мы временно прервали.

- Собрав всю силу воли, я сумела заставить себя проснуться в тот момент, когда прозрачная пилка червя вошла в мою энергетическую плоть, чтобы рассечь ее, а к нижней части прилепился вынырнувший из недр слизняк. Я проснулась без дыхания, и, казалось, оно мне больше не нужно. Я почувствовала, что как бы в самом деле умерла. Не знаю, сколько времени я провела бездыханной. А потом приказала себе: "Дыши, черт тебя дери! давай, пробуй" и осторожно и медленно сделала вдох. Пошло. Потом ощупала горло - не разорвано ли. И зашлась в кашле, словно часть червя осталась внутри, вытянутая из моего сна, и я пытаюсь ее отхаркнуть. А когда наконец успокоилась, то задумалась над тем, не приоткрылось ли мне то, что ждет нас после смерти: не покой, как принято считать, а та же борьба за выживание, только еще более жестокая и безнадежная? Вечный бой, вечная охота. А что будет потом, после этого, опять никому неизвестно. Ловцы же - это, возможно, наши собственные грехи, которые точат нас изо дня в день, и которым мы сами придаем сил, растим их и лелеем, чтобы по ту сторону жизни они терзали наши сущности, раздирая их на части.
Знаю точно: мой сон был не обычным сновидением, которое забывается в первые же минуты пробуждения. Это было именно видение, врезавшееся в память на всю жизнь. Возможно, предупреждение о том, что с собственными демонами (грехами) надо бороться при жизни, чтобы они не сожрали твою душу после смерти.

Любовь РОМАНЧУК

Loading...
Loading...