В ловушке времени

Кто бывал в пионерских лагерях, знают, как заманчиво вечернее время, когда ребята укладываются спать, а за окном звездная ночь. Самая пора для разных ужастиков и пересказа страшных случаев, которые все слушают с замиранием сердца. Про гроб на колесиках, черную руку, кровавое пятно на стене, трупоедов на кладбище и прочие. Не менее благодатным местом для такого рода историй является и больница, где люди, отрезанные от привычных благ цивилизации в виде телевизора, компьютера или, на худой конец, радио, вынужденно находятся в закрытом помещении, и им ничего не остается, как вспоминать любопытные происшествия, чтобы как-то скоротать время и разбавить больничный быт каким-никаким разнообразием. Именно там я в минувшем месяце собрала несколько наиболее ярких историй, имеющих отношение к неизведанному. Часть была опубликована в предыдущих номерах.

Вредный водитель

Ирина Родничная ради спасения своей жизни несколько раз останавливала время

Ирина Родничная ради спасения своей жизни несколько раз останавливала время

Ирина Родничная, лежавшая в больнице третью неделю из-за осложнений после операции, но уже идущая на поправку, во время наших лечебных прогулок по двору вспомнила такой случай.

В середине 80-х годов минувшего века она училась на физическом факультете, что располагался в третьем корпусе ДГУ на пр. Карла Маркса (ныне – Дмитрия Яворницкого). Домой возвращалась обычно на четвертом маршруте троллейбуса, спускаясь к остановке на улице Дзержинского (ныне – Вернадского). Дело было зимой. В тот год стояли сильные морозы, а выпавший за сутки снег не успевали убирать снегоочистительные машины и дворники.

- И вот после занятий я, как обычно, спускаюсь к остановке, - рассказывает Ирина. – «Четверка» и тогда еще ходила редко (хотя чаще, чем нынче), и порой, не выдерживая ожидания, я спускалась к Баррикадной, чтобы быть в движении и не замерзнуть. Там можно было сесть и на «единичку». Но спуск в те дни был очень скользким, и потому хотелось все же дождаться транспорта наверху. Выхожу к перекрестку и не верю своим глазам: к остановке как раз подруливает родной троллейбус. Подхватываюсь и что было сил бегу, невзирая на мчавшиеся по дороге машины. В тот день, помимо мороза, был еще и сильный ветер, и я понимала, что если не успею сесть, то наверняка заболею. Я уже чувствовала себя нехорошо. Троллейбус стоит, словно заманивая, а я со всех ног мчусь к нему. Всё, успела. На остановке громоздился большой сугроб, и пришлось преодолевать его, чтобы добраться до входа. Но только я коснулась рукой двери, как она перед самым носом с грохотом захлопнулась (хорошо хоть руку не защемило), и троллейбус тронулся. Я еще успела разглядеть водителя – это была женщина. Если бы она не ждала меня, бегущую по скользкой дороге на всех парах, а поехала сразу, то я бы ее поняла – она не обязана ради кого-то нарушать расписание движения. Но в том, что она дождалась пассажира и лишь потом захлопнула двери, виделось издевательство и даже садизм. Есть такие вредные водители. Но дело не в них.

Под днищем

- Когда троллейбус тронулся, причем сразу набрав скорость, я по инерции (к тому же, съезжала с сугроба) продолжила движение, - рассказывает далее пациентка. - Для рук и туловища преградой оказался корпус, но для ног преград не было. И они автоматически ушли под днище, затянув за собой и половину туловища, оказавшегося между передними и задними колесами. Время пошло на секунды. Я видела, как приближаются задние колеса, которые по логике должны были переехать меня надвое. Мышление работало, как компьютер, мгновенно перебрав несколько вариантов: вытащить ноги обратно (но этому мешал сугроб за спиной), сжаться в комок и затаиться под дном в ожидании, пока троллейбус не проедет мимо (но и это, как я поняла тут же, было иллюзией: низкая усадка задней части зацепила бы меня, протащила по дороге и расплющила) и, наконец, выбраться из-под днища с другой стороны, ногами вперед. Последний вариант казался единственно возможным, но его выполнению мешала скорость троллейбуса.

Я четко осознавала, что никак не успею за доли секунды вытолкать себя, лежа на спине, на другую сторону. Оставался один выход – замереть и принять свое исчезновение. И я замерла. А вместе со мной замер весь мир. Так мне показалось. По крайней мере, неумолимо надвигавшиеся на меня колеса неожиданно остановились. Не став анализировать причину этой остановки и полагаться на то, что сейчас водитель, осознав, что делает, выйдет наружу и поможет мне выбраться, я задом наперед стала продвигаться к противоположной стороне троллейбуса, пока не оказалась за его пределами. Едва я выкатилась на мостовую, как резкий поток воздуха сбил меня, едва не потащив за собой, – это, как оказалось, троллейбус на большой скорости пронесся мимо и вскоре скрылся за поворотом.

Я – призрак?

Далеко не каждому дано вплотную взглянуть в лицо смерти и не отвести взгляд. Поэтому неудивительно, что Ирина в ошеломлении продолжала стоять на проезжей части, пока ее не окликнули:

- Девушка, вы живы?

Она осторожно оглядела свое тело – ноги на месте, крови нет, и тело не светится, как у призрака, - значит, жива. В ответ она кивнула.

Дальнейший разговор напоминал беседу сумасшедших.

- Господи, как же вас это угораздило? – стоявшая на тротуаре женщина все еще не могла найти в себе сил приблизиться к пострадавшей. – Вы же попали под колеса – и живая?

- Я успела выбраться до того, как зловредная тетка за рулем меня переехала, – попыталась объяснить Ирина.

- Но ведь она и переехала…

- Как видно, не успела.

- Но я же ясно видела, как вы соскользнули под колеса, и в следующий миг они проехались по этому месту. То есть, по вам, извините. Гляжу – а вы уже с другой стороны. Или это фокус?

- Вы не верите, что я живая? – девушка уже приходила в себя, и ее начал разбирать нервный смех. – Тогда, выходит, я призрак?

Вместо ответа женщина испуганно попятилась, а затем, развернувшись, быстрым шагом зашагала к проспекту. Ждать следующей «четверки» желания не было, и избежавшая смерти (или воскресшая?) пошла вслед за ней.

И только дома наконец пришла реакция на испытанный шок. До утра все тело трясло и колотило, а сон никак не приходил. Матери, само собой, она ничего не рассказала о происшедшем, и та думала, что у дочери очередная любовная лихорадка.

- Я, кстати, до сих пор никогда не езжу этим маршрутам, - призналась Ирина, - так же, как никогда не бегу к стоящему на остановке транспорту. Урок не прошел даром.

Больница – самое благодатное место для пересказа таинственных и мистических историй

Больница – самое благодатное место для пересказа таинственных и мистических историй

Стоп-кадр

А объяснение неожиданному спасению она нашла совсем недавно, прочитав статью парапсихолога. По его мнению, в минуты стресса и сильной опасности человеческий мозг обладает свойством замедлять, а то и останавливать время, чтобы получить реванш в скорости принятия решений. Такие примеры встречались в истории. Причем, чем более мозг развит, тем сильнее у него развита эта способность. Нечто подобное, по всей видимости, произошло, когда Ирину затянуло под троллейбус, и она должна была погибнуть страшной смертью. Нечеловеческим усилием воли она сделала единственно возможное: остановила время, и пока троллейбус стоял (для нее), спокойно выползла из-под днища.

Правда, слушатели ее истории предложили другое объяснение: якобы быстрота ее реакции и движения в минуту крайней опасности резко увеличились. Но его разбили аргументы самой Ирины.

- Попробуйте лечь на спину и ползти ногами вперед, - предложила она сомневавшимся, - а я засеку скорость. Добавьте к этому гололедицу, зимнюю одежду, низкую посадку днища, не позволявшую приподниматься… Конечно, в конце концов вы проползете это расстояние, но троллейбус десять раз успеет вас переехать. А я ясно видела, что колеса остановились. И особенно не спешила, ожидая, что вот-вот подойдет водитель.

***
Аналогичное ощущение, по словам Ирины, она испытала еще раз, когда спустя пять лет отдыхала с мужем в Гурзуфе. Был небольшой шторм, балла два, и они купались в море, как вдруг пошли большие волны, одна за другой, не позволяя купальщикам выбраться на берег. Каждый раз мощный откат затягивал их обратно в море. Наконец мужу каким-то чудом удалось справиться с силой волн и обрести под ногами вожделенную сушу, а Ирина продолжала бороться со штормом, пока совсем не обессилела.

Очередной гребень вынес ее совсем близко к берегу, и ей даже удалось зацепиться за вросший в песок валун. Ожидая, пока схлынет откат, она только распрямилась, как увидела надвигавшуюся очередную гигантскую волну, которая грозила разбить ее о дно либо утащить в пучину. Ирина глядела на нее в полном оцепенении, не в силах отвести взгляд, и вдруг осознала, что волна стоит на месте. Она успела удивиться, как такая многотонная масса воды может замереть, но тут же, очнувшись, развернулась и пустилась к берегу со всей скоростью, которую позволяли галечное дно и оставшиеся силы. В тот же миг вода с неописуемым ревом пришла в движение, но мощная волна лишь лизнула ее пятки.

Любовь РОМАНЧУК

Loading...
Loading...